Китайский выход

Российские предприятия черной металлургии, к которым относятся и ряд сибирских, удержат свои позиции на внутреннем и внешнем рынке, несмотря на начавшуюся в Китае реализацию государственной программы в этой отрасли

План развития черной металлургии в Китае до 2020 года, подготовленный его правительством, опубликован еще летом 2005 года. В нем прописаны принципы, которые сбалансируют производство стали с ее внутренним потреблением. Заданы и новые параметры развития черной металлургии — увеличить выпуск, а за ним и экспорт продукции высокого передела, снизить экспорт энергозатратной продукции — стальных сплавов, чугуна, кокса. Программа затрагивает также вопросы собственности и владения активами китайской отрасли. Например, иностранным компаниям запрещено приобретать контрольные пакеты акций китайских металлургических предприятий. Начнется перегруппировка мощностей металлургических комплексов — внимание инвесторов будет уделено восточным провинциям, расположенным ближе к морским портам. Намечается консолидация отрасли — создание одного–двух государственных холдингов с объемами выпуска более 30 млн тонн стали в год, а также нескольких крупных предприятий с объемами по 10 млн тонн.

Скорость принятия решений в КНР и начало реализации госпрограмм сравнимы с известной всем динамикой китайской экономики — уже в марте этого года началось строительство нового крупного металлургического комбината. Завод построят в одной из восточных провинций за 4 года, по оснащению он будет отвечать современному уровню металлургического производства. Определена его специализация — выпуск стального листа для судостроения, автомобилестроения и других отраслей. Планируемый объем выплавки — 8 млн тонн стали в год.

Особое внимание в Китае этой отрасли со стороны государства вызывает в России вопрос. Обеспечен ли внутренний рынок КНР металлом, и имеет ли Китай шансы стать конкурентом на мировом рынке нашим крупным металлургическим предприятиям-экспортерам — Магнитогорскому, Новолипецкому, Нижнетагильскому или Западно-Сибирскому комбинатам?

Во-первых, под вопросом качество сырьевой базы Китая. По железным рудам она ограничена — как по объемам, так и по качеству. Китайская металлургия, выпуская порядка 350 млн тонн стали в год, то есть фактически 25% мирового производства, работает в основном не на собственной руде, а на завезенной из Австралии, Индии, Бразилии и ЮАР. В 2005 году КНР импортировала 275 млн тонн железной руды, в 2006-м прогнозируется увеличение на 10–11%. Кроме того, Китай ввозит для собственных нужд еще порядка 30 млн тонн стали. «Транспортная компонента не так ощутима в себестоимости производства продукции. Морской транспорт — один из самых дешевых способов доставки руды на место. Гораздо более важная проблема — дефицит электроэнергии для современных металлургических предприятий. Один из выходов — экспорт российского, а точнее сибирского, электричества из энергопрофицитных регионов, например Иркутской области», — говорит заведующий отделом анализа и прогнозирования развития отраслевых системы Института экономики и организации промышленного производства (Новосибирск) Мирон Ягольницер.

Во-вторых, китайская металлургия неоднородна — здесь работают множество средних и мелких компаний, как раз и обеспечивающих внутренний спрос, но по старым технологиям, на доменных печах, а значит китайский металл сам по себе не очень высокого качества. Самое главное и очевидное преимущество — дешевая рабочая сила.

Российская металлургия обеспечена рудной базой гораздо лучше китайской — Лебединское, Стойленское, Ирбинское и Краснокаменское месторождения выработают свой ресурс не ранее чем через 20 лет. В Сибири в ближайшие годы возможно проведение аукционов по ряду крупных железорудных месторождений, один из примеров — Бакчарское в Томской области, запасы которого составляют 110 млрд тонн, хотя качество его руд оценивается специалистами скептически.

В дополнение к устойчивой сырьевой базе относительно стабильные мировые цены на металл, низкие транспортные расходы и, к сожалению, ориентация на экспорт продукции с низким переделом заставляют сибирских металлургов сохранять статус-кво в отношении не очень-то высокого качества продукции. В этом вся загвоздка. Китай действительно способен выплеснуть на рынок излишек металла, что тут же собьет мировые цены на сталь. Но это произойдет не раньше, чем Китай, готовящийся к летним Олимпийским играм 2008 года, организация которых требует увеличения потребления стальных конструкций для возведения олимпийских зданий и сооружений, насытит свой внутренний рынок. А значит, у сибирских предприятий есть шансы успеть реализовать инвестиционные программы модернизации сталеплавильных и сталепрокатных производств.