Светотени лесной реформы

В Омской области приступили к реализации проекта по созданию регионального лесопромышленного холдинга. С помощью игрока от государства местные власти намереваются навести порядок в лесу, вывести отрасль из тени и стагнации и побороться за долю в этом сегменте рынка

Стимулом для региональной инициативы послужили новые правила Лесного кодекса РФ, вступившие в силу еще 1 января 2007 года. В соответствии с новой редакцией закона полномочия по управлению лесным фондом федеральный центр отдал субъектам РФ. Это означает, что именно региональной власти предоставляется право адаптировать законодательную реформу к действительности.

Как удержаться на ногах

Омский вариант реформы предполагает построение такой модели, в которой предписанная Лесным кодексом вертикаль управления дополняется горизонтальной интеграцией лесхозов. Речь идет о формировании из государственных предприятий холдинговой цепочки, включающей все звенья лесного бизнеса — заготовку древесины, ее переработку и реализацию. Областная власть надеется запустить механизм эффективного освоения природных ресурсов и выйти на рынок не только в качестве управленца, но и самостоятельного игрока.

По мнению губернатора Омской области Леонида Полежаева, создание в этом сегменте крупной госмонополии — единственный способ упорядочить лесные отношения, создать рентабельный сектор региональной экономики. По сути, намерения власти сводятся к тому, чтобы вырастить некий рыночный аналог действовавших в советское время леспромхозов. С той лишь разницей, что после акционирования это будут не дотационные (как прежние хозяйства), а самостоятельные, ликвидные организации. К данному моменту 35 госпредприятий лесного хозяйства области преобразованы в 26 филиалов областного государственного учреждения (ОГУ) «Омсклес». В процессе слияния отстающих в техническом и финансовом отношении присоединили к более устойчивым. Как считает министр промышленной политики, транспорта и связи Омской области Александр Луппов, кооперация позволит оптимизировать структуру управления лесным хозяйством, обновить основные фонды предприятий, увеличить их загрузку, а также сохранить рабочие места в сельских районах.

В настоящее время в омских лесхозах работают 2,5 тыс. человек. В общем объеме освоенных в 2007 году всеми лесопользователями рубок на долю лесхозов пришлось 7,3% (130 тыс. куб. м). Объем производства товарной продукции составил 380 млн рублей, в бюджеты всех уровней гослесхозы отчислили 129 млн рублей. За год показатели выросли в 1,5 раза. Суммарную стоимость активов холдинга эксперты оценили в 160 млн рублей.

Как утверждают участники проекта, с одной стороны, консолидация активов — единственный для лесхозов способ удержаться на ногах в условиях реформы и конкуренции. С другой — появление игрока от государства позволит скорректировать нынешний расклад на лесном рынке региона.

Ценовой сбой

Пробный шар был запущен осенью 2007-го. Первый выход «новичка» на рынок спровоцировал падение цен на лесоперерабатывающую продукцию. На открывшихся в Нововаршавском районе Омской области лесопромышленных торгах выставлялись 14 омских лесхозов. Общую емкость лесного базара оценили в 3 млн рублей. В товарном ряду — около 100 позиций: пиломатериал хвойных и лиственных пород, брус, срубы, столярные изделия. Цены были установлены на 15–20% ниже сложившихся в секторе.

 pic_text1

Сбив ценники, «дебютант» расстроил коммерческие планы завсегдатаев местного рынка. По словам директора ОГУ «Омсклес» Вячеслава Девятерикова, за удаление новичка игроки со стажем предлагали откупной: «Когда мы отказались продать оптом весь товар дилерам, им пришлось снизить цены. Опасаясь потерять клиентуру и долю на рынке, некоторые установили ценники ниже наших». По его словам, большая часть дилеров официально не зарегистрирована, для сбыта товара используют «серые» схемы, потому и жонглируют прейскурантом, многократно взвинчивая стоимость. Правда, ценовому диспаритету способствуют и географические особенности региона. Север покрыт лесными массивами на 68%, юг — не более чем на 0,3%. По мнению начальника главного управления лесного хозяйства Омской области Андрея Грибенникова, восстановить баланс спроса и предложения под силу только интегрированной структуре: «Преиму­щество единой системы государственных лесхозов в том, что, объединив возможности, предприятия способны равномерно закрыть рынок продукцией». Таежная часть кластера сосредоточится на базе северных лесхозов (здесь разместят добывающие и перерабатывающие комплексы), южные предприятия будут использоваться в качестве торговых площадок. В прошлом году «Омсклес» открыл две точки продаж, в нынешнем развитие сети продолжится. По оценке директора ОГУ «Знаменский лесхоз» Олега Курченко, дефицитный в отношении древесины, но богатый в части зернового земледелия юг Омской области — перспективный гарантированный рынок сбыта: в среднем цены на продукцию здесь выше, чем на севере, в 2–2,5 раза. «Игрок от государства заинтересован в получении прибыли, перекупщики — в сверхприбыли черным налом», — развел интересы разных участников рынка Грибенников.

