Тройная фильтрация водки

Стас Соколов
10 апреля 2006, 00:00
  Сибирь

Техническое на первый взгляд решение федеральных властей о переходе к новой системе уплаты акцизов обернулось жестким «прореживанием» производителей алкоголя. Пережить эту болезненную процедуру удастся далеко не всем

Система уплаты акцизов, существовавшая до 1 января 2006 года, использовалась как один из способов борьбы с «водочным сепаратизмом». Каждая бутылка алкоголя, производимая и продаваемая в России, имела две марки. Первая, федеральная, наносилась на бутылку прямо на конвейере. Вторую, региональную, в зависимости от способа реализации клеили на акцизных складах производителя или оптовой компании. Так поступали, чтобы у оптовиков не было оснований отпугивать от своих территорий «чужих» производителей. «Раздвоенный» акциз делал эти меры бессмысленными, поскольку бюджет пополнялся за счет алкоголя, проданного в конкретном субъекте Федерации, вне зависимости от места изготовления.

Новая система предусматривает только одну федеральную марку, наклеиваемую непосредственно на производстве. Рекламируя нововведение, представители налоговых органов в свое время особенно упирали на то, что марка позволит собирать всю информацию о производстве и движении алкогольной продукции в РФ. По идее, это должно устранить путаницу, возникающую при передаче данных из субъекта Федерации на общефедеральный уровень. Недоработки проявились уже на стадии внедрения. Например, было неясно, как быть с импортным алкоголем. Марки старого образца прекратили выдавать импортерам еще в сентябре прошлого года. Но главные сложности у участников алкогольного рынка были еще впереди.

Новогодний подарок

Необычно долгие новогодние каникулы сначала позволили производителям водки продать рекордные объемы своей продукции, а затем обернулись столь же рекордными убытками. Практически все ликеро-водочные заводы (ЛВЗ) остановили производство из-за отсутствия акцизных марок. Объяснения официальных лиц тогда звучали довольно путано. Одни говорили о том, что руководители местных ликеро-водочных заводов сами во всем виноваты, так как не заказали марки вовремя, другие ссылались на временное отсутствие правил выдачи марок. Предприниматели, в свою очередь, сетовали на чиновников, которые ушли со всей страной на двухнедельный отдых, отложив все дела на потом. Размеры потерь, которые понесли производители алкоголя, измеряются десятками и даже сотнями миллионов рублей для каждого из регионов Сибири.

Ситуация начала исправляться только в феврале, когда марки поступили в территориальные управления Федеральной налоговой службы. Впрочем, лихорадило сибирские ЛВЗ еще долго. К примеру, один из крупнейших производителей региона компания «Омсквинпром» еще в марте из-за перебоев с получением федеральных марок оказалась на грани остановки. У предприятия периодически заканчивались марки на те или иные емкости. «На пол-литровые бутылки мы получили марки в начале февраля, а на тару объемом 1 литр и 0,25 литра — только к середине марта, — рассказывает генеральный директор «Омсквинпрома» Андрей Стрелец. — В этот промежуток времени из четырех линий работали только две». Убытки компании составили 70 млн рублей, а в торговых сетях области постепенно начали пустеть прилавки.

«Сейчас завод работает в полную силу, наверстывая упущенное. Акцизные марки получены, продукция отгружается дистрибьюторам и поступает в розничные сети. Ситуация на рынке также стабилизировалась», — говорит Андрей Стрелец.

В начале года, чтобы не замораживать производство, многие предприятия клеили на продукцию марки старого образца. Разрешающий приказ Минфина РФ вышел 17 января. Но неясно, что произойдет с этой продукцией после 1 июля, ведь весь алкоголь со старыми марками к этому сроку должен быть изъят из продажи.

Последнее обстоятельство особенно опечалило магазины, торгующие элитным алкоголем. Некоторые дорогие вина, коньяки и виски могут стоять на полке по несколько лет. Теперь торговцам придется ломать голову: то ли самим выпить с горя, то ли продать раритеты по заниженной цене восторженным винофилам. Очевидно, что ожидать каких-либо поправок к закону относительно очень узкого сегмента элитного алкоголя не стоит. Видимо, в конце июня начнется небывалая распродажа ликеро-водочных изделий.

В списках не значились

Когда ситуация с дефицитом акцизных марок утряслась, стало ясно, что это не единственная и не самая страшная проблема. По новым правилам, целый ряд предприятий региона, скорее всего, не смогут возобновить производство уже никогда. Нет, выпускать минералку и даже слабоалкогольные коктейли им не запретят. Но вот с водкой, похоже, придется завязать.

