Соперники или партнеры?

Валерий Шахлин
7 декабря 2009, 00:00
  Сибирь

Вопрос о месте и роли государства в современной экономике является одним из ключевых не только в теории, но и на практике

Простое сравнение доли государственных активов в разных странах ничего не скажет о том, насколько комфортно чувствует себя частный бизнес рядом с «большим братом», за которым стоят практически неограниченные финансовые и прочие ресурсы.

Стремление вдохновлять и направлять — далеко не худший вариант государственной опеки. Гораздо тяжелее, когда государство начинает вмешиваться, меняя правила поведения на рынке либо отказываясь от первоначально взятых обязательств. Итог — разорение предпринимателей, прекрасно чувствующих рыночную конъюнктуру, способных наладить производство и каналы сбыта, но проглядевших своего главного конкурента. 

25 ноября в МДМ Банке состоялся круглый стол на тему взаимодействия государства и частного бизнеса. В нем приняли участие представители ряда новосибирских предприятий, соорганизаторами встречи выступили деловой журнал «Эксперт-Сибирь» и DSO Consulting. 

Вячеслав Брюханов, заместитель управляющего по корпоративному бизнесу Новосибирской дирекции МДМ Банка: «Выбор перспективных путей развития экономики, соотношение эффективных и не эффективных форм хозяйствования вызывают значительный интерес у руководителей предприятий. Дискуссии о том, в каких отраслях государство справляется с управлением, а в каких эту роль лучше выполняет частный бизнес, возникают вслед за тем, как часть предприятий меняет собственников, став заложниками кризисных явлений в экономике. Вхождение банков, в том числе и с государственным участием, в капитал некоторых компаний — наглядный процесс, который можно было наблюдать в этом году. Насколько сегодня ощутим тренд смены неэффективных собственников активов, есть ли у государства стремление вернуть себе контроль в отдельных отраслях, укрепившихся за последние несколько лет?»

Владимир Булычев, директор ЗАО «УК Спас-Дом»: «Частному ЖКХ всего третий год, все мы были свидетелями передачи этого бизнеса в частные руки. Но сегодня государство оказывает давление на компании, пришедшие на смену. Такое отношение поддерживается и жителями, которые не всегда понимают, что происходит. Пример: государственная жилищная инспекция может выписать частной УК штраф на 80 тысяч рублей и предложить провести ремонт стоимостью 120 тысяч рублей в аварийном доме, который собирает в год всего 20 тысяч рублей в виде квартплаты. Вместе с тем на уровне государства заявляется, что рост размера оплаты за жилье не может быть больше 10 процентов. Отрасль, по сути, стала частной, однако ее государственное регулирование продолжается. УК приходится обращаться в суд, некоторых штрафов удается избежать, но контроль и давление значительны. Другой пример: пожарная инспекция под угрозой штрафа требует установки пожарной сигнализации, стоимость которой для одноподъездного десятиэтажного дома составляет 1,5 миллиона рублей. Мы должны начислить на каждую квартиру по 10–15 тысяч рублей — собственники, конечно же, откажутся за это платить. Как в таком случае быть?»

Сергей Чикин, арбитражный управляющий: «Государство всегда выступало монополистом. Если его лишить этой роли, оно попытается ее вернуть через тарифы, регламенты — с этим нужно считаться. Прокуратура — серьезный представитель государства на любом из рынков, особенно если дело касается защиты интересов граждан. За последние девять месяцев снижение объемов промышленного производства по НСО — девять процентов, реальные доходы населения упали на пять процентов, платить нечем, и эта социальная составляющая давит на государство. В таких условиях проверки и административные наказания — серьезная угроза, от которой никуда не деться».

