Этого не может быть

Общество
Москва, 09.03.2015
«Эксперт Сибирь» №11 (445)
Новосибирские православные активисты вновь прославили столицу Сибири не с лучшей стороны — прессингу подверглась опера «Тангейзер». Пока чиновники и деятели культуры обвиняют город в мракобесии, постановщиков судят «по всей строгости закона»

Премьера оперы «Тангейзер», поставленной режиссером Тимофеем Кулябиным, в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета (НГАТОиБ) состоялась в декабре прошлого года и получила восторженные отзывы критиков. Достаточно сказать, что благодаря этому культурному событию Новосибирск «засветился» не только на федеральном, но и на мировом уровне — причем явно в позитивном ключе. Тимофей Кулябин перенес действие в современность, сделав Тангейзера кинорежиссером, а состязание певцов в Вартбурге — кинофестивалем, на котором главный герой представляет свой скандальный фильм «Венерин грот» о молодых годах Иисуса Христа. Фильм вызывает возмущение участников кинофестиваля, и они прогоняют Тангейзера. К началу весны, по оценкам директора театра Бориса Мездрича, постановку успели посмотреть более 3,5 тыс. зрителей.

Однако спустя два месяца после премьеры Новосибирск опять «засветился» — на этот раз с помощью православных активистов и местной епархии РПЦ, которые назвали постановку «оскорбительным зрелищем». Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон направил жалобу в прокуратуру об оскорблении чувств верующих. Как он сам признался, оперу он не видел. Официально о жалобе стало известно 15 февраля, когда на встрече с журналистами митрополит заявил, что религиозная атрибутика спектакля (постер с Иисусом, распятым между женских ног) использовалась не по назначению. «Верующие возмущены. Те, кто посмотрел постановку, пишут мне письма, звонят по телефону и просят посодействовать», — сказал Тихон. Как было сказано в тексте документа, «постановка оказывает сильнейшее психотравмирующее воздействие на верующего христианина, сознательно провоцируются крайне болезненные, разрушительные эмоцио­нальные переживания, чувства и состояния жесточайшего оскорбления и сильнейшей униженности».

В ответ на заявление епархии прокуратура возбудила два административных дела по ч. 2 ст. 5.26 КоАП РФ (умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение) в отношении Бориса Мездрича и Тимофея Кулябина. Директору театра грозит штраф в размере до 200 тыс. руб­лей, режиссеру — до 50 тыс. руб­лей или до 120 часов обязательных работ. Помимо прочего, Следственное управление СКР по Новосибирской области проводит проверку по факту самой постановки «Тангейзера» — по ст. 148 УК РФ (Нарушение права на свободу совести и веро­исповеданий). Санкции статьи предусматривают лишение свободы на срок до одного года. В то время как в Новосибирске прошло первое разбирательство в мировом суде по делу «Тангейзера», культурные деятели и чиновники заняли сторону постановщиков.

Социальное напряжение

Всплеск интереса новосибирцев к опере «Тангейзер» в феврале был в четыре раза выше, чем в период премьерных показов. У поискового сервиса «Яндекс» существует специальная шкала уровня интереса, и если в середине февраля интерес оценивался в 20 баллов из 100, то после выхода развернутого материала на одном из городских порталов города показатель достиг 46 баллов. В марте интерес сохраняется — 30 баллов. На этом же уровне держится и показатель интереса к прецеденту со стороны российских пользователей — максимальный уровень поискового интереса к теме был отмечен 4 марта и составил 28 баллов из 100.