Умерить аппетит «серых» дилеров с помощью локального демпинга — вариант. Но с экономической точки зрения ценовая лояльность не может быть бесконечной. По-видимому, областная власть, используя административный ресурс, намерена сместить точку безубыточности продаж. До сих пор северные лесхозы были вынуждены продавать древесину за бесценок тем же дилерам в силу отсут­ствия собственных оборотных средств на вывоз продукции за пределы добывающей территории. По мнению Олега Курченко, выездные распродажи принесли прибыль, потому что область оплатила транспортные расходы. Как считает руководитель Муромцевского лесничества Наталья Шаповалова, самовывоз дей­ствительно убыточен. Но вместе с тем для лесхозов торги — это своего рода витрина, которая помогает налаживать прямые контакты с покупателями, исключает дилерское звено и необоснованное накручивание цен.

Однако эксперты считают, что победить сложившийся рынок административными мерами невозможно. По словам генерального директора ОАО «АВА компани» Акопа Мхиторяна, искусственное снижение цен носит временный характер: «Влияние на ценообразование таким образом — не рыночный инструмент. Цены на сырьевом рынке формируют макроэкономические факторы и промышленный сектор, конечная стоимость товара и структура затрат на его изготовление». Аналитик ИК «Финам» Владислав Исаев называет омский прецедент частным примером дотирования отрасли в отдельном регионе. Продолжительность эксперимента зависит от того, насколько долго готова власть таким способом поддерживать производителя и ситуацию в целом.

Вместе с тем понятно, что сбить цены на лесопродукцию в отдельно взятом районе — не самоцель. Интерес в пере­деле сфер влияния.

Теневое братство в законе

В 2007 году на 115 официально обилеченных лесозаготовителей пришлось 234 нелегальные рубки — вдвое больше, чем в 2006-м. По данным главного управления лесного хозяйства области, за два года «вчерную» нарубили более 11 тыс. куб. м леса, ущерб от незаконных рубок составил 44 млн рублей, прокуратура области возбудила 179 уголовных дел.

Благоприятные предпосылки для развития лесного, в том числе и нелегального, бизнеса создает экономическая ситуация в регионе. За три последних года объемы жилищного строительства увеличились в два раза. В среднем ежегодный рост колеблется в районе 30%. В 2007-м введено в эксплуатацию 1,1 млн кв. м жилья, в том числе индивидуального — 330 тыс. кв. м. За три месяца 2008-го темпы областной стройки выросли еще на 20%. Аналогичную динамику с начала года демонстрирует и рынок стройматериалов. По данным министерства промышленной политики, транспорта и связи Омской области, в 2007 году объем отгруженной продукции деревопереработки составил 485 млн рублей.

На почве строительного бума поднимается и теневой рынок. В 2007-м число незаконных рубок леса увеличилось на 60, количество заведенных прокуратурой уголовных дел — почти на два десятка. В облпрокуратуре официально заявляют: воровство леса приобретает массовый характер. В ходе недавней проверки выявлено более 400 нарушений (в том числе с участием работников лесхозов), внесено 102 представления (в том числе в адрес руководителей контролирующих органов). С начала года рассмотрено 25 уголовных дел. В главном управлении лесного хозяйства области насчитали 34 случая нелегальной рубки леса и ущерб на сумму 6,5 млн рублей. В Муромцевском районе за год теневое братство пополнили не менее 20–25 точек распила. При этом эксперты затрудняются оценить реальные обороты нелегального бизнеса в этом сегменте рынка.

