Получить государственный пансион

4 ноября 2013, 00:00

Индустриальные парки являются довольно низкомаржинальными проектами для инвестирования. «В первую очередь из-за того, что индустриальному парку самому приходится строить как внутреннюю, так и внешнюю инфраструктуру, частично реализуя, по сути, государственную функцию создания условий для функционирования бизнеса и создания новых производств», — рассказывает исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков Денис Журавский.

Главная причина слабого развития сферы индустриальных парков — недостаток финансирования. В Ассоциации индустриальных парков посчитали: средний объем затрат на инфраструктуру индустриального парка в России составляет 10–15 млн руб­лей за гектар. Признанный лидер в этом сегменте — Калужская область — вложила в подготовку инфраструктуры парков порядка восьми миллиардов руб­лей, объем инвестиций в инфраструктуру ОЭЗ Алабуга в Татарстане в 2011 году достиг 10,7 млрд руб­лей. Если говорить о зарубежном опыте государственной поддержки индустриальных парков, то, к примеру, Китай целевым образом финансирует создание парков для нужд как иностранных, так и национальных компаний. В Поднебесной в условиях господдержки создано около 400 индустриальных парков. И объем инвестиций на порядки выше, чем в России. К примеру, в индустриальный парк Сучжоу иностранные инвесторы вложили 25 млрд долларов. Затраты государства и госкомпаний на создание инфраструктуры составили 20 млрд долларов. При этом срок окупаемости вложений в инфраструктуру довольно длительный — 15–20 лет.

Тем не менее, даже и не столь масштабные по инвестициям российские проекты заработали. Практически во всех регионах, где созданы успешно работающие индустриальные парки, «нулевой цикл» потребовал высочайшего внимания со стороны местных властей — личного участия губернаторов. Именно их заслуга — достижение неформальных договоренностей с первыми резидентами, а также с энергетиками, дорожниками, налоговиками. По этому сценарию развивались «Алабуга», «Липецк», парки Калужской области. Налоговые льготы предоставляются резидентам практически во всех перечисленных парках. Так, в Калужской области они зависят от объема инвестиций и числа создаваемых рабочих мест — налог на прибыль снижен с 20 до 15,5% на срок до четырех лет для всех резидентов и полностью возмещается крупным инвесторам, кроме того, упразднен налог на имущество на срок до пяти лет. В Ставропольском крае на уровне региона резиденты освобождаются от части налога на прибыль и на имущество организаций. При этом муниципалитет устанавливает льготную ставку земельного налога.

Но такой подход осуществляется далеко не везде. Не все администрации готовы вкладываться в развитие инфраструктуры и давать проекту определенный временной и налоговый «лаг», необходимый для накопления массы. К примеру, в Новосибирской области никаких преференций для резидентов не предусмотрено. Тем не менее, в мире давно существует практика, когда именно государство вкладывается в развитие инфраструктуры. «Примеры удачных индустриальных парков в мире демонстрируют, что истории успеха способствует именно комплексный подход государства к привлечению инвесторов. Естественно, первоочередная задача — это развитие инфраструктуры. Кроме этого, государство должно уделять внимание сокращению тарифов и введению практики защиты интеллектуальной собственности, оказывать помощь в сертификации и стандартизации продукции и, наконец, открывать специальные экономические зоны. Все это увеличит привлекательность индустриальных парков. Чтобы это все произошло, необходимо взаимодействие федеральной, региональной и муниципальной властей. Более того, необходимо организовывать на территории иностранных государств специальные агентства для привлечения потенциальных инвесторов», — считает старший консультант Исследовательского института Номура (Япония) Коити Хаясида. «Именно комплексность и подготовленность площадки для немедленного размещения производства делают индустриальный парк привлекательным для инвестора. Так как самостоятельное обеспечение коммуникациями зачастую отнимает у инвесторов слишком много денег и времени», — отмечает Денис Журавский.

Стоит отметить, что среди действующих парков в России только два принадлежат государству (остальные созданы по инициативе частных инвесторов или по модели государственно-частного партнерства). Очевидно, что в конце 2000 годов власти не испытывали никакого интереса к теме. Правда, ситуация меняется: среди проектируемых ИП в госсобственности находится уже 40% объектов. Кроме того, происходит пере­оценка такого инструмента как государственно-частное партнерство (ГЧП). «ГЧП не панацея и не самоценность. Это инструмент, с помощью которого регионы и муниципалитеты могут решать свои задачи более эффективно, или более качественно, или более быстро. Если сравнивать нас с Великобританией, Францией, Германией, то мы отстаем лет на пять с точки зрения институционального развития. Они быстрее осмыслили роль ГЧП как системного инструмента по выполнению государственных обязанностей для реализации задач развития регионов и городов с привлечением частного бизнеса в формате партнера. Главная проблема развития рынка проектов ГЧП в нашей стране — это не нормативные сложности, а отсутствие конкретной проектной деятельности администраций в этом формате», — отмечает врио генерального директора Федерального центра проектного финансирования, директор дирекции ГЧП Внеш­экономбанка Александр Баженов в интервью в «Российской газете». Стоит отметить, что «успешные» в плане индустриального развития Калуга и Татарстан активно используют инструменты ГЧП.