Испытание «Саянкой»

Спецвыпуск
Москва, 30.08.2010
«Эксперт Сибирь» №32-34 (278)
Авария на Саяно-Шушенской гидроэлектростанции стала серьезным испытанием на прочность для энергосистемы Сибири. Несмотря на прошлогодние морозы, испытание это она выдержала, но претерпела серьезные изменения

Впоселке гидростроителей и гидроэнергетиков Черемушки (Республика Хакасия) 17 августа стал днем памяти погибших год назад на Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС, принадлежит государственной энергокомпании «РусГидро»). Эта технологическая авария стала шоком и для специалистов-гидроэнергетиков, и для местных властей, и для федерального центра. Краса и гордость российской энергетики, самая мощная гидроэлектростанция страны (6,4 ГВт) в считанные минуты оказалась в руинах, проделав огромную «дыру» в энергосистеме Сибири накануне зимнего отопительного сезона.

Сейчас станция восстанавливается, но последствия аварии волнами разнеслись по всей России — генерирующие и сетевые компании, работающие в Сибири, пересматривают планы строительства новых мощностей, федеральное правительство решило повременить с реализацией мегапроектов, таких, например, как Эвенкийская ГЭС, а на электростанциях вводятся более жесткие системы промышленной безопасности.

Технологический шок

«Этого просто не может быть!» — восклицал один из московских чиновников, глядя на разрушенный машинный зал СШГЭС в первые после аварии дни. Действительно, событие было и трагичным и уникальным одновременно. Все технические регламенты и инструкции были написаны на случай попадания воды в машинный зал ГЭС сверху — из-за перелива и/или разрушения плотины. Но год назад плотина не пострадала, а вода ворвалась на станцию снизу, выворотив гидроагрегат № 2.

Отключение станции из сети произошло в традиционный пик утреннего потребления электроэнергии. «Дыра» в энергосистеме в 4,1 ГВт (станция работала в тот момент на две трети своей мощности) привела к тому, что от энергоснабжения были отключены Саянский и Хакасский алюминиевые заводы ОК «Русал», а потребление двух других заводов холдинга — Красноярского и Новокузнецкого — было резко ограничено. Подача электроэнергии была сокращена и крупным потребителям юга Кузбасса — Новокузнецкому и Западно-Сибирскому металлургическим комбинатам Evraz Group и ряду шахт и угольных разрезов, в том числе принадлежащих УК «Кузбассразрезуголь».

В этой ситуации «Системный оператор» («СО») по максимуму загрузил Красноярскую и Братскую ГЭС и начал интенсивно «разогревать» тепловые станции в Алтайском, Красноярском и Забайкальском краях, Иркутской, Омской, Томской, Новосибирской и Кемеровской областях, а также в Бурятии и самой Хакасии. Так, в пять раз — с 210 до 1 000 МВт (за счет включения резервного оборудования) — была увеличена нагрузка Красноярской ГРЭС-2, входящей в состав ОГК-6. За счет включения оборудования из «холодного резерва» доля Енисейской ТГК в общем объеме выработки электроэнергии Объединенной энергосистемой (ОЭС) Сибири подскочила с 2,5% до 6,5%. Для увеличения передаваемой мощности из красноярской энергосистемы в энергорайон СШГЭС была дана команда в кратчайший срок включить ВЛ 500 кВ Тайшет – Камала-1, находившуюся тогда в плановом ремонте. В итоге энергобаланс в Сибири был быстро восстановлен, но макрорегион ожидала зима.

Тревожные морозы

Предварительная плановая нагрузка на СШГЭС в осенне-зимний период (ОЗП) 2009–2010 годов составляла 2 500 МВт. Новый баланс, подготовленный «СО» после аварии, предусматривал увеличение выработки Красноярской и Братской ГЭС, перетока электроэнергии из Казахстана и загрузки сибирских тепловых станций (ТЭС).

