Немецкая инвестиционная геометрия

На бумаге глобальный инвестиционный и торговый механизм немецкого бизнеса в заданной точке времени можно представить двумя геометрическими фигурами — квадратом, вписанным в круг. Круг — площадь экспансии немецкого бизнеса, квадрат — площадь мировой экономики

Производственные мощности, созданные на деньги немецких предпринимателей, расположены во всех уголках планеты, и практически в любой стране мира, даже самой экзотической, можно встретить немецкие товары — от традиционного пива и зернового хлеба до станков, оборудования, аэробусов и автомобилей. Немецкая экономика традиционно ориентирована на экспорт. Она растет, хотя в последние годы совсем незначительно, в пределах 2–3% в год, в основном благодаря развивающейся внешней торговле и инвестиционной активности — немецкие фирмы налаживают деловые отношения с другими странами путем финансовых вложений в них. Однако процесс инвестирования — это не улица с односторонним движением, например, в Германии уровень прямых иностранных инвестиций перешагнул рубеж в 500 млрд евро. При этом почти 16 млрд евро, вложенных Германией в России, составляют только порядка 6% от всего объема иностранных инвестиций в нашей стране. Германия по этому показателю занимает пятое место после Кипра, Нидерландов, Люксембурга и Великобритании. Это, по мнению генерального директора Восточного комитета немецкой экономики Оливера Вика, свидетельствует о хорошо продуманном, осторожном, динамичном и «здоровом» сотрудничестве, построенном с учетом экономических реалий в России.

«Об агрессивности политики немецких компаний на мировых рынках не может быть и речи. Тот факт, что Германия является мировым лидером по экспорту, свидетельствует как раз об обратном. Если бы партнеры во всем мире рассматривали немецкую политику экспорта и инвестиций как агрессивную, мы бы никогда не смогли занять это почетное место. Весь мир ценит немецкие компании прежде всего за надежность, качество и высокий технический уровень. Немецкие фирмы вкладывают деньги на долгосрочную перспективу», — говорит Вик. В итоговом годовом выпуске журнала «Эксперт-Сибирь» он дает оценку инвестиционной и деловой активности немецкого бизнеса в России и Сибири.

Прежде всего — экспорт

— Господин Вик, имеется ли у германских предпринимателей стратегия в отношении инвестирования в Россию и ведения бизнеса не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в макрорегионах, таких, как Сибирь?

— Интересы немецкой экономики не ограничиваются нефтью или газом. Для нас весьма привлекательно расширение партнерства в промышленности и технологии и в других сферах. В этой связи Восточный комитет немецкой экономики придал импульс сотрудничеству в области энергетики, здравоохранения, бумажной промышленности, транспорта, логистики, сельского хозяйства и облегчил тем самым немецким предпринимателям доступ на российский рынок. Такая заинтересованность имеется и у российской стороны: президент Путин недавно подчеркнул стремление России к сотрудничеству в наукоемких областях и сфере авиации и космонавтики. Германия и Россия настроены на долгосрочное сотрудничество в области информационных технологий и телекоммуникации. Это решено на германско-российской встрече на высшем уровне, которая прошла в марте этого года на ярмарке информационных технологий CeBIT. Интересные проекты намечены в связи с Олимпийскими играми 2014 года в Сочи — вдали от Москвы и Санкт-Петербурга, традиционных мест инвестиций. Немецкая экономика, пользуясь опытом и ноу-хау проведения Чемпионата мира по футболу 2006 года, может внести свой вклад в развитие транспортной инфраструктуры, модернизацию энергоснабжения, строительство и эксплуатацию спортивных объектов и гостиниц. Поэтому Восточный комитет немецкой экономики и организовал в сентябре 2007 года рабочую группу «Сочи-2014» с целью объединить интересы немецких предпринимателей и найти вместе с российскими партнерами возможности реализации совместных проектов.