Главное условие для получения предприятием акцизных марок — отсутствие долгов перед госбюджетом

Дело в том, что с введением новой марки изменился и порядок ее выдачи производителям. Теперь нельзя просто пойти и купить нужное количество этикеток. Каждая серия печатается под заказ для конкретного предприятия. Максимальный срок исполнения заказа, установленный специальным приказом Минфина, — 3 месяца. Чтобы заказать марки, компаниям нужно выполнить целый список условий. Так, минимальный размер уставного капитала для производителей спирта и вина равен 10 млн рублей, а для производства водки и других крепких напитков ценз составляет 50 млн рублей. Но главное ограничение — это отсутствие долгов перед бюджетом. «Предприятиям, которые имеют задолженности, бессмысленно даже подавать заявки на получение марок», — поясняет руководитель отдела контроля в сфере производства и оборота алкогольной и табачной продукции управления ФНС по Новосибирской области Алексей Добрунов.

В результате не одно предприятие сибирского региона оказалось за бортом алкогольного рынка. Из 10 компаний в Новосибирской области новые марки получили только 5. Разумеется, основную часть «отказников» составляют небольшие спиртзаводы и ЛВЗ, которые и без того дышали на ладан. Уход большинства из них с рынка вряд ли будет замечен потребителем.

Былое величие

Среди пострадавших есть и действительно крупные предприятия. Например, новосибирские «Каолви» и ВИНАП. Когда-то они не только занимали большую часть местного рынка, но и активно торговали продукцией за пределами области. ВИНАП в свое время даже собирался наладить экспортные поставки пива в США под специально разработанным брендом Sobol. Но ни этот, ни целый ряд других проектов так и не были реализованы. Обе компании постепенно теряли свои позиции на рынке, уступая их крупным федеральным игрокам и сильным предприятиям из соседних регионов. В итоге к концу прошлого года доля этих производителей на новосибирском рынке сократилась до 10% у ВИНАПа и 5% у «Каолви».

Оба завода из-за долгов перед бюджетом так и не получили новых акцизных марок. Хуже всего в сложившейся ситуации придется «Каолви». В отличие от ВИНАПа, который кроме водки выпускает много безалкогольных напитков и слабоалкогольных коктейлей, для «Каолви» водочное производство — основной бизнес. Кроме того, это предприятие — едва ли не единственный в регионе производитель алкоголя, до сих пор находящийся в государственной собственности. Но если материнская корпорация «Росспиртпром», владеющая контрольным пакетом, в авральном порядке не выделит средства на погашение долгов, то «Каолви» как отдельная структура просто исчезнет с рынка. Уже сегодня в регионе, по словам директора по продажам ПКК «Калибр» (Новосибирск) Владислава Домашенкина, ощущается дефицит продукции этого предприятия. Алкогольных напитков ВИНАПа тоже не хватает. Как отмечает директор по корпоративному управлению группы компаний «Сенсация» (Новосибирск) Александр Агеев: «Дни этого производителя на рынке уже сочтены, компания близка к банкротству».

Темное будущее

Впрочем, даже если компаниям удастся остаться на плаву, в новых условиях усилится торговая экспансия со стороны федеральных игроков. В этом году группа компаний «Русский алкоголь» (Москва) планирует построить в Новосибирске ликеро-водочный завод мощностью до 5 млн дал водки в год. Это почти в 10 раз больше годовых объемов производства «Каолви» и ВИНАПа вместе взятых. Если предположить, что большую часть этой водки планируется продавать за пределами Новосибирска, появление такого мощного конкурента просто не оставит места на рынке более слабым предприятиям.

И дело здесь не в изготовлении и акцизах. Теперь главная задача — пробиться на полки магазинов. Новый закон о регулировании алкогольного рынка предусматривает ужесточение требований к предприятиям розничной торговли: субъект Федерации имеет возможность регулировать количество розничных торговых предприятий. Так, минимальный уставный капитал для желающих торговать спиртным на территории Новосибирской области может быть увеличен до 1 млн рублей. Это неминуемо приведет к сокращению числа мелких операторов и увеличению доли крупных. А попасть на полки в крупную сеть поставщику, не имеющему средств на продвижение своей продукции, гораздо сложнее, нежели занять место на витрине киоска.

Несмотря на все сложности, многие специалисты оценивают произошедшие изменения позитивно. Директор пострадавшего от неразберихи с акцизами «Омсквинпрома» Андрей Стрелец солидарен с ними: «Я считаю закон о государственном регулировании алкогольной отрасли достаточно прогрессивным. В конце концов результаты он принесет положительные — как для государства, так и для крупного бизнеса. Уменьшится количество контрафактной продукции, повысятся налоговые сборы в государственную казну. Нам же будет значительно легче продвигать свою продукцию в европейской части России. Прогрессивной мерой нового закона считаю отмену спиртовых квот. В прошлом году наш завод простаивал потому, что на растущие объемы продаж не хватало квот. Теперь этого не будет».

История с заменой марок заставляет думать о том, что главным побудительным мотивом при проведении этих преобразований стало не столько желание упростить учет товародвижения, сколько стремление легитимными мерами вытеснить с рынка мелкие региональные предприятия. Нововведения на руку прежде всего крупным компаниям федерального уровня.