Выработка ГЭС Ангаро-Енисейского каскада была увеличена на 27,6% от среднемноголетнего значения. А выработка электроэнергии ТЭС, по прогнозам «СО», в сентябре–декабре должна была составить 40,706 млрд кВт•ч, что было выше показателя энерготопливного баланса, разработанного в июле, на 2,304 млрд кВт•ч, или на 6%. А в первом квартале 2010 года тепловые станции должны были выработать 38,035 млрд кВт•ч (увеличение на 7%). «Мы считаем, что есть все основания пройти с нормальными резервами зимний максимум. Сегодня выработка у нас все равно ниже, показатели сентября ниже прошлогодних, даже несмотря на потерю Саян», — сказал тогда Николай Шульгинов, первый заместитель главы «СО», подчеркнув, что для тепловых станций «ничего катастрофического» не произойдет.

В принципе, так оно и было: сибирская энергосистема выдержала даже пик морозов, пришедшийся на середину февраля, когда потребление в ОЭС Сибири составило 31 115 МВт, в то время как сибирские электростанции смогли выдать лишь 29 379 МВт. Дефицит был покрыт за счет перетоков электроэнергии из европейской части России через Казахстан и из тюменской энергосистемы — в томскую.

Наряду с этой энергетики решали другую проблему — сетевую. Специфика ОЭС Сибири в том, что избыточные генерирующие мощности Иркутской области и Красноярского края не могут быть переданы в энергодефицитные районы Западной Сибири — для этого недостаточно емкости существующих магистральных сетей. Именно поэтому, по словам Шульгинова, это могло прошлой зимой создать проблемы с надежностью энергоснабжения в Хакасии и Красноярском крае. Для того чтобы предотвратить такое развитие событий, были сокращены «плечи» для ремонтных бригад сетевых компаний, установлены мобильные ГТС и дополнительные дизельные электрогенераторы, усилена охрана линий электропередачи.

Эти и другие меры, предпринятые федеральной сетевой компанией, позволили сибирской энергосистеме пережить прошлую зиму без крупных потрясений.

Обновление «Саянки»

После того как специалисты убедились, что плотина СШГЭС цела и ей ничто не угрожает, встал вопрос о восстановлении станции. Одна из главных интриг состояла в том, чье оборудование на ней будет ставиться. Прежние гидроагрегаты были изготовлены питерским концерном «Силовые машины», который сейчас контролируется предпринимателем Алексеем Мордашовым. Правда, отношения между компаниями последние 10 лет были не очень дружеские. Сор из избы старались не выносить, но гидроэнергетиков раздражали качество и сроки выполнения работ питерскими машиностроителями, а тех — шаги энергетиков по «переключению» на импортное оборудование (в том числе с помощью кредитов Европейского банка реконструкции и развития) и их желание обслуживать «силмашевские» агрегаты собственными силами (на аварийной гидроэлектростанции эта практика была введена еще в 1993 году).

Авария на СШГЭС, по сути, стала кульминацией этого давно тлеющего конфликта, когда стороны почти впрямую начали выяснять, кто же виноват в ней — гидроагрегат № 2 производства «Силовых машин», срок эксплуатации которого чуть-чуть не дотянул до 30 лет, или режим, в котором его эксплуатировали и обслуживали гидроэнергетики. Но после того как решить задачу скорейшего восстановления «Саянки» было поручено вице-премьеру Игорю Сечину, который и возглавил соответствующую комиссию Правительства России, все разговоры на тему оснащения СШГЭС гидроагрегатами Alstom и Siemens окончательно прекратились. В ноябре прошлого года стороны подписали контракт стоимостью 11,7 млрд рублей на поставку 10 гидротурбин и девяти гидрогенераторов мощностью 640 МВт для восстановления станции, а также шести систем возбуждения. Срок службы новых гидроагрегатов будет увеличен до 40 лет, при этом максимальный КПД гидротурбины составит 96,6%. Помимо этого, специалисты «Силмаша» окажут «РусГидро» услуги монтажа поставленного оборудования, включая шеф-монтаж и пусконаладочные работы.