Михаил Садовой, директор ФГУ НИИТО: «Частных медицинских организаций в стране около 30 тысяч, а участвующих в госпрограммах и получающих финансирование из ОМС — всего 182. При том что оборот рынка частных медицинских организаций составляет 8 миллиардов долларов в год. На сегодня граждане получают медицинскую помощь в трех изолированных системах — государственном, муниципальном и частном здравоохранении. В отличие от нашей страны, за рубежом частно-государственное партнерство только приветствуется, пример — Германия, Финляндия, где создаются конгломераты, и частные структуры помогают государству. Главный вопрос, который, на мой взгляд, не решен — определить, что у нас за система здравоохранения: страховая, бюджетная или их симбиоз. Определить правила игры, которых на сегодня нет. Конечной идеологии того, что мы строим, также нет, не говоря уже о частно-государственном партнерстве. Жесткое регулирование работы государственных учреждений вымывает большое количество услуг, за которые люди готовы были бы платить и платят зачастую нелегально. Считаю, что закон о частно-государственном партнерстве в здравоохранении крайне необходим».

Андрей Гальченко, директор ОАО «Сибирьгазсервис»: «Необходимость в частно-государственном партнерстве возникает, если недостаточно существующих механизмов либо юридической базы. Но если ты входишь в партнерство с государством, то понимаешь, что имеешь дело с сильным и весомым игроком. Понятно, что он будет с тебя требовать, и это сотрудничество — постоянный поиск компромисса интересов государства и частного бизнеса».

Василий Зырянов, исполнительный директор ЗАО «Сибирский ЛВЗ»: «Хочу обратить внимание на эффективность воздействия государства на рынок — оно далеко не всегда эффективно. Пример: наличие в магазинах контрафактной продукции стоимостью в 50 рублей, когда столько же составляет величина акциза. Механизм того, как контрафакт возникает, всем понятен и известен, но поделать с ним много лет никто ничего не может — даже государство, затратившее миллиарды на ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система). Сейчас создана новая структура — Росалкогольрегулирование, которая, будем надеяться, наведет порядок».

Алексей Швецов, председатель Совета директоров Сибирской Девелоперской Компании: «В отдельных случаях сотрудничество с государством для частного бизнеса вполне выгодно. Пример: наша компания открывает бизнес-центр с большой долей участия государства. В новом здании будут работать 24 госструктуры, в финансировании проекта участвует областная администрация. Мы взаимодействовали с сотрудниками мэрии и областной администрации, и в целом я сотрудничеством удовлетворен. Ставилась следующая задача: гражданин должен был обратиться в «одно окно» и получить все необходимые услуги. Я же предложил решение и получил поддержку на уровне обладминистрации. Конечно, можно вспомнить и отрицательный опыт выделения земельных участков в городе — мы знаем, как это происходило и что было при этом упущено, но для меня государство — партнер. Вместе с тем считаю, что за регулирование строительной отрасли государству необходимо браться как можно быстрее — сегодня она находится в плачевном состоянии. Можно зайти на любую площадку и найти там массу нарушений. Если саморегулируемые организации, создающиеся сегодня, будут действовать так, как это было раньше, — все закончится печально. Нужны грамотные менеджеры, которые смогут управлять и контролировать работу компаний. Государство должно выступать регулятором, создавать правила игры и не менять их каждый год».

Юрий Зозуля, руководитель представительства государственной корпорации «Российские технологии» в НСО: «Нужно понимать, что и государство еще не определилось, в каких сферах оно должно присутствовать. 20 лет назад оно было везде, а бизнеса не было нигде. Сегодня идет процесс сближения, понимания. С одной стороны, бизнес пытается отвоевать какие-то ниши, с другой — государство пытается какие-то ниши уступить. До тех пор, пока этот процесс не уравновесится (а он зачастую уравновешивается на уровне бытового сознания чиновников, которые его представляют), мы и будем дискутировать на тему роли государства. Государству нельзя быть обладателем всего и покупать все — достаточно оставить блокирующий пакет, чтобы контролировать ситуацию в ключевых отраслях, например в медицине».

