Курс на глубокую переработку

Согласно Концепции развития лесного комплекса, принятой администрацией Красноярского края в 2003 году, главным ориентиром для лесной промышленности региона должна стать глубокая переработка древесины

Лесные запасы Красноярского края оцениваются более чем в 7 млрд куб. м - это около 14,7% от общероссийских запасов. Свыше половины - древесина промышленного назначения. По оценкам специалистов, без ущерба для окружающей среды в крае можно заготавливать до 50 млн куб. м древесины в год. Объем фактической заготовки в 2003 году составил 9,1 млн куб. м леса.

Доля Красноярского края в российском экспорте леса - 5%. При этом необработанная древесина составляет около 60%, а пиломатериалы, соответственно, около 40%.

А ведь даже простой распил на доски или брус увеличивает цену кубометра вдвое. Глубокая же переработка леса поднимает экспортную стоимость более чем в пять раз.

Если говорить не о продаже леса за границу, а о внутреннем производстве, то цифры таковы: из одного кубометра заготовленной древесины в крае производится товарной продукции на сумму

25,2 доллара, в то время как общероссийский показатель составляет 47,6 доллара. Причина столь нерачительного использования лесных богатств - отсутствие достаточного количества производственных мощностей. Сегодня глубокой переработкой древесины в крае занимаются множество небольших предприятий, которые не могут быстро развиваться из-за нехватки оборотных средств.

Востребованная продукция

Малое предприятие ПК " Марафон-2" располагается в промышленной части Красноярска, на правом берегу Енисея. Двухэтажное здание снаружи ничем не примечательно, но, открыв дверь, сразу понимаешь: здесь работают с деревом и работают на совесть. Полированная лестница, украшенная резьбой, дорогие столы и стулья явно штучного производства - все рассчитано на то, чтобы посетитель с самого начала оценил возможности мастеров предприятия.

"Все это сделано на нашем производстве, - подтверждает директор ПК "Марафон-2" Владимир Пономарев. - Офис оформили сами - пусть все видят, что свое дело мы знаем и любим".

Здесь производят продукцию из дерева на заказ - лестницы, мебель, двери, стеновые деревянные панели и многое другое. Технология производства такова: непосредственно с лесозаготовительных предприятий в Богучанском районе Красноярского края сюда привозят пиленый лес. Доски и брусья отправляются на 3-4 недели в сушильную камеру и только потом поступают в производство.

На предприятии работают всего 25 человек. В основном продукцию здесь делают мелкими сериями. Наладить поточный конвейер сложно: надо плотно заниматься сбытом, следить за рынком. Пока в этом нужды нет. "Так получается, что даже не имея собственного магазина и не выставляя свою продукцию в других торговых точках, мы не испытываем недостатка в покупателях и заказчиках, - утверждает Пономарев. - Недавно, например, поступило предложение поучаствовать в отделке нового зала заседаний краевой администрации. Делаем стулья, стеновые панели. Продукция из дерева всегда пользуется спросом".

Именно уверенность в том, что продукция деревообработки всегда будет востребована, подвигла Владимира Пономарева более 15 лет назад открыть кооператив "Марафон". Тогда он располагался в гараже площадью 110 кв. м по соседству со столярной мастерской. Ее кооператив арендовал по ночам.

"В память о тех временах и осталось прежнее название, - говорит директор. - Когда из нашего гаража мы "выросли" - это было уже в начале 1990-х, - то стали искать новое производственное помещение. Нашли вот это строение, бывший в запустении продовольственный рынок. Я выкупил здание за 200 млн рублей (в ценах того времени). Пришлось собирать сумму буквально по крупицам, занимать у знакомых. Но предприятие получило возможность развиваться".

Общая площадь здания составляет 2 200 кв. м. Производственная - 1 800 кв. м. Но самое главное - есть куда расти дальше. Например, в следующем году деревообработчики планируют пристроить к помещению модуль на 300 кв. м, чтобы появилось место для нового станка.

Оборудование в рассрочку

Деревообрабатывающие станки - главная забота и головная боль директора. Качественная столярная ручная техника стоит от 500 евро, высокоточные промышленные машины - от 30 тыс. евро.