Конкретные действия при выходе на рынок, естественно, зависят от конкретной продукции, от ее потенциала на российском рынке. В целом экспорт в Россию стоит, конечно, на первом месте. На второе можно поставить создание совместных предприятий с российскими партнерами. В зависимости от потенциала рынка за этим следуют монтаж или создание производства на местах совместно с российскими партнерами или самостоятельно. Последнее предполагает наличие у компании прочного места на российском рынке.

— Какие мотивы у немецких предпринимателей вкладывать в производственные фонды — собственные или на условиях партнерства — на территории России?

— Уже в течение ряда лет мы отмечаем высокие темпы роста экономики при росте реальных доходов населения. И именно растущая покупательская способность населения в будущем превратит Россию в крупный рынок, сделает ее привлекательным местом для промышленности, производящей товары для нужд российского населения и соседних стран. При этом квалифицированные кадры, большие энергетические резервы и гигантские запасы сырья — все это превосходные условия для создания производственной базы на местах. Каждому предпринимателю понятно, что для достижения оптимальных результатов именно эти три условия должны обязательно присутствовать.

Имеются, конечно, и критические факторы, осложняющие усилия наших предпринимателей. Здесь мне в первую очередь хотелось бы сказать о законопроекте № 475488-4 «О мерах по противодействию обороту отдельных видов продукции, произведенной с нарушением требований законодательства Российской Федерации». Сам по себе закон преследует высокие цели. Но в своей нынешний редакции он ставит палки в колеса как российским, так и иностранным фирмам. Документ нуждается в конкретизации, доработке и прежде всего в правовом регулировании переходного процесса. В принципе желательно было бы создать более привлекательный климат для иностранных инвестиций в России. Сюда относится передача создания стоимости от монополистов природных ресурсов среднему бизнесу, дальнейшее открытие рынка и введение международных стандартов безопасности и охраны среды обитания с целью поощрения трансферта науки и технологии. Следует улучшить защиту уже произведенных инвестиций и приравнять права иностранцев к правам местных предпринимателей. Немецкие бизнесмены видят необходимость в реформе бюрократической системы, в «прозрачности» административных решений и в облегчении таможенных процедур.

— Почему германские компании проявляют осторожность в ведении дел в регионах?

— Мне кажется, что основные причины заключаются в громадных расстояниях и в слаборазвитой инфраструктуре. Кроме того, суровый климат ставит человека и технику в тяжкие условия.

— Как у немецких предпринимателей складываются отношения с властями тех регионов, на территории которых намечаются или находятся в стадии реализации инвестиционные проекты, ведь им неоднократно приходилось быть свидетелями забюрократизированности управленческой системы власти?

— Отношения с полномочными представителями президента и с губернаторами складываются превосходно. Фирмам выгодны такие связи, особенно когда речь идет о реализации проектов на местах. Имея такие контакты и надежного партнера на месте, можно объединить интересы участников и ускорить порой тяжеловесную бюрократическую машину. За последние несколько лет здесь уже многое стало лучше. Изменился менталитет, и имеются веские основания для постоянного улучшения рамочных условий, призванных облегчить иностранным инвесторам доступ к рынкам.

Ветер немецких инвестиций

— Почему немецкие компании стремятся работать в основном в сырьевой сфере и плохо действуют в сфере розничной торговли, услуг, финансовом и банковском секторах — ведь здесь есть свободная ниша?

— В таких крупных городах, как Москва и Санкт-Петербург, в настоящее время уже проводятся инвестиции в этой области, и я уверен, что это вскоре будет реализовано и в Сибири. Именно для названных вами отраслей существует, как и прежде, обширное поле деятельности в данном регионе. Положительное развитие сырьевой отрасли вызвало в Сибири настоящий бум, улучшающий сейчас условия жизни населения. Растущая покупательская способность и связанный с этим спрос на услуги и товары превращают Сибирь в привлекательную территорию. Я думаю, что названная вами ниша вскоре будет заполнена.

— Как бы вы описали инвестиционный климат в России? Какие регионы и производства наиболее перспективны для немецких инвестиций и в какие отрасли происходит смещение реального инвестиционного интереса немецких предпринимателей?

