Нужна мера

Импортозамещение
Москва, 16.02.2015
«Эксперт Сибирь» №8 (442)
Тема импортозамещения сегодня увлекает сибирских чиновников куда больше производственного бизнеса. Последний просто зарабатывает на слабом рубле и уходе с российского рынка дорогой иностранной продукции

Если бы геополитического кризиса, испортившего отношения России с Западом, не было, — его нужно было бы придумать. Ну а как еще можно было обратить внимание властей на проблему развития отечественной промышленности? Углеводородов под землей еще так много, а их нехитрая переработка и транспортировка по трубопроводам долгие годы обещают приносить бюджету страны основную часть доходов...

Впрочем, несмотря на развитие в мире альтернативных источников энергии и определенные успехи в добыче сланцевой нефти и газа, участники рынка почти не сомневаются — как только Россия и Запад снова «подружатся», взаимные санкции станут частью истории, а цены на нефть перевалят отметку в 100 долларов за баррель, о красивой идее импортозамещения сразу же все забудут. Правда, в такое развитие событий верят не все. И это, конечно, не остановит стремление креативных сибирских предприятий производить товары, способные конкурировать с лучшими мировыми образцами.

При чем здесь импортозамещение? Ответ прост — такие предприятия занимались «импортозамещением» и вчера, и год, и два года назад…

Бурная деятельность

В последние месяцы тема импортозамещения стала одной из любимейших мантр, повторяемых сибирскими чиновниками. Главы регионов буквально соревнуются друг с другом в количестве всевозможных инициатив, которые позволили бы создать на местах производство товаров взамен западных. В Алтайском крае, например, губернатор Александр Карлин утвердил «дорожную карту» по импортозамещению, призванную стимулировать развитие экономики региона. В 34-х пунктах документа определены приоритеты, механизмы развития импортозамещающих производств и инфраструктуры, а также продвижения алтайской продукции. «Решение задач импортозамещения обеспечит непрерывное продвижение вперед в области научных достижений и подготовки квалифицированных кадров для отрасли. Перед вузами и научно-исследовательскими учреждениями сегодня стоит задача по обеспечению производства инновационными достижениями и разработками и дальнейшему улучшению качества подготовки специалистов для аграрного сектора. На уровне Минсельхоза России уже принято несколько решений по государственной поддержке развития научных инноваций. С этого года предусматривается грантовая поддержка инновационных разработок. Федеральный бюджет готов финансировать до 60 процентов стоимости проектов, остальные средства — софинансирование бизнес-структур», — рассказывает заместитель губернатора Алтайского края Александр Лукьянов. Краевая администрация готова оказать помощь в создании селекционно-генетических и селекционно-семеноводческих центров, содействовать развитию оптово-логистических центров хранения и переработки продукции, оказать меры господдержки отраслевым проектам с высокой степенью готовности. «Дальнейшее динамичное развитие АПК обеспечит интеграция науки, высшего образования и оптимизация инновационной деятельности», — уверен чиновник.

На волне импортозамещения и охлаж­дения отношений между Россией и Западом Алтайский край намерен наладить экономическое сотрудничество с Вьетнамом и Южной Кореей. Сфера интересов — биотехнологии, туризм и сельское хозяйство. «Делегация от Алтайского края уже в конце марта отправится в одну из провинций Южной Кореи — Канвондо. Уже определены основные направления сотрудничества — биофармацевтический кластер. Там находится самое крупное предприятие в отрасли в Южной Корее. Там же находится и крупнейшая фирма — потребитель пантовой продукции, в том числе и алтайской», — комментирует начальник регио­нального управления по обеспечению международных и межрегио­нальных связей Александр Жилин. Чиновники уверены, что новые азиатские партнеры позволят расширить экономический потенциал региона.

Похоже, политика импортозамещения в ближайшее время принесет экономические выгоды и Иркутской области. Власти заявили о готовности оказать дополнительную поддержку сельхозпроизводителям, при этом опорной аграрной территорией региона станет Усть-Ордынский Бурятский округ. «Поддержка местных сельхозтоваропроизводителей позволит вытеснить из оборота фальсифицированные продукты, в том числе импортного производства. Нужно от фермерских хозяйств переходить к созданию крупных сельхозтоваропроизводящих предприятий», — подчеркнул губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко. Импортозамещению в Приангарье способствует и создание машиностроительного и фармацевтического кластеров, ориентированных на выпуск продукции с высокой добавочной стоимостью. Кроме этого, кластеры решают проблему занятости в условиях экономического кризиса.

«Россия, имея огромные ресурсы, может быть самодостаточной, — уверен руководитель ГУП НСО «Новосибирский областной фонд поддержки малого и среднего предпринимательства», глава Центра координации поддержки экспортно ориентированных предприятий Новосибирской области Сергей Иванов. — Самодостаточность — это и гарантия целостности страны. Больно многие хотят пользоваться ресурсами, которые позволяют России быть самодостаточной. Необходимо, прежде всего, импортозамещение в элементной базе приборостроения, машиностроения (гидравлика, пневматика и другие), а также определенных видов сырья для нефтехимии, фармакологии». По словам Иванова, «сейчас самое время для экспорта», особенно для продукции, себестоимость которой, оплачивается в руб­лях: «В стране принято достаточно программ, которые стимулируют процесс импортозамещения. К ним можно отнести и «Государственную программу поддержки малого и среднего предпринимательства Новосибирской области на 2012–2016 гг.». Ведь малый бизнес более мобилен и способен быстро переключаться на выпуск другого вида продукции, если видит в этом выгоду для себя».