Одновременно с этим в сети начали появляться обращения столичных деятелей культуры. «Нападение церковных мракобесов на оперу «Тангейзер» и режиссера Тимофея Кулябина — это позор. Позор России. Это то, что надо скрывать, чего надо стыдиться, как если бы сейчас, в XXI веке, вдруг у кого-то открылась средневековая бубонная чума. Встретилось то, что не могло встретиться, — Вагнер и провинциальный поп. Никто в мире не подозревал, что они могут где-то пересечься. Где Вагнер, где современная оперная режиссура — и где этот мракобесный поп, который, не видя спектакля, пишет донос? Он решил, что эта постановка оскорбляет его религиозные чувства? Если его религиозные чувства в принципе могут быть оскорблены, значит, он неверующий, значит, он — шарлатан или язычник. Надо требовать прекратить преследование наших коллег по этому смехотворному поводу. Новосибирск, про­снись! Не позорьтесь! Иначе эти подлецы и мракобесы придут «оскорбляться» к вам», — резко высказался Серебренников на своей странице в соцсети Facebook.

Найти золотую середину

Позиция властей не столь однозначна — чиновники явно опасаются вставать на чью-либо сторону и предпочитают говорить о поисках консенсуса. По мнению губернатора Новосибирской области Владимира Городецкого, в регионе необходимо создать консультативный совет с представителями различных конфессий, который формировал бы оценку событий в сфере культуры с точки зрения этики и нашел бы «золотую середину». То, что силовые органы вынуждены участвовать в оценке нравственных принципов, главу региона не радует. «Вопрос не так однозначен. С одной стороны — нет регламентных документов, кто и как может обеспечивать лицензирование творческой работы режиссера. С другой стороны, никто не отменял нормы этики, нравственности. Мое мнение — принципы этики нарушены. Вопрос находится на изломе законодательных несоответствий», — прокомментировал глава области. Подчеркнув, что оперы также не слышал.

Не остались в стороне и федеральные власти, однако придумать другое решение проблемы не смогли — министр культуры РФ Владимир Мединский обратился в рабочую группу по вопросам театрального искусства при ведомстве с просьбой разобраться в данной ситуации, а также привлечь к обсуждению проблемы представителей РПЦ. В обсуждении будут принимать участие как защитники авторов спектакля, так и его противники.

Долго следил за развитием конфликта и не высказывал своего мнения областной Минкульт, однако в начале марта министр культуры Василий Кузин заявил в интервью «РБК-Новосибирск» следующее: «Я не могу оценить обоснованность указанных обвинений, так как не являюсь экспертом в вопросах религии (в частности, в вопросах религиозных чувств) и в вопросах законодательства. У меня не возникло впечатления, что в спектакле осквернены религиозные предметы и символы или оскорблены чувства верующих. Хотя вызывающие элементы в постановке Тимофея Кулябина встречаются, они вписаны в художественное целое спектакля». «Сегодня мы наблюдаем, как огромное число людей, которые никогда не видели и не увидят «Тангейзера», «оскорблены» в своих чувствах и требуют «наказать» автора спектакля. Министерство очень обеспокоено нарастанием нетерпимости, агрессии, ненависти у жителей нашего города и нашей области», — посетовал Кузин.

«Мракобесие и обскурантизм»

4 февраля в мировом суде Центрального района Новосибирска началось рассмотрение административного дела в отношении Бориса Мездрича. По мнению его адвоката Сергея Бадамшина, в постановлении прокуратуры фигурируют исключительно «субъективные» суждения заместителя прокурора Новосибирска Игоря Стасюлиса. «Не были привлечены ни культуроведы, ни искусствоведы, ни лингвисты», — отметил адвокат, предложивший заказать независимую экспертизу у профессоров Московского государственного университета и Российского государственного гуманитарного университета. Однако суд удовлетворил прошение прокуратуры о приобщении к материалам дела заключения доктора богословия Бориса Пивоварова. По словам Стасюлиса, «в заключении был сделан однозначный вывод о том, что в результате использования в постановке «Тангейзера» христианских образов, которых не было в оригинале оперы Вагнера, допущено осквернение христианских ценностей». Как отметил директор театра, позиция прокуратуры «базируется на исследовании буклета к спектаклю, а не спектакля».