 pic_text2

В дореформенный период охрану лесных массивов осуществляли лесники. В советское время в Омской области лесная охрана состояла из 700 человек, в 1990-х корпус лесников сократился в 2,5 раза. Реформа перевела лесхозы в статус пользователей, а бывших лесников разжаловали в рядовых рабочих. Функции контроля и надзора передали государственным лесничествам, но реальных инстру­мен­тов так и не дали. В штате Муромцевского лесничества — пять человек. Сформиро­ван­ная в соответствии с федеральным законом служба инспекторов насчитывает 119 сотрудников. Остав­шиеся не у дел лесники уверены, что ослабили охрану и, как следствие, открыли вход в лес всем желающим преднамеренно. При этом убили двух зайцев: сократили штат (а значит, и расходы) и создали дополнительные условия для коррупции. «В новой редакции Лесного кодекса не прописаны нормы решения вопросов полноценной охраны. Внесение поправок будет зависеть от ситуации. Пока решение висит в воздухе, создаются предпосылки для роста браконьерства», — поясняет Владислав Исаев.

Береги лес от китайцев

Как считает Андрей Грибенников, легализации лесозаготовительного бизнеса по­способствует введенная реформой система аукционов: «Заявить о своем участии в торгах может только легальное юридическое или физическое лицо. Так что тот, кто намеревается иметь коммерческую выгоду с леса, но раньше скрывался, должен будет зарегистрироваться».

В 2008 году прошло пять аукционов. Было выставлено 337 лотов на сумму 23,9 млн рублей, в пользование на основе договоров купли-продажи передано 215 лотов. Повышенным спросом пользуются хвойные деляны на севере области. Самые дорогостоящие находятся в Муромцевском районе. За один из таких участков в ходе торгов цену взвинтили почти в три раза — с 500 до 1 450 рублей за куб. м. Так что покупка обошлась будущему владельцу в более чем полмиллиона (659 тыс. рублей). В целом торги проходят спокойно, сформировался список постоянных участников. Их порядка 40: индивидуальные предприниматели, местные коммерческие организации, лесхозы — отнюдь не временщики, скорее, старожилы лесного рынка. Как полагают в главном управлении лесного хозяйства области, выход нелегалов из тени — дело не ближайшего времени. Пока же подсчитывают финансовый эффект от проведения аукционов.

В 2007 году по итогам проведения торгов в областной бюджет было перечислено 5 млн рублей, за три месяца 2008-го — более 10 млн. Общая выручка от проданных на аукционах наделов достигла 15,6 млн рублей. 70% суммы перечислено в областной бюджет, 30% — в федеральный. Стартовые ценники устанавливаются в соответствии с регламентом Лесного кодекса РФ и с учетом повышения привлекательности омских лесов для заготовителей. Некоторые эксперты отмечают, легкодоступный лес уже вырубили, остались участки в болотах и непроходимых местах, заехать на которые можно только зимой.

Региональный проект кооперации лесхозов может подтолкнуть отдельных игроков к выходу не только из тени, но и с рынка. Понятно, что крупный участник способен занять большую долю, чем малые предприятия. Создание торговой сети, интегрированной структуры может привести к выдавливанию мелких заготовителей и переработчиков. Вопрос в другом — хватит ли сил на завоевание своей ниши.

«Омсклес» приобрел около 60 участков по всей области. Еще около двух десятков передано в пользование лесхозам. То есть в портфеле холдинга скопилось 80 наделов — приблизительно треть лесного фонда области. Борьба за кубомассу проходит в условиях жесткой конкуренции. По словам Натальи Шаповаловой, игроки от бизнеса и государства оказались в неравных условиях: «Предприниматели пользуются упрощенной системой налого­обложения. В итоге налоговое обременение для лесхозов составляет не менее 40 процентов, для ЧП — не превышает 6 процентов. Поэтому частники имеют возможность торговаться на аукционах по максимуму. Финансовые возможности лесхозов ограничены: заплатил НДС за приобретенный лот — и в убытке». Также ослабляет конкурентоспособность лесхозов износ основных фондов, который достигает 80–90%. По словам Вячеслава Девятерикова, в прошлом году впервые за последние 20 лет на условиях паритетного финансирования (федеральный бюджет и собственные средства) на приобретение техники было направлено 8 млн рублей. Предполагается, что на коренную техническую модернизацию холдинга потребуется не менее трех лет.