Одновременно «РусГидро» ввело на Саяно-Шушенской ГЭС две новации. Во-первых, впервые в России здесь станут эксплуатировать полнофункциональные стационарные системы вибромониторинга, сертифицированные МАГАТЭ для атомной энергетики, с помощью которых будут реализованы функции измерения, контроля, диагностики и автоматической защиты гидроагрегатов по параметрам вибрации. До аварии контроль вибрационного состояния гидроагрегатов станции осуществлялся, согласно нормативным документам, один раз в год. Стационарная же система вибромониторинга позволяет осуществлять непрерывный контроль работы основных опорных и вращающихся узлов агрегатов. В случае превышения контролируемыми параметрами допустимых значений система автоматически сформирует сигнал на аварийную остановку гидро­агрегата, а при необходимости — на сброс затвора водовода.

Во-вторых, гидрохолдинг выступил с предложением ограничить регулирующую способность своих ГЭС. Сейчас они активно привлекаются для регулирования частоты тока в единой сети. Это связано с конструктивными особенностями станций: для того чтобы увеличить мощность тепловой станции, ее нужно «разогревать» несколько часов, в то время как увеличение мощности гидроагрегата достигается за несколько минут. Мощность злополучного  гидроагрегата № 2, ставшего причиной аварии на СШГЭС, например, за девять часов, которые он успел проработать после вывода его из резерва, несколько раз «разгонялась» от 10 до 610 ГВт. Сейчас специалисты «РусГидро» предлагают ограничить регулирующую способность «Саянки» интервалом в 520–640 МВт. Есть и более кардинальное мнение: полностью перевести на работу в базовом режиме и другие гидроэлектростанции «РусГидро», оснащенные радиально-осевыми турбинами, — Чиркейскую, Бурейскую, Богучанскую и Усть-Среднеканскую. Решение по этому поводу будет принимать Минэнерго на основании рекомендаций «СО», который регулирует режим работы всех электростанций в стране.

Сейчас ремонтно-восстановительные работы на станции идут по графику и будут завершены к декабрю 2014 года, когда станция выйдет на плановую мощность в 6,4 ГВт. В настоящий момент на Саяно-Шушенской ГЭС восстановлены и запущены в работу три наименее пострадавших гидроагрегата — №№ 4, 5 и 6. На очереди еще один — № 3, его планируется поставить под промышленную нагрузку до конца 2010 года, после чего установленная мощность ГЭС составит 2 560 МВт. Это позволит пройти ОЗП 2010–2011 годов без использования эксплуатационного водосброса. «Выработка ГЭС в зимние месяцы относительно летних (и установленной мощности) традиционно снижается в 3–5 раз для различных ГЭС в различные годы. С вводом в работу четвертого по счету энергоблока на СШГЭС холостые сбросы, скорее всего, будут закрыты, таким образом, зимняя выработка СШГЭС будет соответствовать доаварийной», — высказал прогноз на предстоящий отопительный сезон Андрей Лымарев, технический директор ОАО «Новосибирскэнерго».

«Ввод новых гидроагрегатов на СШГЭС предполагает менее пессимистическое будущее для энергосистемы Сибири. К тому же рост промышленности, хоть и небольшой, но наблюдается, а это означает рост потребностей в энергомощностях. Сибири нужен дополнительный источник генерации, резерв. Богучанскую ГЭС пока не ввели, и единственным вариантом остается быстрое восстановление агрегатов на СШГЭС. В общем, можно сказать, что быстрое включение агрегатов СШГЭС очень позитивно для энергосистемы страны», — оценил эти усилия Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития.

