Битва за «хороших» клиентов

В банковском секторе сегодня разворачивается жестокая борьба за компании, пережившие кризис и сохранившие при этом прозрачность и платежеспособность. Сегодня такие клиенты — на вес золота

Фото: Виталий Волобуев
Андрей Асочаков: «Более чем на 40% мы фондируемся за счет населения — это рискованно»

По данным ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области, корпоративный ссудный портфель региона в 2010 году вырос на 20%, составив 229,8 млрд рублей (на 1 апреля 2011 года — уже 240,3 млрд). В отличие от кризисного 2009 года, когда кредиты выдавались главным образом в рамках ранее действующих договоров и на погашение «старой» задолженности, в прошлом году произошел возврат к «реальному» кредитованию. Правда, предприятия стали активно финансировать лишь оборотные средства, заметных сдвигов в инвестиционном кредитовании за редким исключением не случилось.

В то же время, как признали участники банковского форума, проведенного журналом «Эксперт-Сибирь» в отеле DoubleТree by Hilton 21 апреля, кризис в целом преодолен: масштабы банковского бизнеса сегодня превышают докризисный уровень на 28%. Ресурсы банков только Новосибирской области, играющей для всей Сибири роль финансового центра, на начало 2011 года достигли 566,2 млрд рублей, увеличившись за год на 13%. За первый квартал текущего года они выросли еще на 6%, или на 32 млрд. Однако этот рост достигнут высокой ценой. Банки теперь работают в условиях недостатка надежной клиентской базы, сохранившихся неплатежей по кредитам и сниженной доходности банковских операций.

Просрочка падает

На 1 марта 2011 года объем просроченной задолженности составил в Новосибирской области 24,2 млрд рублей (всего по СФО — 62,2 млрд), причем 60% пришлись на долги юридических лиц. Правда, если за 2009 год просрочка выросла в 3,7 раза, то за прошлый — всего на 22%. При этом, хотя в абсолютных цифрах объем просроченных долгов практически не меняется уже как минимум один квартал, их удельный вес в портфелях банков уменьшился до 5,5% (на начало года — 5,7%). Этого удалось добиться, активно и разнообразно решая проблему «токсичных» долгов: банки весь прошлый год создавали паевые инвестиционные фонды, передавали проблемные долги коллекторским агентствам и погашали задолженность залоговыми активами должников (как правило, имуществом и недвижимостью).

По мнению начальника управления по регулированию деятельности кредитных организаций ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области Тамары Пышкиной, после кризиса выжившие банки стали подстилать соломку: «Сейчас активно формируются резервы на возможные потери. С начала кризиса объемы таких резервов увеличились почти в четыре раза. Но к концу прошлого года их рост приостановился — это свидетельствует о завершении процесса фиксации проблемных долгов на балансах банков». Конечно, рост резервов был вызван и более жесткими требованиями регулятора. Что, кстати, отразилось и на доходности банков — многие показали отрицательный результат. Тем не менее, считает Пышкина, «само существование банков на новом этапе зависит от их ответственности за адекватную оценку рисков, а дальнейшее развитие событий будет определяться качеством новых вложений, эффективностью мер по взысканию просроченной задолженности и подходов к оценке рисков».

Главная надежда банков — так называемые «хорошие» заемщики. Так участники форума назвали компании, пережившие кризис и сумевшие остаться при этом прозрачными и платежеспособными. Генеральный директор Новосибирского муниципального банка (НМБ) Владимир Женов считает, что таких клиентов на рынке сегодня достаточно. «Начавшаяся посткризисная стабилизация в экономике, восстановление разрушенных связей на рынках, рост потребительского спроса — все это позволяет предприятиям постепенно наращивать объемы продаж, модернизировать производство, реализовывать другие проекты, которые были отложены в самые трудные времена. Следовательно, растет и платежеспособность заемщиков, и их потребность в новых денежных ресурсах, и готовность работать с банками. Прогнозы на 2011 год в этом смысле преимущественно оптимистичные», — говорит банкир. Правда, управляющий филиалом «Новосибирский» ЗАО «Глобэксбанк» Василий Ожередов с ним не согласен: «Довольно много небольших предприятий в период кризиса зачахли, так что однозначного роста клиентуры у банков нет. Хотя сказать, что число обращений значительно снизилось, нельзя. Но восстановление докризисного уровня займет еще пять-семь лет».

Соседство двух практически противоположных точек зрения показывает, на наш взгляд, новую реальность рынка, с которой банкирам пришлось смириться, забыв о предкризисной эйфории. «Очистившийся» от балласта и «пустышек», процветавших до 2008 года, он сжался до состояния, отражающего реальные потребности экономики. Количество клиентов действительно снизилось, но за выживших и поднимающихся на ноги банкам приходится ожесточенно бороться. Для этого они смягчают условия кредитования. Стоимость кредитов сегодня существенно упала, сроки выдачи увеличились, а дополнительные сборы и комиссии были уменьшены или упразднены. При этом положительный тренд уменьшения процентных ставок по кредитам наблюдался в течение всего 2010 года: по данным ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области, сейчас они составляют в среднем 9,4% против 15% в начале прошлого года и 20% в 2009 году.