— По результатам опроса, проведенного Восточным комитетом немецкой экономики в конце 2007 года, 65 процентов опрошенных заявили об улучшении бизнес-климата в Российской Федерации. Преимуществом России как места инвестирования были названы значительный рост спроса на товары народного потребления, наличие квалифицированных кадров и создание особых экономических зон. Более 83 процентов опрошенных оценивают экономическое положение своей компании как прочное или отличное. Вследствие понижения оценки риска Организации экономического сотрудничества и развития для России с четвертого на третий уровень в конце января 2007 года и вследствие устранения ограничений «гарантий Гермеса» бизнес в России стал привлекательным и для немецких компаний малой и средней руки. Позитивный эффект произвело создание особых экономических зон, что дало дополнительный импульс для инвестиций в отраслях перерабатывающей промышленности и в секторе high-tech. Введение «принципа одного окна», когда все вопросы разрешений и лицензий находятся в ведении одной инстанции федерального уровня, является шагом в верном направлении.

В качестве примера растущего интереса к внутреннему рынку России можно привести такие крупные проекты, как приобретение компанией E.ON доли в размере 70 процентов в энергокомпании ОГК-4 за сумму около 4,1 миллиарда евро, покупку фирмой HeidelbergCement AG бетонного завода под Москвой, организация концерном Jenoptik производства лазерной техники и компонентов в Санкт-Петербурге или же строительство завода под Москвой фирмой Schattdecor AG из Баварии вместе с его поставщиком Schattdecor из Оснабрюка. Кроме того, концерн Volkswagen AG и группа Bosch открыли заводы в Калуге. Концерн по производству древесных материалов Pfleiderer в июле этого года создал производство под Новгородом, а в декабре 2007 года пущено в эксплуатацию газовое месторождение Южно-Русское, в котором участвует концерн BASF AG, имея 25 процентов акций. Как видите, спектр инвестиций в различные области слишком широк, мне кажется, что нельзя выделить какую-либо отдельную отрасль. Так же обстоит дело и с регионами.

— Почему именно эти сферы названы вами? Какие критерии важны для немецких предпринимателей при выборе территорий и отраслей?

— В области автомобилестроения и в смежных отраслях, в энергетике, на рынке здравоохранения, коммунального хозяйства, транспорта и логистики до сих пор имеется неиссякаемый интерес со стороны немецкого бизнеса. Как уже было сказано, Германия рассматривает российскую экономику не только как поставщика нефти и газа, а именно как стратегического партнера во всех технологических и промышленных отраслях.

При выборе региона для немецкого предпринимателя важно знать, насколько стабильны политические рамочные условия, какой инвестиционный климат господствует в регионе, насколько иностранцы и местные бизнесмены пользуются одними и теми же правами и каково состояние инфраструктуры.

К основным рамочным условиям относятся потенциал рабочей силы, уровень подготовки кадров, а также возможность быстрой и простой реализации проектов без бюрократических преград. Инвестору необходимо знать, есть ли уже в регионе фирмы и предприятия той отрасли, куда он собирается вкладывать деньги, и существуют ли конкретные и долгосрочные планы по размещению этой отрасли в том или ином промышленном регионе.

— Достаточно ли нашей стране экономической политики, которую можно назвать политикой «стороны, принимающей инвестиции»?

— Спустя восемь лет после тяжелейшего финансового и валютного кризиса 1998 года Россия выбрала свой экономический путь и претворила в жизнь значительные экономические реформы. Российская политика и экономика продолжают этот путь, страна становится все более открытой для международной конкуренции, и одновременно российские корпорации расширяют свою экономическую деятельность на мировых рынках. Уже сегодня примеров более чем достаточно. Российский концерн «Базовый элемент» недавно приобрел долевое участие в таких фирмах, как Magna, Strabag и Hochtief, компания «Северсталь» приобрела американский концерн Rouge Steel и итальянскую группу Lucchini. Также в Италии холдинг «Евраз Груп» купил сталепроизводителей Palini e Bertoli, «Газпром» заключил альянс с нефтяным и газовым концерном Eni. В области телекоммуникации российская «Альфа-Группа» два года назад вступила в турецкий концерн сотовой связи Turkcell. Долевого участия, наряду с крупными концернами, ищут и предприятия среднего бизнеса, например в Германии. Так, в мае прошлого года косметическая фирма «Калина» из Екатеринбурга совершила покупку фирмы Dr. Scheller AG, а фирма Complex-Oil из Нижнего Новгорода вступила в берлинскую компанию по обслуживанию заправочных станций Tabeg. Российское предприятие по производству рельсовых транспортных средств «Трансмаш» приобрело в прошлом году предприятие Fahrzeugtechnik Dessau AG.