В новосибирской епархии РПЦ с потрясающим радикализмом заявляют, что готовы всеми силами добиваться уголовного наказания за постановку оперы. Глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества прото­иерей Всеволод Чаплин также уверен, что «люди вправе требовать тяжелого наказания, требовать переквалификации этого дела». «Но важен сам факт: пожалуй, один из немногих случаев имеет место, когда после заявления верующих людей, митрополита Тихона прокуратура, по крайней мере, решила рассмотреть вопрос о том, нарушен ли закон в этой постановке. Как правило, заявления в таких случаях остаются без ответа, говорят: не трогайте сферу искусства, свободы творчества», — пожаловался Чаплин. Иными словами, церковь благодаря «делу Тангейзера» рассчитывает на судебный прецедент.

Из-за новосибирского конфликта общество раскололось на три части: те, кто поддерживает РПЦ, православные, которые не согласны, и те, кто считает, что Новосибирск атаковала «чума». Пока последних — большинство, превалирующее мнение — «не дело попов и прокуроров лезть в оперу и заниматься критикой». Новосибирскую епархию не поддерживают и представители РПЦ в Москве, в частности глава синодального информационного отдела РПЦ Владимир Легойда и дьяк Андрей Кураев. По мнению Кураева, «в опере Вагнера нет ничего кощунственного, скорее наоборот — есть вполне христианские мотивы», а «биография инициатора скандала (митрополита Тихона) очень характерна: типичный парень с рабочей окраины, дорвавшийся до власти». Кроме того, в 2011 году Архиерейский собор РПЦ принял документ «Отношение РПЦ к намеренному публичному богохульству и клевете в отношении церкви», в котором определяется порядок церковного реагирования в подобных случаях. Так, «в случаях оскорбления Бога или святыни в публичном пространстве важно, чтобы уполномоченные синодальные или епархиальные церковные органы давали квалифицированную оценку данному акту и определяли способы противодействия богохульству в конкретном случае». «Из этого, как очевидно, не следует, что любой верующий или священнослужитель, увидев в публичном пространстве нечто, кажущееся ему богохульством, оскорбляющим его чувства, должен по собственной инициативе бежать в прокуратуру», — высказался Легойда.

Как скандал вокруг оперы отразится на имидже региона — предсказать сложно, но понятно одно — положительных последствий для Новосибирской области не будет. «У попов нет монополии на Христа, а то, что происходит, — это мракобесие, черносотенство и обскурантизм. То, что прокуроры не нашли в себе сил отказать православным активистам, свидетельствует только об отсутствии кругозора. То, что представители власти ввязались в это, а не ответили что-то язвительное, — это либо недостаток образования, либо ложно воспринимаемый социальный заказ. Из-за этого имидж Новосибирска и области стремительно деградирует в глазах образованной части России и Запада. До этого город ассоциировался с Академгородком, Технопарком, с местом, куда охотно ездили творческие коллективы, которые знали, что их здесь поймут. А сейчас город на глазах у всех превращается в мрачную клерикальную провинцию», — не скрывает эмоций директор новосибирского офиса рекламной группы «Мелехов и Филюрин» Александр Филюрин.

«Во-первых, данный инцидент однозначно ведет к раздуванию конфликта между различными категориями граждан, что приводит к социальной напряженности. Во-вторых, в современном обществе доминирование чьих-то персо­нальных культурных и вкусовых предпочтений практически невозможно. В-третьих, обидно, когда скандал подобного характера, уже получивший федеральный охват, затмевает более значимые успехи и достижения Новосибирской области в других сферах, как, например, успех Зимней школы Академпарка», — вздыхает директор компании КПМГ в Новосибирске Денис Черников. Сами обвиняемые — Кулябин и Мездрич — активно свою позицию не высказывают, придерживаясь мнения, что изначально представителям РПЦ следовало выйти на разговор, а не обращаться в прокуратуру. Предугадать же реакцию и продумать возможность таких последствий заранее — не задача художников.

У партнеров

    Реклама