Новый костяк на старых костях

Артем Попов
31 марта 2008, 00:00
  Сибирь

Развитие цифровых интеллектуальных систем видеонаблюдения на фоне нарастания угроз для общества и бизнеса ведет к расширению этого фактически нового сегмента рынка информационных технологий

Вначале февраля на заседании антитеррористической комиссии Омской области принято решение о продолжении реализации комплекса мероприятий по увеличению количества средств видеонаблюдения на улицах и в общественных местах столицы региона, начатых еще в 2006 году.

В 2007 году в городе было установлено 30 систем видеонаблюдения (СВН) в местах максимального скопления людей, большинстве крупных зданий и культурно-досуговых заведений Омска. Стоимость проекта — 4,7 млн рублей.

Благодаря системе Управлению внутренних дел Омской области удалось пресечь 148 преступлений и более 5 тыс. правонарушений. Всего на программу по усилению охраны общественного порядка в области, в которую вошли мероприятия по внедрению современных технических средств видеонаблюдения в местах массового пребывания людей, в региональном бюджете заложено 40 млн рублей до конца 2010 года.

Пока что Омск один из немногих городов Сибири, где разработан, внедрен и реально действует комплекс систем видеонаблюдения. Однако федеральные госструктуры, а также региональные и муниципальные власти, занимающие лидирующие позиции среди потребителей ИТ-решений, все активнее интересуются новым сегментом рынка, вышедшим на качественно новый технический уровень. Например, в Новосибирске в комплексную программу областного ГИБДД «Безопасность дорожного движения» включен пункт, по которому в этом году начнется внедрение системы видеонаблюдения за транспортными потоками, что позволит улучшить ситуацию с аварийностью и помочь в борьбе с нарушителями ПДД. Аналогичные проекты находятся на разных этапах во многих других регионах РФ.

В связи таким активным подъемом рынка СВН (похоже на ситуацию четырехлетней давности с ERP-системами) многие начали обсуждать темы, напрямую никак не связанные с рынком. В частности, активно муссируется проблема опасности возникновения полицейского государства. Участники рынка склонны полагать, что эта проблема раздута.

В недалеком прошлом системы безопасности и видеонаблюдения в рамках одного предприятия всегда были отделены от ИТ-инфраструктуры. В системе наблюдения камеры соединяются кабелем с пультами управления и видеомагнитофонами — это аналоговое оборудование. В информационной системе устройства ввода и вывода коммуницируются каналами передачи данных — это цифровой формат. Разные виды оборудования, разные системы, разные службы, разные методы управления. Переход систем наблюдения на «цифру», который сегодня происходит в современном мире систем безопасности, позволяет объединить все технологические моменты в единый комплекс, тем самым кратно увеличив эффективность и возможности за счет более современных технологий и интеграции в бизнес-процесс компании.

Эх, дороги!

Дорожное движение и дорожные ситуации в России — пожалуй, один из самых напряженных моментов с точки зрения числа погибших, негативного образа властей в лице засевшего «в кустах» гаишника и вообще беспорядка как такового.

Современные системы наблюдения очень хорошо умеют опознавать автомашины вне зависимости от освещенности, погодных условий и прочих факторов. Их легко классифицировать и отследить по номерным знакам, маркам, моделям даже на скорости до 150 км/ч. Это технология, можно сказать, доведенная до совершенства. В Москве уже эксплуатируется ряд систем, которые вычленяют из транспортного потока машины с не пройденным или просроченным техосмотром. И стоя на посту, инспектор ГИБДД останавливает нарушителей не наугад, а лишь тех, номера автомобилей которых ему уже переданы по сигналу системы. Это повышает как эффективность работы сотрудников ГИБДД, так и дисциплину участников дорожного движения: водитель знает, что не сможет безнаказанно передвигаться по улицам — его гарантированно остановят.

Оборудование одного перекрестка в системе транспортного контроля, которая определяет нарушения типа «проезд на запрещенный сигнал светофора», «выезд на встречную полосу», «поворот в неположенном месте», «превышение скорости», стоит порядка 5 млн рублей. Сюда входит стоимость оборудования самого объекта, каналов передачи данных, центра сбора и обработки информации, который может быть расположен на другом конце города.

Кроме того, сейчас в стране строится много объектов дорожной инфраструктуры: мосты, тоннели, транспортные развязки, обеспечению безопасности которых уделяется большое внимание. Известен случай, когда в тоннеле «Монблан» между Францией и Италией из-за отсутствия единого центра управления и сбора информации случился пожар, в результате которого погибло 39 человек. После этого правительство Франции потребовало создания сверхнадежной системы безопасности в тоннеле «Сомпорт» между Францией и Испанией — в результате его открытие отложили на три года.

Подобная система наблюдения и контроля тянет по стоимости на 2–3 млн долларов. Количество камер там измеряется сотнями, организуются центры управления со своим диспетчерским залом с видеостенами оперативного контроля, круглосуточным дежурством, отрядом оперативного реагирования и так далее. Несколько таких проектов уже реализовано в столице. Информацию получают дорожные службы, ГИБДД, Федеральная служба охраны, структуры МЧС. Это возможно благодаря цифровой основе систем — картинку с камер или даже управление ими можно делегировать нескольким пользователям.

