Подготовка к прорыву

Татьяна Асадчая
20 сентября 2004, 00:00
  Сибирь

Состояние дел в отечественном машиностроении меняется вместе с менталитетом промышленников

За последние пять лет промышленное производство в Новосибирске выросло на 30%. Дела у машиностроителей действительно пошли на лад. Началась цепная реакция - одна отрасль дала толчок развитию промышленности в целом. Растут обороты предприятий, увеличивается прибыль, налоговые отчисления в бюджеты.

Об этих тенденциях говорит заместитель генерального директора ОАО "Сиблитмаш", председатель комиссии по бюджету городского Совета депутатов Новосибирска Виктор Вязовых.

- Виктор Александрович, по вашей оценке, ситуация на самом деле столь оптимистична?

- Рост промышленного производства действительно отмечается. Могу об этом судить и как представитель конкретного промышленного предприятия, и как депутат горсовета. Но нужно учитывать, что сначала производство упало до уровня, близкого к нулю. Две трети предприятий стали убыточными. До 2002 года мы просто пытались вернуться к объемам производства конца 1980-х. И все же нельзя отрицать того, что последние два года в отрасли идет динамичное и поступательное развитие. По некоторым параметрам мы превысили данные двадцатилетней давности. Эти процессы происходят сейчас на большинстве машиностроительных предприятий - в промышленности произошли очевидные позитивные перемены. Темпы роста машиностроения за пять лет увеличились в 1,5 раза - это и определило динамику роста промышленности в целом. Прирост экономических показателей в промышленной сфере позволил увеличить налоговую базу. В итоге бюджет города за пять лет вырос в 3,3 раза.

Приведу показатели по "Сиблитмашу". В середине 1980-х годов наш литейный цех выпускал около 1 тыс. тонн чугунного литья в месяц, был период, в начале 1990-х, когда объем упал до 50-60 тонн, сегодня мы вновь практически подошли к цифре 1 тыс. тонн. Но этих показателей мы достигли на другом качественном уровне. Если в прежние времена в литейном цехе работало около 350 человек, то сегодня там занято немногим более 150. Аналогичные данные и по другим производствам. Можно взять достаточно объективный критерий - выработку в нормо-часах на одного работающего. Сегодня она существенно выше аналогичных показателей 1980-х. Это говорит о том, что в промышленности произошли глобальные перемены в системных подходах - каждый сотрудник предприятия стал работать более эффективно.

- Как вы полагаете, процесс возрождения принял необратимый характер?

- Думаю, да. Самые тяжелые времена пришлись на 1997-1998 годы. Как вы помните, относительная стабилизация и экономический рост России в 1999-2000 годах, а затем и после этого периода, были вызваны прежде всего активным импортозамещением на внутреннем рынке после девальвации рубля. У нас появились заказчики, деньги. Процесс оздоровления отрасли, по моим оценкам, длился до 2002 года. После этого динамика машиностроительной отрасли приобрела только положительный характер - ежегодный рост составляет 7-8%. Это свидетельствует о том, что начался процесс реального развития.

- Какие последствия кризиса вы считаете самыми губительными для отрасли?

- Самым неприятным во всей этой эпопее стала утрата социальной привлекательности заводского труда. Конечно, сейчас очень остро стоят проблемы сбыта, инвестиций, но все это преодолимо. Потеря престижности заводского труда привела к более негативным последствиям. У нас катастрофически стареют инженерные кадры - конструкторы, технологи. Разница в квалификации опытных специалистов предпенсионного возраста и молодых выпускников вузов, которых сейчас мало, но которые, надеюсь, все-таки придут к нам, очень велика. Вследствие этого обостряется и проблема инноваций в производстве. Уже сегодня мы испытываем серьезные трудности в создании новых машин. Нам не хватает опытных технических специалистов, способных разрабатывать и внедрять новинки.

- И все же какие конструкторские разработки были внедрены в производство на "Сиблитмаше" в последние годы? На что предприятие делает ставку?

- Одна из самых удачных - линия безопочной формовки, поставленная нами в одну из ближневосточных стран. Этот автомат позволяет каждые 15 секунд получать одну отливку (то есть 240 форм в час). Для сравнения: производительность обычных формовочных линий составляет примерно 60 форм в час, при ручном труде - 15-20. Наш автомат - первая подобная отечественная разработка, прежде такие создавали только на западе, лидером была датская литейная машина Disamatic. К сожалению, на российском рынке наш автомат пока не востребован. В нашей стране в основном пользуются спросом бывшие в употреблении импортные аналоги, продаваемые с колоссальными скидками.

- Кто сегодня является основным потребителем вашей продукции?

- Мы не только сохранили основной профиль - производство литейного оборудования, но и серьезно его расширили в последнее время. Например, нами создана установка импульсной формовки - традиционно форма под литье готовится либо методом встряхивания, либо прессования, мы же используем уплотнение формовочной смеси методом воздушного импульса.