Вопрос цены

Восстановление Саяно-Шушенской ГЭС обойдется главному акционеру «РусГидро» — государству — в 33–37 млрд рублей. Шесть миллиардов из этой суммы составляет страховка, которую месяц назад энергетикам выплатила страховая компания РОСНО. До августа прошлого года среди страховщиков бытовало мнение, что страховать ГЭС — это выгодное и безопасное занятие. Поскольку сумма возмещения ущерба для России беспрецедентна, стороны чуть не дошли до суда. «РусГидро» настаивала на выплатах, а РОСНО до последнего не признавала аварию страховым случаем. Так что сейчас не только правительство и Ростехнадзор будут следить за целевым использованием средств, выделенных на восстановление СШГЭС, но и страховщики.

Кроме того, хакасская авария отразилась на стоимости электроэнергии и механизме ее создания в Сибири (вторая ценовая зона). Как только известие о ней докатилось до поставщиков в основной зоне торговли — «рынке на сутки вперед» (РСВ), цены в сибирской ценовой зоне взлетели на 20%. Регулятор рынка — «Администратор торговой системы» — сразу же установил ценовой потолок. На следующий же день цены на РСВ вернулись на «предаварийные уровни». А затем уже премьер-министр Владимир Путин заявил, что государство будет само регулировать цены на электроэнергию в Сибири, в том числе и на «свободной части» рынка, на которой в тот момент, по закону, продавалась уже половина произведенного здесь электричества. «Корректировка цен в связи с замещением работы ГЭС тепловой генерацией возможна и, наверное, будет обоснована, но взлета цен быть не должно», — предостерег он в свойственной ему манере поставщиков энергии от попыток спекуляции и давления на потребителей в связи с произошедшей аварией. При этом премьер специально подчеркнул, что подобная практика должна действовать по всей стране и будет применяться не только в форс-мажорных ситуациях, но и в тех, что связаны с временным дефицитом мощностей в отдельных регионах, а также отсутствием конкуренции по технологическим причинам. Словом, не отступаясь формально от принципа развития «свободного рынка», который являлся краеугольным камнем реформы энергетики (с 2011 года вся электроэнергия страны должна продаваться на свободном рынке), правительство после аварии на СШГЭС ввело рычаг, который в любом месте и в любое время может его (свободный рынок) ограничить.

Эта ситуация сразу же ударила по тепловым генкомпаниям, которые под конец лета включили на полную мощность турбины своих электростанций. «По заданию «СО» компанией были выведены из холодного резерва требуемые для покрытия возникшего дефицита энергии дополнительные мощности. Так как это произошло до планового начала отопительного сезона, теплоцентрали ТГК-11 были вынуждены работать в неэффективном конденсационном режиме (без продажи тепла). Это, в совокупности с примененными регулятором свободного рынка электроэнергии механизмами ограничения свободных цен в ценовой зоне Сибири, привело к формированию убытков для компании от продажи электроэнергии в третьем квартале 2009 года», — заявил Сергей Кожемяко, генеральный директор ТГК-11. В результате в августе прошлого года ТГК-11 получила убыток в 13 млн рублей, в сентябре — в 17 млн рублей.

Но наступившая затем зима, при всех ее хлопотах и нескончаемых бдениях по поводу непрерывности работы электростанций, принесла владельцам ТЭЦ неплохую прибыль даже в условиях подорожавшего топлива — угля. Например, ОАО «Новосибирскэнерго» в первом полугодии 2010 года увеличило выручку на 17% по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года — до 9,5 млрд рублей. «Рост выручки произошел за счет повышения регулируемых тарифов на электрическую и тепловую энергию, увеличения выработки, обусловленной загрузкой «СО» по балансу Объединенного диспетчерского управления Сибири в условиях замещения СШГЭС», — отметили в компании. А ее чистая прибыль за этот период составила 902 млн рублей против почти 10 млн рублей чистого убытка годом ранее. Енисейская ТГК (работает на территории Красноярского края и Хакасии, контролируется СУЭК) в первом полугодии этого года также на 20% увеличила свою выручку.