По оценке экспертов компании PricewaterhouseCoopers Berlin, российский бизнес располагает бюджетом в размере 16 миллиардов долларов для инвестиции в долевое участие на территории Германии и Евросоюза. Немецкая экономика приветствует растущий интерес российской стороны к рынку Германии. Если говорить о стратегическом партнерстве, то с точки зрения торговли и инвестиций не должно быть «улиц одностороннего движения». При этом всем должно быть ясно, что бизнес должен следовать устоявшимся правилам игры другой стороны. Сближение России с Европой и растущие связи между ними есть и будут центральным вопросом немецкой экономики.

Точность — вежливость бизнеса

— Что изменится в торговых и инвестиционных возможностях и процессах между нашими странами после вступления России во Всемирную торговую организацию?

— Немецкая экономика — за вступление России в ВТО. Этим будет продолжен процесс интеграции России в мировую экономику и рынок станет более доступным для всех участников. Это уже давно на повестке дня. На членов Всемирной торговой организации сегодня приходится 97 процентов объема мировой торговли, а Россия является единственной индустриальной державой, не входящей в состав этой организации.

Со вступлением в ВТО произойдет дальнейшая интеграция экономики России в мировые рынки. Правила игры, стандарты и нормы, таможенные и иные процедуры будут приведены в соответствие на международном уровне, а российские фирмы выиграют от облегченного доступа к другим рынкам. Одним словом, я ожидаю мощного импульса в торговле — в обоих направлениях, а также повышение объема иностранных вложений в России и рост инвестиций российских компаний за рубежом.

— Что вы думаете вообще об имидже Сибири в Германии среди населения и среди предпринимателей в частности?

— Мы многократно убеждались в том, что этот регион — действительно «великий незнакомец»: нас пугали его географическая отдаленность, бескрайние и безлюдные просторы, холод, его расположение между Европой и Азией и незначительный экономический потенциал. И поэтому приятной неожиданностью для наших предпринимателей стало то, что именно они узнали о большом экономическом потенциале, о положительном развитии таких городов, как Новосибирск, Красноярск, Томск, о богатствах таких регионов, как Тюмень и Ханты-Мансийск. И не в последнюю очередь были впечатлены сердечным гостеприимством и дружественным отношением к Германии. Я лично прочувствовал все это и слышал подобное от многих наших бизнесменов, отважившихся на первые шаги в Сибири. За исключением единиц никто об этом не пожалел.

Восточный комитет немецкой экономики

Основан в 1952 году как коллективный орган ряда главных объединений предпринимательских союзов Германии.

В качестве учредителей Комитета выступают Федеральный союз немецкой промышленности, Федеральный союз немецких банков, Объединенный союз немецких страховщиков, Внешнеторговое объединение немецкой розничной торговли, Центральный союз немецких ремесел. Членами Восточного комитета являются предприятия в Германии, имеющие интересы в России, Белоруссии, на Украине, в странах Юго-Восточной Европы, в Прибалтике, на Кавказе и в Центральной Азии.

Задачи комитета — содействие и стимулирование активности немецких предприятий в деле развития торговли, промышленности, капиталовложений и в сфере услуг. Комитет выступает в качестве влиятельного контактного лица для предприятий и административных органов в этих регионах и в самой Германии.

Председатель Восточного комитета немецкой экономики д-р Клаус Мангольд.

Генеральным директором Восточного комитета является Оливер Вик.