"В прошлом году нами был приобретен деревообрабатывающий центр, - рассказывает Пономарев. - Мы не успели рассчитаться за него вовремя и решили обратиться за кредитом в банк: все-таки немаленькое производство, годовой оборот 10 млн рублей, здание и оборудование тоже стоят немало. Но в банке заставили месяц собирать бумаги, и в конце концов вместо 360 тыс. рублей, которые я просил на два года, выдали только 50 тыс. на три месяца под 30% годовых. Хорошо еще, что на германском предприятии, где был куплен станок, согласились подождать полгода, к тому же без начисления на долг процентов. Вот и получилось, что немцы нас прокредитовали".

Недостаток денежных средств заставляет отказываться порой от выгодных предложений. Так, те же немцы предложили Пономареву приобрести завод по производству домов с использованием особой технологии - из клееного бруса. При этом они готовы взять на себя сбыт этих домов в Германии. Выгода очевидна: производство в Красноярском крае обойдется на порядок дешевле, чем в Европе. "В зависимости от комплектации завод будет стоить от 3 до 5 млн евро, - говорит Владимир Пономарев. - Сейчас ищу инвесторов под этот проект, но даже гарантированный сбыт продукции на экспорт никого не интересует. Куда проще гнать кругляк в Китай - деньги на такие вложения у инвесторов находятся всегда, потому что это быстрая прибыль и никакого риска".

Пока Пономареву сложно строить столь долгосрочные планы. Приходится решать задачи масштабом поменьше. К примеру, ближайшая цель - купить компьютерный деревообрабатывающий центр, который способен в несколько раз повысить производительность труда при производстве мебельных щитов. Дело в том, что столешницы, стенки шкафов, ступени лестниц кажутся цельными лишь на глаз.

Сегодняшняя технология производства позволяет стыковать щиты любого размера из досок, которые затем склеиваются специальным клеем. Но есть одна сложность: рабочий должен тщательно выискивать и убирать пороки древесины - сучки и засмолы, иначе дефект испортит товарный вид получившейся панели. С приобретением нового центра эту непростую и долгую работу сможет выполнять компьютер. Он сам будет находить оптимальный вариант раскроя досок под деталь нужного размера. "Стоимость центра - около 50 тыс. евро, - объясняет Владимир Пономарев. - Но он окупится в течение полутора-двух лет, потому что ускорит нашу работу".

Насколько важен фактор повышения производительности труда за счет сокращения времени обработки деталей, директор предприятия знает по собственному опыту. Как только в прошлом году в строй были введены два деревообрабатывающих центра, объем выработанной продукции увеличился примерно на треть.

Власть и бизнес: редкое единодушие

"Заниматься глубокой переработкой древесины безусловно выгодно, - убежден Пономарев. - Конечно, она требует крупных затрат, сложных технологий, более квалифицированных, нежели в лесозаготовке, кадров. Но ее рентабельность достаточно высока: есть операции, повышающие стоимость продукции почти вдвое, есть менее "ценные". В целом рентабельность нашего производства - около 35%. Так что в перспективе, и в ближайшей, и в отдаленной, доля продукции глубокой переработки в лесной промышленности будет увеличиваться. В том числе и за счет таких предприятий малого бизнеса, как наше. Просто хотелось бы видеть чуть большую помощь и поддержку со стороны властей".

Самое интересное в этой ситуации, что и предприниматель, и власти, казалось бы, мыслят одинаково. На сайте администрации Красноярского края под рубрикой "16 ответов на 16 вопросов о Программе социально-экономического развития Красноярского края до 2010 года" почти дословно изложены мысли Владимира Пономарева: "Можно вывозить лес-кругляк. Это типичный "сырьевой" путь. Худо-бедно, но первичная переработка древесины в крае налажена. Сейчас при изготовлении строительного бруса дерево на 40-60% идет в отвал. Задача - создавать конечный продукт максимально эффективно - может быть выполнена при так называемой глубинной переработке. При использовании новейших немецких станков можно снизить отходы древесины до 20%: берется дерево, распиливается на доски, которые затем склеиваются. Получается клееный брус. Сруб из такого материала стоит около полумиллиона рублей - например, в Казахстане, где сейчас строительный бум. Или в Германии, где такой дом стоит еще дороже, поскольку сделан из природных материалов. И такие технологии у нас в крае есть. Мы можем делать такую продукцию и продавать ее. Но почему-то этого не делаем. А надо".

Да, администрация Красноярского края видит проблему: перспективы создания в крае благоприятных условий для развития деревообрабатывающих производств подробно изложены в Концепции развития лесного комплекса. Но, как это часто бывает, планы у властей - глобальные, заводы намечается строить огромные, а до малого и среднего бизнеса руки пока не доходят.