Фиктивная анонимность

Артем Попов
20 февраля 2006, 00:00
  Сибирь

Огосударствление инфокоммуникационного бизнеса началось. С целью нововведений власти определились, а со средствами ее достижения нет

Очередной правительственный кордебалет на сей раз начался с подачи Министерства информационных технологий и связи РФ. Страсти вокруг новых правил оказания услуг по передаче данных (ППД) разгорелись, как это обычно бывает в России, уже после их принятия. Опубликованные в конце января, они вступят в силу 1 июля 2006 года.

Согласно этому документу, каждый желающий получить доступ в Интернет должен заключить письменный двусторонний договор с провайдером, составленный при предъявлении удостоверения личности.

Нетрудно заметить, что новые правила усложняют доступ во Всемирную паутину для интернет-абонентов, которые используют карты пре-пэйд оплаты для коммутируемого доступа. В Сибири таких едва ли не половина. Кроме того, сомнительное будущее ожидает и коллективные точки доступа: интернет-кафе, хот-споты, демонстрационные зоны.

Повод

Официальный повод, вызвавший изменения правил, смешон до безобразия: силовые структуры при нынешнем раскладе не имеют возможности отождествлять какие-либо действия в Интернете с конкретным физическим лицом. Все интернет-провайдеры в один голос заявляют, что среди их абонентов никакой анонимности нет. Каждый стационарный номер телефона привязан к конкретному адресу и, соответственно, владельцу квартиры. Вычислить злоумышленника в этом случае под силу даже простому пользователю ПК среднего уровня, купившему на радиорынке компакт-диск с копией базы абонентов телефонной сети и адресного стола города. Но, видимо, не нашим спецслужбам.

Более того, подготовленные хакеры без труда смогут обойти и этот новый запрет. Получая доступ в Интернет через свое имя, зловредные действия они смогут осуществлять, подключаясь к прокси-серверам (промежуточным веб-серверам, используемым в качестве посредников между браузером и конечным веб-сервером): в этом случае следы хулигана отыскать не удастся.

«Правила достаточно противоречивы. Налицо прямое несоответствие Гражданскому кодексу, согласно которому для заключения подобных соглашений между клиентом и провайдером предусмотрен договор оферты, а не двусторонний договор», — говорит генеральный директор новосибирской компании «Крафтсвязь» Константин Рафаевич.

Причина

Бурно развивающаяся сфера коммуникаций и связи не могла остаться без внимания государства. Рынку сотовой связи, выросшему сумасшедшими темпами и во многом стихийно, удалось избежать огосударствления. Теперь это независимая система, способная лоббировать свои интересы, четко обозначать рамки и границы влияния на уровне государства. Подчинить такую «машину» невозможно, можно лишь ограничить ее права и компетенцию.

Гораздо проще справиться с еще не до конца сформированным рынком интернет-операторов. Сотни средних и мелких компаний, разбросанных по всей Сибири и не имеющих единого центра, с легкостью поддадутся «укрощению», нужны лишь правильные инструменты. Необходимо укрупнить бизнес в этом секторе, оставить 3–4 крупные компании, внедрив в их состав более мелкие, предварительно позаботившись о том, чтобы контрольный пакет крупных игроков осел в руках государства.

Следствие

Изменения правил добавят провайдерам много хлопот, потребуется заключение договоров с каждым клиентом, изменение структуры учета абонентов. В первое время это отпугнет клиентов, что, без сомнения, приведет к уменьшению сегмента рынка Dial-up (доступ через модем). Для многих мелких компаний убытки будут весьма ощутимы.

Постепенно пользователи начнут искать наиболее приемлемые варианты. В этот момент и определятся лидеры рынка. Очевидно, что преимущество на сибирском рынке получит провайдер «Сибирьтелеком» (контрольный пакет акций принадлежит государственному холдингу «Связьинвест»). А также несколько других крупных провайдеров, способных в силу более широких финансовых, организационных и территориальных возможностей отреагировать на изменения раньше остальных.

Складывается впечатление, что правительство играет с бизнесом и обществом в кошки-мышки, раз за разом принимая драконовские меры. Желание увидеть реакцию масс, а затем подавить возникшие волнения, порой превалирует над необходимостью создания четкой системы организации операторских услуг.

Так, спустя неделю после публикации ППД главный идеолог всех пертурбаций директор Департамента государственной политики в области инфокоммуникаций Мининформсвязи Виталий Слизень заявил, что все волнения беспочвенны, и правила напрямую не касаются граждан. Сама размытость формулировки подтверждает нечеткость этого нормативного документа.

Возможно, это предварительный шаг, своего рода проверка на прочность и лишь начало большой игры.