Касательно прогнозов дальнейшего роста цены на электроэнергию в Сибири большинство опрошенных нами специалистов считает, что резких скачков не будет, но и остановки, пока «Саянка» не запустится хотя бы на половину своей мощности, — тоже. «Существенного изменения цены РСВ во второй ценовой зоне до конца 2010 года мы не прогнозируем, так как с августа 2009 года цена ведет себя стабильно, несмотря на существенные изменения структуры генерации в ОЭС Сибири, связанные с аварией на СШГЭС и последующим вводом гидро­агрегатов №№ 6, 5, 4. В 2011–2012 годах ожидаем рост цены на шесть–восемь процентов в год, что обусловлено повышением цены на топливо (уголь)», — подчеркнули в «РусГидро». «За семь месяцев 2010 года средняя цена на РСВ в ценовой зоне Сибири сложилась на уровне 470 рублей за МВт•ч. Цена на оставшиеся пять месяцев ожидается в диапазоне
460–520 рублей за МВт•ч. Уровень цены в основном будет зависеть от уровня потребления электроэнергии, доли выработки электроэнергии на ГЭС и наличия неплановых ремонтов генерирующего и сетевого оборудования. Раннее похолодание может привести к росту цены до максимального значения. Цена на электроэнергию на оптовом рынке в 2011–2012 годы, по нашему мнению, будет варьироваться в диапазоне 500–600 рублей за МВт•ч, решающее значение в ее формировании будут играть результаты продажи генерирующими компаниями мощности на существенно измененном рынке», — отметил Андрей Лымарев.

Накал стихает

Сейчас ситуация вокруг СШГЭС уже не напоминает разворошенный муравейник, как это было год назад. Более понятно стало и то, что дальше делать с сибирской энергосистемой. Баланс на ОЗП 2010–2011 годов сверстан с заметно меньшим дефицитом мощности, нежели прошлогодний. «Безусловно, отсутствие в балансе электроэнергии ОЭС Сибири такой значительной доли ГЭС-генерации окажет влияние на прохождение осенне-зимнего максимума электрической нагрузки в ОЗП 2010–2011 годов, но это влияние не будет определяющим. В случае необходимости производственные мощности СШГЭС будут замещены генерирующими мощностями других поставщиков. Также необходимо отметить, что после произошедшей на станции аварии участие оборудования СШГЭС в регулировании частоты электрического тока и перетоков активной электрической мощности (вторичном регулировании) в энергосистеме будет ограниченным», — заметил по этому поводу Евгений Жадовец, исполнительный директор Енисейской ТГК.

Тем не менее рост потребления электроэнергии при недостаточном увеличении мощности генерации по-прежнему создает риск обесточивания потребителей при возможных авариях на электростанциях будущей зимой. Конечно, «СО» разработал сценарии реагирования на возможные отказы генерирующих блоков, трансформаторов и линий электропередачи (конкретные объекты называть не будем из суеверия), но главным «лекарством» по-прежнему остается строительство новых генерирующих и сетевых мощностей. С 2011-го по 2015 год в Сибири должны быть построены и реконструированы электростанции совокупной мощностью более 8,8 ГВт. Примерно 5,3 ГВт из этой «прибавки» в рамках договоров о предоставлении мощности (ДПМ) должны дать тепловые станции. Свою лепту в этот процесс намерены внести и «независимые» территориальные энергохолдинги – «Новосибирскэнерго» и «Иркутск­энерго», которые ДПМ с государством не подписывали, но поставляют электроэнергию в общую сеть.