В бизнесе

«Обрастание интеллектом» позволяет использовать видеонаблюдение уже не только для пассивного слежения. Оно помогает более эффективно решать задачи безопасности бизнеса и даже в некоторых разрезах повышать его эффективность. Современная система интеллектуального видеонаблюдения может отслеживать нестандартное поведение и выдавать сигнал предупреждения о нештатной ситуации. Уже существуют системы, способные мгновенно распознать в многочасовой цифровой записи нужные кадры согласно запросу оператора. С точки зрения издержек бизнеса это положительно влияет на численность персонала и производительность труда служб безопасности.

Самый простой вариант системы: периметр. Любой объект, будь то промышленный гигант или небольшая территория склада, должен охраняться. Если раньше дежурный контролировал 100 кв. м с определенной погрешностью, то сейчас он может охватить в десятки раз больше и его внимание будет сконцентрировано на тех объектах, которые интеллектуальная система отфильтрует как наиболее уязвимые. И если при пассивной системе безопасности оценить, что делал в момент нештатной ситуации оператор (а он мог спать) невозможно, то активная система заставляет его отрабатывать эти ситуации, принимать решения, а их количество поддается учету. Система становится прозрачной.

На Западе в розничной торговле видеосистемы активно используются для маркетинговых исследований. Система, установленная в торговом зале супермаркета, кроме основной задачи — контроля кассиров и забывчивых покупателей — может производить подсчет посетителей, вести контроль поточной нагрузки на кассы для выработки оптимального графика работы, отслеживать траектории движения покупателей и определять, где они задерживаются, а где проходят мимо. Это позволяет сократить не только потери от краж и злоупотреблений персонала, но и оптимизировать работу мерчандайзеров, равномерно распределить нагрузку на кассы, повысить лояльность клиентов, в общем — делать правильный маркетинг.

Но это уже маркетинг изощренный — наивысшего порядка. У нас пока до этого не доросли. В торговых продуктовых сетях системы наблюдения обычно имеют чисто психологическую подоплеку. Если помните, в торговом зале супермаркета камеры хорошо заметны — прикреплены к потолку, к колоннам в зале. При этом в некоторых даже крупных федеральных торговых сетях соотношение настоящих камер к муляжам составляет 20 к 80. Все 20% реальных камер устанавливаются возле кассиров, а в зале — только муляжи. Связано это с тем, что основной риск злоупотреблений связан с нарушениями сотрудников. Кассир, например, может пропустить «своего» человека, якобы пробив чек. А на снижение числа краж внутри зала действует та самая психология «всевидящего ока», вот и все.

Большой брат смотрит

Рост рынка систем видеонаблюдения связан в первую очередь с ростом вычислительных мощностей, удешевлением и прогрессом в производстве видеокамер хорошего разрешения. Интеллектуальные системы видеонаблюдения очень хорошо продвинулись в плане опознания объектов и отслеживании их параметров, будь то машина, вагон, человек. Сегодня прогресс идет в сторону опознавания объектов, которые легко идентифицировать, а это прежде всего транспорт — и в первую очередь автомобили. Чтобы идентифицировать человеческое лицо — недостаточно сегодняшних вычислительных мощностей, но развитие продолжается, и технология нацелена на отслеживание людей именно по лицам.

Здесь возникает та самая проблема возможной опасности полицейского государства, очень живо обсуждаемая сегодня в обществе. Но речь идет об отслеживании территорий общественных зон, которые так или иначе являются зоной добровольных ограничений. Люди приходят на стадион, вокзал, в аэропорт, театр или супермаркет одетыми в соответствии с дресс-кодом, выполняют определенные ожидаемые действия и роли. Они постоянно находятся на виду, в том числе и у служб безопасности, вне зависимости от того, есть в помещении камера или нет. Так что опасность тотального контроля, возможно, в будущем и возникнет, но только для тех субъектов, которые нарушают нормы закона, — скрываться им будет сложнее.

Другое дело, что есть проблемы правового статуса проведения видеонаблюдения. В России пока нет внятной законодательной базы по этому поводу. На Западе все эти вопросы хорошо проработаны: всегда известно, в каких общественных местах можно устанавливать камеры, а в каких нельзя, чтобы не нарушить приватность граждан. Нашим законодателям стоит изучить мировую практику.

Кроме того, в данный момент мобильные телефоны, например, являются гораздо большей опасностью с точки зрения отслеживания и вмешательства в частную жизнь. Потому что это постоянно включенное устройство, по которому человека можно отследить с точностью до десятков метров, а при помощи специальных устройств снять сигнал с постоянно включенного микрофона мобильника и прослушать разговор. Масштабы проблем несопоставимы, поэтому если государству потребуется этот самый контроль установить, то оно использует в первую очередь именно возможности мобильной связи.