В Сибири традиционно ставка делается на представителей малого и среднего бизнеса (МСБ), работающих в сферах торговли, услуг, переработки и недвижимости. Именно они стали основным драйвером роста кредитного портфеля: в прошлом году задолженность этим заемщикам увеличилась на 28%, обеспечив две трети общего прироста кредитов предприятиям и превысив докризисный уровень на 22%. Доля данного направления кредитования в портфеле регионального банковского сектора — 21%, что выше, чем в среднем по России (18%). С «малышами» и «середняками» сегодня не работает только ленивый, многие банки, например, новое детище Андрея Доброва — банк «Взаимодействие», вообще делают ставку только на этот сектор. «У каждого региона есть емкость рынка, и этот рынок довольно сильно сегментирован. В части крупного бизнеса, с годовым оборотом предприятий свыше 2 млрд рублей, у нас в регионе всего 121 клиент — для такого города это мало. Поэтому качественных кредитоспособных заемщиков найти тяжело», — подтверждает тренд авторитетный банкир Новосибирска, руководитель филиала одного из крупнейших российских банков НОМОС-БАНК-Сибирь Ирина Демчук.

Конкуренция усиливается

По словам Владимира Женова, борьба за платежеспособного клиента с хорошей репутацией шла всегда, в кризис и послекризисный период она просто обострилась до предела. На этом фоне отдельные банки доходят до полного пренебрежения этическими нормами ведения бизнеса: «Очень часто возникают уродливые формы конкуренции, когда банки гоняются за заемщиками, а не наоборот. И привлекают их различными «пряниками» начиная от заниженных ставок и заканчивая послаблением требований к заемщикам, а это чревато рисками».

Региональные банкиры, в том числе и сам Женов, такие «отдельные» банки не называли. Хотя в интервью журналу «Эксперт» гендиректор НМБ отметил, что «занижением ставок грешат госбанки, которые получили в кризис колоссальные ресурсы от ЦБ и ВЭБа». Начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования (БКФ) Максим Осадчий в свойственной ему эпатажной манере был более прямолинеен: госбанки, усилившись в кризис благодаря целенаправленной политике государства, теперь убивают конкуренцию: «Малые банки сегодня уничтожаются. С 1 января 2012 года собственный капитал банка должен составлять минимум 180 миллионов рублей, а с 1 января 2015 года — 300 миллионов. Разумеется, эти цифры заявлены с одной целью — выбить с рынка небольших, в основном региональных, игроков».

Согласно исследованию журнала «Эксперт-Сибирь», доля местных банков в совокупном кредитном портфеле клиентов СФО составила по итогам 2010 года всего 13,2% (если не учитывать показатели являющегося местным только по прописке МДМ-Банка, и того меньше — 7,4%). Около 40% кредитного рынка округа занимает Сбербанк, еще 45% приходится в сумме на филиалы инорегиональных банков (см. «Привлекательность решает все!» в «Эксперте-Сибирь» № 11–12 за 2011 год). Так что апокалипсис, нарисованный Осадчим, в Сибири, по сути, уже наступил. Зампред правления банка «Акцепт» Андрей Асочаков с этим мнением согласился. Он разделил банковский сектор страны на четыре группы. Первая группа — казенные банки (40% ресурсов), вторая — «дочки» крупных иностранных коммерческих банков (контролируют порядка 30% банковского капитала), третья — классические федеральные банки с разветвленной сетью региональных представительств. Наконец, четвертая группа — небольшие региональные банки. «Все группы фондируются по-разному. Мы, представители четвертой группы, более чем на 40% фондируемся за счет ресурсов населения, это очень рискованная схема. Нам нужно выходить за ее пределы, привлекать институциональных инвесторов — ПИФы, страховые компании, пенсионные фонды. Но монополисты из первых трех групп этого не позволяют. Нам необходимы иностранные заимствования, к которым мы по ряду причин не допущены, хотя отвечаем всем требованиям ЦБ», — сетовал Асочаков.

Момент истины

В этих условиях, отметил Андрей Асочаков, для небольших банков наступает момент истины. «Нас еще не коснулись стандарты ISO. Скоро эти требования к нам придут, чтобы мы могли нормально фондироваться посредством иностранных заимствований. Но для этого нужно будет внести ряд принципиальных изменений в бизнес-процессы», — заявил Асочаков. Пока же, по его мнению, регионалам нужно «ответить кто они — классические ритейловые, инновационно-венчурные или еще какие-то банки».

Все банки в один голос отметили, что давно занимаются модернизацией: вводят онлайн-сервисы, уменьшают бюрократизацию процессов, расширяют линейку продуктов. Консолидация активов — параллельный тренд. Василий Ожередов вспомнил, как в 2003 году представители региональных банков обратились к Виктору Геращенко, который тогда только что оставил пост председателя Центробанка России, с вопросом, как им выживать в сложившихся рыночных условиях. Ответ был гениален: «Бог поможет!». «Именно тогда мы решили стать филиалом федерального банка», — заявил Ожередов. По словам Владимира Женова, в рамках интегрированных структур банки могут существенно повысить конкурентоспособность и упрочить свои рыночные позиции. Неудивительно, что и сам НМБ вошел в группу банков, подконтрольных НОМОС-Банку. «Но перефразируя известное выражение, скажу: все — лекарство, и все — яд. Панацеей от всех бед массовая консолидация все же не является — ни для самих малых и средних банков, ни для банковской системы в целом. В существующих законодательных реалиях консолидация может привести к снижению конкуренции на рынке финансовых услуг, что не лучшим образом отразится на качестве обслуживания клиентов и доходности сектора», — уверен Женов. «Региональные банки останутся, хотя заметная часть будет испытывать сложности с ростом капитала и присоединится в той или иной форме к крупным федеральным банкам. Но ниши на рынке не бывают пустыми. Мировой опыт показывает, что крупные банки (именно в силу своих масштабов) не интересуются мелким и даже средним региональным бизнесом. Это ниша региональных банков. Если хотите, они ближе к местной жизни. В этом их сила», — согласился управляющий новосибирским филиалом БКФ Денис Корнилов.