Долгосрочные арендные отношения развиваются слабо. В аренду на 49 лет передано около 300 тыс. га. По мнению одних, имеет значение качество леса, наличие инфраструктуры для его добычи в промышленных масштабах и инвестиционного оборота. В областном же правительстве утверждают, что потенциальных арендаторов сдерживают обязательства по уходу за деляной и ведению лесного дела. Точнее, нежелание их выполнять.

Тем не менее, на почти полувековые контракты подписались «АВА компани», «КОР и Т», «Форест». Площадь участков, взятых в аренду ОАО «АВА компани», составляет 250 тыс. га. Общий корневой запас — около 9 млн куб. м древесины. Годовой объем арендных обязательств оценивается в 1,5 млн долларов. Как считает Акоп Мхитарян, затраты обременительны, но целесообразны, если речь идет о крупном промышленном предприятии: «Завод устойчив, когда есть сырьевое обеспечение. Государство всячески стимулирует процесс, при котором крупный бизнес не распыляется на единовременные рубки, а берет леса в долговременную аренду. На арендаторов накладываются обязательства по восстановлению, уходу за лесом. Это формат комплексного подхода и культуры ведения бизнеса». О своем намерении зайти в омский лес заявили и предприниматели КНР. Но представленный бизнес-план по заготовке и переработке 1 млн куб. м древесины в год, мягко говоря, не соответствовал действительности. «Китайцам нужен был кругляк, чтобы вывозить его за границу. За два–три года хотели варварски вырубить необходимый объем, а потом хоть трава не расти», — комментирует Вячеслав Девятериков. Известно, что в качестве обязательного условия, выдвинутого омской стороне переговорщиками, было разрешение на миграцию 1,5 тыс. китайцев. «Отказали, потому что это серьезная проблема: необходимо жилье, соцобеспечение. В лесозаготовительные работы с большим положительным эффектом можно вовлечь местное незанятое население», — заметил Александр Луппов. Региональный холдинговый проект включает не только экономическую, но и социальную составляющую. В частности, возрождение и развитие таежных поселков.

Кубометры крепости

В настоящее время на омском дерево­перерабатывающем рынке официально присутствуют около десятка легальных и наиболее заметных игроков, неофициально — достаточно большое количество малых цехов. При этом масштаб освоения лесных ресурсов крайне мал — примерно 1 к 5,3. За год выпиливается около 1,8 млн куб. м, тогда как общая расчетная лесосека по рубкам главного пользования области — 7,1 млн куб. м. По оценке Александра Луппова, в данный момент рынок не способен проглотить столько сырья, необходимо развивать промышленность: «Потребителю нужно не березовое бревно, а готовая высокотехнологичная продукция. Кубометр сырой березы стоит 30 долларов, а переработанную на омском заводе итальянцы приобретают по 600 долларов за куб. Это и налоговые отчисления, и заработная плата». Как сообщили в ОАО «АВА компани», с открытием предприятия создано 700 рабочих мест. Больше половины — в сельских филиалах компании.

Первая очередь деревоперерабатывающего завода «АВА компани» введена в эксплуатацию в ноябре прошлого года. Производственная мощность — 250 тыс. куб. м продукции в год. Объем инвестиций — 50 млн долларов. Из них 13 млн вложили в укрепление технической базы двух филиалов по заготовке древесины. Финансировал проект консорциум инвесторов, ассоциируемых с группой компаний «Тройка Диалог». В портфеле — пять контрактов общей емкостью 4 млн долларов. До конца текущего года предполагается подписать еще ряд договоров на сумму 10–12 млн долларов. Весь ассортимент (пиломатериал, погонаж, мебельные заготовки и щиты) экспортируется в Италию, Японию, США. В качестве сырья используется береза. Руководство «АВА компани» высказывает заинтересованность в создании регионального лесного холдинга, утверждая, что частно-государственный альянс выгоден для обеих сторон. Лиственные породы занимают 72% расчетной лесосеки области. Лесхозы владеют технологией заготовки древесины. Да и вести переговоры с одним крупным поставщиком гораздо удобнее, чем с двумя десятками мелких. Интегрирован­ной структуре в свою очередь проще выиграть тендер на капитало­емкий заказ и выполнить его. Годовая потребность «АВА компани» в сырье составляет порядка 350 тыс. куб. м. С вводом второй очереди собственных мощностей по заготовке древесины может оказаться недостаточно. Предприятия лесного хозяйства могли бы закрыть потреб­ность в сырье и обеспечить необходимый объем поставок деловой древесины. Однако руководители лесхозов отреагировали с определенной долей скепсиса — деловая береза потребует выборочной рубки.