Сергей Дьячков, управляющий партнер DSO Consulting: «Какого партнера ждет государство — сильного или слабого»?

Александр Кущак, гендиректор Объединения «Регистрация»: «За 19 лет тренд очень сильно меняется в пользу сильных партнеров. Если раньше бизнес редко обращался в суд, то сегодня идет шквал обращений за юридической помощью. Причем статистика такова, что если позиция компании юридически обоснована, то решения принимаются в ее пользу.  По налоговым спорам в суды чаще всего обращаются сильные компании, привлекающие в качестве партнеров юридические фирмы. Если компания подготовлена, юридически сильна —  она выигрывает. Поэтому на вопрос о том, какого партнера ждет государство, ответ очевиден — сильного, образованного. Государство по своей природе разумно, оно не выдерживает рядом с собой слабых и неграмотных».

Сергей Дьячков: «Тогда другой вопрос: можно ли бороться с монополистами на рынке?»

Сергей Фабричный, директор ООО «Хорос»: «На нефтегазовом рынке — нет. Нам трудно бороться с монополистами в лице «Газпромнефти», которая сама устанавливает правила игры. На рознице эта компания ничего не зарабатывает, и здесь с ней бороться практически невозможно. Еще одна большая проблема: государство обещало поддержку сельскому хозяйству, обещав заплатить по 6 тысяч рублей за тонну зерна, а сейчас не берет и за 3 тысячи. Люди верили, получали ГСМ… Это происходит не первый раз.

 Частный бизнес из нефтегазового сектора выдавливают. Пример — перевозка ГСМ. Наша промышленность разработала технику, которая прошла экспертизу, была зарегистрирована, а потом ввели новое техрегулирование — длина бензовоза не должна быть более 18 м — и все: компания выбросила деньги на ветер. Второе. Строят дороги и не разрешают нашей технике двигаться по нашим же дорогам. Абсурд! Техника выпускается с нагрузкой 10 тонн, а ограничение — 6,5 тонны. Наконец еще одна проблема — двойное лицензирование одного и того же вида деятельности: оптовой торговли и розничной. Так что проблем в нашей отрасли не меньше, чем в промышленности или ЖКХ».

Вячеслав Брюханов: «Опыт работы в финансовом секторе говорит о том, что уровень поддержки государственных банков на несколько порядков превосходит возможности акционеров частных банков. Государство дает определенные гарантии докапитализации Сбербанку, ВТБ, Россельхозбанку — сегодня они активны на рынках, идут в системообразующие секторы экономики, берут на себя активы в частном бизнесе. Перспектива такова, что государство будет добавлять капитал своим банкам с целью покрытия принятых на баланс убытков. Стратегия частного банка — максимальная осторожность. Наша задача сохранить и усилить рыночные позиции, не прибегая к помощи государства, не перекладывать на него свои проблемы. Консолидация банковского сектора в руках государства не может являться сегодня эффективной стратегией развития финансового сектора. В целом отношения банка и государства многоплановы. Государство является не только партнером, но и регулятором в разных отраслях. В нашей отрасли оно — самый сильный конкурент».

Игорь Диденко, директор ООО «ГофроМастер»: «Банки и промышленность все равно находятся в разных условиях. У вас рисков гораздо меньше, чем у любого промышленного предприятия или, к примеру, оказывающего услуги в области страхования. Необходимо уравнять шансы участников рынка, например ввести НДС для банков, которые сейчас его не имеют».

Сергей Дьячков: «Подводя итог, можно сказать: степень участия и роль государства в разных отраслях отличаются — сегодня мы в этом убедились. Одних существующая политика устраивает, других нет. У отдельных групп есть лоббистские ресурсы, и они встроились в сложившуюся систему — им хорошо. Кто-то не участвует — им все равно, какова роль государства, они работают, не рассчитывая на помощь. Наверное, главная задача государства в таком случае — не мешать, создавать равные условия для всех участников».