Когда умеешь

У бизнеса несколько иной взгляд на проб­лему импортозамещения. Самодостаточность российской экономики не должна быть всеобъемлющей. Отечественный продукт должен теснить импорт только на тех рынках, где у местных производителей есть возможность делать товар аналогичного западному или даже лучшего качества, и в необходимом объеме. «Здесь нельзя быть максималистом. Нужно быть реалистом и понимать, на что реально способная страна, каковы ее возможности, — говорит основатель компании «Термофор» Константин Бессонов. — Например, совершенно очевидно, что Сибирь — территория не с самым теплым климатом, и об этом знает весь мир. Так почему бы на этом не сыграть? И сегодня, без ложной скромности, благодаря «Термофору» во многих странах знают, что в Сибири делают классные отопительные и банные печи».

По словам Константина Бессонова, его компания вот уже больше 10 лет добровольно и весьма успешно занимается импортозамещением. Бизнесмен видит только один реальный способ побороть импорт на отечественном рынке — любить дело, которым занимаешься, и мыслить неординарно. «Для того чтобы заниматься любимым делом, не нужно никаких побудительных мотивов со стороны государства. Мне интересно конкурировать с импортными производителями не ценой, а качеством, новыми подходами к технологиям и дизайну. Мне неинтересно за кем-то повторять, я получаю удовольствие от того, что придумываю то, чего еще нет. Если завтра правительство скажет: не смейте заниматься импортозамещением, делайте плохо — я так не смогу, мне это просто неинтересно», — говорит Константин Бессонов.

И дешевый рубль уже начал приносить «Термофору» экономическую выгоду. Понесенные в прошлые годы затраты на участие в европейских и американских выставках, на сертификацию товаров по международным стандартам, а также на современные технологии производства, сегодня возвращаются ростом экспорта печей сибирской компании. «То, что доллар и евро выросли в цене — это, в некотором смысле, подарок для нас. Мы усилили свои конкурентные преимущества на международном рынке. Но и в России наше присутствие отчасти упрочится — уход дорогих европейских товаров позволит «Термофору» заняться дорогим сегментом, например, интерьерных печей-каминов, в котором до последнего времени была высока доля европейских продуктов», — подчеркивает Константин Бессонов.

Отличные возможности для своего бизнеса видит и другой сибирский новатор — компания NPM Group, придумавшая устройство для беспенного розлива пива из кег в пластиковые и стеклянные бутылки. Активно увеличивая долю экспорта в своих продажах, NPM Group вкладывает миллионы в модернизацию оборудования, чтобы свести к минимуму зависимость от поставок комплектующих из-за границы.

Было б время

«Если государственная программа импортозамещения «сработает», то есть предприятия начнут выпускать конкурентную продукцию, просто взять и остановить ее не получится, хотя бы из-за инерционности производства и рынка. Главное, чтобы предприятия, выпускающие импортозамещающую продукцию, не остановились на достигнутом. В этом случае года через два–три, а по определенным видам продукции — лет через пять, надо разрешить неограниченный ввоз аналогичной продукции. Это может дать дополнительный толчок развитию производства», — считает Сергей Иванов из Центра координации поддержки экспортно ориентированныхпредприятий Новосибирской области. Схожего мнения придерживается и старший аналитик компании «Альпари» (Москва) Анна Бодрова: «В идеале, России нужно, чтобы программа импортозамещения стала долгосрочным проектом длиной в 20–30 лет. Уязвимость страны и ее экономики при таком раскладе будет куда ниже, чем сейчас, ведь, производя все необходимое для цикла производства, например, в металлургии или химической промышленности, РФ не отказывается от роста экспортных объемов. В том же металлургическом секторе при минимуме затрат можно максимально быстро поднять производство тех наименований, которые ввозятся из Китая и Украины. Импортозамещение в секторе сельского хозяйства также можно провести быстро и безболезненно для населения: мощности имеются, заказы присутствуют, нужно помочь деньгами и госинициативами. Закрыв потребность в импорте в этих двух секторах хотя бы на 25–30%, Россия станет более устойчивой с точки зрения санкций и финансов. Химический сектор требует серьезных средств на развитие науки, равно как и технологический: оба этих направления морально отстают от иностранных коллег лет на 15».

Только вот есть большие сомнения в том, что «мир» с Западом, а вследствие этого — отмена санкций, крепкий рубль и высокие цены на нефть, не поставят крест на красивой идее импортозамещения. «Самое плохое, что может сейчас произойти с Россией, — если цена на пресловутый баррель опять резко прыгнет вверх. Будет много говорильни про самодостаточность экономики страны, но мы просто продолжим сидеть на трубе. И вся экономика снова перетечет по пути наименьшего сопротивления в сырьевую», — заключает Константин Бессонов.

У партнеров

    Реклама