Тем не менее Акоп Мхиторян рассчитывает, зарегистрировав впоследствии товарный знак, вывести омскую продукцию на международный уровень стандартов и выставить ее на мировом рынке как самостоятельную единицу. К неоспоримым конкурентным преимуществам он относит качественную структуру омской березы: если в европейской части лиственные породы более хрупкие и мягкие, то произрастающая на территории Запад­ной Сибири белоствольная отличается крепостью и не уступает канадской древесине. Как считают в компании, поскольку в ряде регионов количество лиственных пород преобладает над хвойными, целесообразно ориентироваться в том числе и на березовую составляющую.

Однако России строить планы по завоеванию мирового рынка, по всей видимости, рановато. Сначала предстоит наводить порядок в собственном доме, точнее, в лесу.

Руками России

В настоящее время основные «зеленые потоки» идут в Китай, Японию, Финляндию. В структуре экспорта 75% занимает сырье. По импорту ситуация зеркальная — около 90% приходится на продукцию переработки. То есть, используя наши ресурсы, деньги делают другие государства. В сегменте лиственных пород, в частности, березы, 70% у американцев и канадцев, оставшиеся 30% дер­жат все те же финны и китайцы «руками» России. Ежегодно в российских лесах выпиливается 30–40 млн куб. м березы. При этом на изготовление фанеры и бумаги расходуется не более 4 млн куб. м. Остальное вывозится кругляком за рубеж.

В числе факторов, сдерживающих развитие внутреннего промышленного рынка, называют отсутствие внятной национальной лесной политики, эффективной структуры ЛПК, работающего законо­дательства, а также кризисное состояние отечественных предприятий. Многие виды лесного бизнеса в нынешних условиях экономически нерентабельны. К их числу эксперты относят глубокую переработку, привлекательность которой снижают высокие риски, капиталоемкость и налоги, а также зависимость от тарифной политики естественных монополий. Затратность, в свою очередь, обусловлена отсутствием транспортной и социальной инфраструктуры, дефицитом квалифицированных кадров. По мнению специалистов, чтобы переработка была более выгодна, чем экспорт кругляка, необходима система экономических мер и таможенных пошлин.

По словам Акопа Мхиторяна, начавшаяся реформа — законодательная коммерциализация государственных интересов, которая способствует выправлению ситуации на российском рынке. По его прогнозам, количество мебельных фабрик и целлюлозно-бумажных заводов в России может значительно увеличиться уже через три года. Сейчас предпринимаются шаги, направленные на развитие внутреннего промышленного рынка и на то, чтобы переориентировать переток капитала. «Ряд экспортеров круглого леса уже потерял своих покупателей после того, как были подняты таможенные пошлины на вывоз сырья. России стыдно не быть лидером в лесной тематике. В Китае давно действует запрет на рубку леса, но при этом деревообрабатывающая промышленность достигла мировых масштабов», — заметил Мхиторян. В целом эту точку зрения разделяют и эксперты: «В долгосрочной перспективе реформа должна оказать благотворное влияние на рынок, так как призвана законодательным порядком стимулировать экспорт продукции переработки, снижая долю кругляка с помощью таможенной политики и создания экономических условий для привлечения в отрасль инвестиций», — считает Владислав Исаев.

Однако сучков и задоринок в реформе немало. Так, Омский таможенный пост исключили из перечня пунктов, имеющих право осуществлять таможенное декларирование экспортных грузов. Это приведет к тому, что такой крупный производитель, как, например, «АВА компани» не сможет экспортировать продукцию конечному потребителю из Омска, а вынужден будет декларировать товар, платить таможенные платежи в объезд через Братск. Так необдуманно можно уничтожить промышленный комплекс региона.

Между тем «зеленый сегмент» привлекателен для экономики государства еще и потому, что лес относится к категории возобновляемых ресурсов. А значит, при грамотной организации бизнеса и ухода за лесным фондом, бюджет может рассчитывать на постоянный источник доходов. Пока же львиная доля этих доходов уходит мимо госказны: прямо с делян растворяется в тени порядка 40% свежеспиленного леса.

Фото: Евгений Кармаев