Порулим

13 октября 2008, 00:00
  Сибирь

В Сибири процесс создания правительств как органов исполнительной власти, набирает все большие обороты.

Накануне выборов в Законо­дательное Собрание (ЗС) региона временно исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Игорь Есиповский представил новое правительство «в лицах». «Это изменение носит не декоративный характер», — подчеркнул Игорь Есиповский. По его словам, структура временного правительства фундаментальна и отражает поставленные перед командой губернатора задачи.

Новую конфигурацию региональной власти действующее Законодательное Собрание региона успело без возражений согласовать во время последней 45-й сессии, состоявшейся в разгар предвыборной кампании, которая курируется непосредственно из кабинета теперь уже первого заместителя председателя правительства Иркутской области Сергея Сокола. Голосование, прошедшее без сучка и задоринки, отдало в руки красноярского управленца четырех замести­телей председателя правительства, 12 министерств, 12 служб и 6 агентств. Второй первый заместитель — Михаил Штонда — получил в управление всю внешнюю политику Иркутской области, протокол и представительства в ЗС, Правительстве РФ и администрации УОБАО. Усиление позиций команды, пришедшей в регион полгода назад, ощущается и по ряду министерств. Ключевой блок природных ресурсов курирует Дмитрий Шейбе, соратник Сергея Сокола. Неоднозначная должность министра лесного комплекса остается вакантной, и судьба этого назначения решается не в Иркутской области.

«Социальный» блок сформировался путем простого сложения: социальное развитие, культура, здравоохранение и спорт возглавил красноярец Александр Моисеев. Примечательно, что находящиеся под ним министерства сохранили не только структуру, но и руководителей. Корректировкам в соответствии с федеральным шаблоном подверглось министерство физи­ческой культуры, спорта и молодежной политики, которым теперь руководит «спортивный управленец» Борис Пузыня. Минимальные перестановки в очень важном социальном блоке, который «завязан» на федеральных целевых программах, говорят о том, что для существующей администрации эти вопросы к приоритетным не относятся.

Сельским хозяйством по-прежнему руководит Юрий Бажанов, назначенный с приходом новой команды. Перед объединением Аграрной партии России (АПР) с «Единой Россией» шла речь о возможной кандидатуре на пост министра Дмитрия Баймашева. Однако лидер Иркутского регионального отделения АПР и представитель интересов «сельскохозяйственной олигархии» в правительстве замечен не был. И аналитики считают это частью системной политики по игнорированию интересов местных финансово-промышленных групп. Министерство жилищной политики, энергетики, транспорта и связи возглавил красноярец Михаил Кручинин, известный на предыдущем месте работы как специалист по созданию рыночных условий управляющим компаниям в сфере ЖКХ. Должность министра строительства и дорожного хозяйства остается вакантной. Предполагаемый министр — иркутский строитель Сергей Брилка комментариев не дает, и аналитики делают выводы, что министерский пост займет человек не из региона. Лес, ЖКХ и строительство — административно закрытые сферы, куда до сих пор с трудом проникал иногородний бизнес. Поэтому на этих постах «коренных» иркутян не окажется в первую очередь.

Об Александре Ведерникове, новом зампреде по экономике и финансам, известно мало. Курируемое им министерство экономического развития, труда, науки и высшей школы возглавляет Владимир Пашков. По мнению аналитиков, бывший заместитель губернатора «закрыл амбразуру», а самый неуправляемый и неэффективный департамент — науки, инновационной политики и высшей школы — практически в неизмененном виде «перетек» в министерство.

Иркутская область — не последний регион СФО, где заместителям губернаторов и главам департаментов предстоит гордо переименоваться в министры. Правительство может быть создано и в Томской области — об этом сообщил губернатор области Виктор Кресс. «Существующая сегодня организационная форма управления — администрация области — себя изжила. Структура администрации сформировалась в 1991 году, когда кончились исполкомы. Это были годы выживания. И эта структура отвечала требованиям выживания — ночь простоять и день продержаться. А сегодня мы выходим на развитие, и эта иерархия внутренне тормозит развитие», — заявил Кресс.