Совет директоров «Иркутскэнерго», например, недавно принял решение почти в 2,5 раза увеличить инвестпрограмму компании на 2010 год по сравнению с прошлогодней. На нее будет потрачено почти 5 млрд рублей. В числе  ключевых энергетических проектов компании — проектирование газовой мини-ТЭС мощностью 18 МВт в Братске и газовой ТЭЦ мощностью 1 200 МВт в Усть-Кутском районе; реализация крупного проекта «Малый Юг», направленного на оптимизацию систем теплоснабжения Ангарска и Иркутска; переоборудование Братской ГЭС для увеличения ее мощности на 500 МВт при существующих гидрорежимах. Основой инвестпроекта «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» является достройка Богучанской ГЭС в Красноярском крае, которую «РусГидро» ведет на паритетных началах с «Русалом». Задел строительства этой станции был сделан еще в советское время, возобновилось строительство в 2006 году, когда две компании заключили соглашения о совместной реализации проекта создания Богучанского энерго-металлургического объединения (БЭМО) в составе Богучанской ГЭС (установленной проектной мощностью 3 000 МВт) и алюминиевого завода (производительностью 600 тыс. тонн металла в год). Тогда же участники государственно-частного партнерства заказали «Силмашу» и девять комплектов гидроагрегатов на общую сумму 6 млрд рублей. Первые три гидроагрегата Богучанской ГЭС планируется запустить в четвертом квартале 2011 года. Через год будут введены еще четыре гидроагрегата, а в 2013 году станция выйдет на проектную мощность в 3 000 МВт, отметили в гидроэнергетическом холдинге. Подобный лаг по срокам, видимо, связан с тем, что Богучанский алюминиевый завод будет потреблять около 60% среднегодовой выработки станции. Остальную электроэнергию «Богучанка» планирует выдавать в Единую энергетическую систему.

С точки зрения развития сети «СО» считает необходимым до декабря 2012 года ввести в строй две новые магистральные линии электропередачи ВЛ 500 Алюминевая – Абакан – Итатская и Курган  – Ишим – Восход. Первая линия должна увеличить подачу мощности СШГЭС на 300–1 000 МВт и тем самым повысить надежность электроснабжения потребителей хакасской энергосистемы. Вторая призвана обеспечить переток электро­энергии из ОЭС Урала в ОЭС Сибири, минуя Казахстан, что повысит надежность электроснабжения омской энергосистемы.

Таким образом, спустя год после аварии на СШГЭС остался «незакрытым» один вопрос: кто будет отвечать за «совокупность технологических и организационных факторов», приведших к ней. Конечно, урок оказался жестким. «Выявленные в ходе расследования проектные и эксплуатационные недостатки послужили основанием для проведения проверок на всех российских ГЭС. Полученные данные легли в основу рекомендаций по проектированию, строительству и надежной эксплуатации станций», — сказал Николай Кутьин, глава Ростехнадзора. «Наверное, авария — наказание нам за некомпетентность, когда во главу угла ставится не безопасность, а прибыль. Ради прибыли не обращать внимания на проведение ремонтных кампаний — крайне опасно. Постепенное восстановление работы СШГЭС должно проходить под жесточайшим контролем за ситуацией в технологическом режиме», — вторит ему Виктор Глухих, заместитель председателя комиссии по естественным монополиям Совета Федерации.

Но уголовное дело по факту аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, возбужденное Следственным комитетом при прокуратуре (СКП) РФ по признакам преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ (нарушение правил охраны труда), не закрыто. За прошедший год следователями  Главного следственного управления СКП в качестве свидетелей по уголовному делу допрошено более 600 человек, назначено и проведено около 200 различных экспертиз. Свои выводы Александр Бастрыкин, глава Следственного комитета, обещал обнародовать в декабре. Вряд ли они кого-то удивят. 

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№32-34 (278) 30 августа 2010
Местное самоуправление
Содержание:
Паны дерутся

История с отрешением от должности мэра Барнаула Владимира Колганова достигла кульми-нации. Несмотря на ожесточенное сопротивление, шансов сохранить пост у градоначальника почти не осталось — слишком велика разница в политическом весе губернатора и мэра

Реклама