Но у нас появился серьезный конкурент в профильном бизнесе. Сегодня в станкостроении все больше востребовано восстановленное, бывшее в употреблении оборудование как импортного, так и отечественного производства. Базовые детали крупных машин, как правило, остаются неизменными даже в новых моделях. Автомат можно модернизировать, поставив новую гидравлику, современную электронику - и будет практически новая машина, которая стоит на порядок дешевле выпущенной с завода. Я в прошлом году был в Иране - там море оборудования из бывшего Советского Союза. Оно за бесценок скупается местными предпринимателями в странах бывшего СССР, ремонтируется и продается. Распродажа российского оборудования ведется до сих пор. Например, барнаульский завод " Энергомаш", куда " Сиблитмаш" в свое время поставлял формовочные машины, избавляется от литейного производства, распродает оборудование или просто направляет его на металлолом.

В существующих условиях мы вынуждены осваивать новые ниши. К примеру, в этом году мы начали производить продукцию для коксохимического производства. По заказу ОАО "Стальная группа "Мечел" в Челябинск нами поставлена двересъемная машина для работы на коксовой батарее. Это довольно сложное оборудование, которое в прежние времена поставлялось в нашу страну только украинскими и югославскими производителями. Скорее всего, мы будем развивать это направление и создадим несколько других машин для коксовых батарей. Конечно, мы испытываем прессинг со стороны конкурентов, но в нашей стране уже сегодня нет ни одного коксохимического производства, на котором не использовалась бы наша продукция. Более того, несмотря на то, что наш основной конкурент в этой нише - украинское ОАО "Славтяжмаш", два месяца назад нам удалось заключить первый контракт на поставку продукции на Украину.

- Нуждаются ли отечественные машиностроители в поддержке государства? Правительство сейчас рассматривает возможность применения особых таможенных пошлин на ввоз технологического оборудования, мотивируя тем, что в условиях массовых закупок зарубежной техники в отрасль не скоро придут инвестиции. Насколько это действительно необходимо?

- Сегодня большая часть проблем машиностроителей лежит в области налоговой и таможенной политики, а также механизма стимулирования инвестиций. Применение таможенных мер регулирования импорта оборудования некоторые вопросы действительно помогло бы решить. Такими мерами своих производителей поддерживают очень многие государства. Например, до 1996-1997 года мы тесно сотрудничали с Китаем. Потом ввозные таможенные пошлины в этой стране были столь резко увеличены, что мы были вынуждены прекратить поставки в Китай. Вероятно, и в России можно было бы использовать такой способ поддержки наших производителей. Подобные меры используются в качестве господдержки отечественного автомобилестроения. Хотя замечу: те же российские автопроизводители в основном закупают импортное литейное оборудование. "Сиблитмашу", например, не удается установить отношения с ОАО "КамАЗ"и ОАО "АвтоВАЗ".

Но одних таможенных мер поддержки отечественным машиностроителям недостаточно. За границей очень распространена схема так называемых связанных кредитов: банки дают льготные кредиты покупателю с условием, что он приобретет оборудование у конкретного производителя. У нас была ситуация, когда мы выиграли тендер на поставку оборудования в Румынию, но покупатель чуть не отказался от наших поставок, получив предложение от другого производителя, продукция которого была существенно дороже нашей, при этом румынам давался льготный кредит на несколько лет. Реализация подобных форм поддержки возможна лишь на государственном уровне. Нужно совместить интересы производителей, банкиров, выработать правила компенсации банковских потерь. До таких мер поддержки отечественной промышленности мы пока еще не дошли.

- Используете ли вы привлеченные средства для развития предприятия? Есть ли у "Сиблитмаша" опыт получения кредитов?

- До недавнего времени мы не задумывались о развитии предприятия - не до жиру, быть бы живу. Тем не менее наше предприятие кредитуется практически постоянно. Нужно учитывать специфику производства " Сиблитмаша" - мы производим крупное и дорогостоящее оборудование, иногда в единичных экземплярах. Условия каждого контракта разрабатываются индивидуально. Мы берем кредиты для покрытия кассовых разрывов. Сегодня кредитный портфель предприятия немногим превышает 40 млн рублей. Это около 10% годового объема оборота предприятия. Но завод не выбирает кредитный портфель полностью - сейчас освоено около 50% ресурсов от 40 млн. Долгосрочные договоры с банками на открытие кредитных линий позволяют нам не только покрывать кассовые разрывы, но и понемногу инвестировать средства в собственное развитие. Отмечу, что инвестиционное оживление многих промышленных предприятий Новосибирска в последнее время связано преимущественно с использованием собственных ресурсов. Их доля существенно возросла: с 46% в 2000 году до 82% в 2003-м. Безусловно, это говорит об улучшении положения дел в промышленности и высокой мотивации развития производства. На первое место в новом рыночном мышлении производственников сейчас выходит конкурентоспособность продукта. В этом году на кредитные средства мы купили линию для производства тюбингов (элементы радиальных сводов тоннелей) для метрополитенов. Ее монтаж завершится в ближайшее время.

- По итогам первого полугодия 2004 года объемы производства "Сиблитмаша" практически вдвое выше прошлогодних. За счет чего произошел такой рывок?

- Думаю, в основном за счет того, что нам удалось сформировать портфель заказов, который удачно вписался в технологические возможности предприятия. У нас много универсального оборудования, стараемся по максимуму использовать все возможности производства. Нельзя не отметить и внушительный заказ алмазной компании " АЛРОСА" на поставку нестандартных тюбингов, из которых выкладываются своды алмазодобывающих шахт.

Вряд ли такие темпы будут еще возможны в обозримом будущем. Но полагаю, что прибавлять по 15-20% ежегодно в течение ближайших пяти лет нам по силам.