«Город болен»

Общество
Москва, 09.03.2015
«Эксперт Сибирь» №11 (445)
О новой градостроительной политике, планах преображения и благоустройства города, взаимодействии с чиновниками, а также о работе в Перми и внедрения этого опыта в Сибири, рассказывает советник мэра Новосибирска по вопросам градостроительства Александр Ложкин

Фото: Михаил Кичанов

Градостроительная политика в Новосибирске неоднократно подвергалась критике. Очевидно, что в этой сфере назрела острая необходимость преобразований. Однако ни работоспособностью генерального плана, ни наличием четкой стратегии развития Новосибирск похвастаться не может. В этом году новый состав мэрии решился взять курс на стабилизацию ситуации. В декабре 2014 года в муниципалитете появилась новая должность — советник мэра по вопросам градостроительства, на которую был назначен архитектор Александр Ложкин. С 2011 по март 2013 годов Ложкин работал в Перми в муниципальном учреждении «Бюро городских проектов», где участвовал в реализации новой для России модели градостроительной политики, а затем в течение года возглавлял Пермский краевой центр охраны памятников. «Эксперт-Сибирь» решил встретиться с новым советником мэра и поинтересоваться, какие изменения ждут Новосибирск в ближайшее время, как опыт работы Александра Ложкина в Перми отразится на градостроительной политике столицы Сибири, а также о том, какие острые проблемы в формировании городской среды сформировались в большинстве городов Сибири.

«Интересный пост»

— Александр Юрьевич, как получилось что вы стали советником мэра по вопросам градостроительства? Было ли предложение Анатолия Локтя для вас неожиданным?

— И неожиданным, и, в каком-то смысле, долгожданным. Так сложилось, что в сфере градостроительства я консультировал многие города, но всегда хотелось поработать на благо родного города. Разовые случаи сотрудничества были, этому способствовало то, что я продолжительное время был в числе организаторов градостроительного форума в Новосибирске, с 2006 по 2010 год. Это была очень сильная экспертная площадка. Но системного и постоянного взаимодействия с новосибирским муниципалитетом сформировать не получалось. Весной прошлого года начальник новосибирского областного управления по охране культурного наследия Александр Кошелев предложил поучаствовать в разработке предмета охраны и градостроительных регламентов достопримечательного места «Новосибирский Академгородок». Ну а со сменой руководящего состава мэрии мой опыт оказался востребованным в родном городе уже на постоянной основе. Поэтому после предложения Анатолия Евгеньевича я долго не раздумывал, согласился сразу.

— Вскоре после своего избрания мэром Анатолий Локоть заявил, что строительная отрасль коррупционна. Вы согласны с этим эмоцио­нальным высказыванием градоначальника?

— Скажем так, деятельность строительной отрасли и система взаимодействия строителей с властью были крайне непрозрачны. Я считаю, что в первую очередь, одним из главных направлений реформ в городе должно стать повышение прозрачности взаимоотношений. И тогда мы исключим саму возможность возникновения коррупции. Новая градостроительная политика Новосибирска пока что находится в стадии формирования. При предыдущем составе мэрии градостроительная политика, знаменем которой выступал Сергей Боярский, была, конечно, понятна, однако подвергалась серьезной критике и вызывала множество нареканий, в том числе и с моей стороны. Сейчас нужно выработать новые принципы работы, сохранив позитивные наработки предыдущей администрации. Этот процесс еще в самом начале, пока что никаких разногласий с мэром у меня не возникало. Мы встречаемся, обсуждаем разные подходы к решению тех или иных проблем и с Анатолием Евгеньевичем, и с его заместителем Алексеем Кондратьевым. Конечно, ответственность всегда лежит на мэре, но Анатолий Локоть обязательно выслушивает различные точки зрения, прежде чем принять решение.

— Можно ли уже сейчас обозначить эти основные принципы, которые станут фундаментом новой градостроительной политики?

— Для начала нужно уйти от ручного управления отраслью и перейти к системе, в которой будут установлены четкие, понятные и прозрачные правила осуществления строительства на территории города. А также уйти от поддержки отдельных строительных компаний и бизнес-структур, выстроив баланс, учитывающий самые разные интересы. По сути, на территории города есть две категории людей, заинтересованных в его развитии. Первая — жители, для которых город — это среда обитания, они напрямую заинтересованы, чтобы она была максимально качественной и чтобы это качество улучшалось, а не ухудшалось. Вторая группа — бизнес. Для бизнеса территория города является ресурсом, который они эксплуатируют ради извлечения прибыли. И в этом нет ничего недопустимого, это естественно. Более того, у города для развития нет других ресурсов, кроме денег, которые вкладывает в территорию бизнес. Но важно, чтобы две чаши весов, на одной из которых интересы жителей, а на другой — бизнеса, находились в равновесии. У нас же ситуация долгое время складывалась так, что интересы бизнеса превалировали над интересами горожан, баланс был нарушен. Я не спорю, городу нужны инвестиции и необходимо максимально стимулировать строительный бизнес, но если мы видим, что количество квадратных метров растет, а среда обитания горожан деградирует, то мы платим слишком высокую цену развития отрасли.

— Неужели у чиновников или, тем более, у представителей строительного бизнеса может в ближайшее время появиться искренняя заинтересованность в улучшении городской среды?

— У чиновников такая заинтересованность появилась. Во многом по той причине, что у нас есть избранный мэр, и его программа строилась на принципах улучшения качества городской среды. Цель продекларирована. И теперь наша задача как специалистов — выработать и предложить инструменты для ее реализации. Пришло время разработать программу пространственного развития города, в Стратегическом плане 2002 года этот аспект был проработан очень слабо. Получив комплексную стратегию, мы сможем приступить к разработке нового генерального плана.

«Сместить акценты»

— Какие недостатки есть в действующем генплане?

— У меня к нему много претензий. Главное — невнятность целей и задач. Задача повышения качества среды обитания новосибирцев обозначена очень расплывчато и инструментов, как это сделать, не предложено. Зато явно прослеживается курс на освоение новых территорий в интересах строительного бизнеса. Такое освоение происходит, а вот обеспечение территорий школами, детскими садами, поликлиниками, парками, дорогами явно отстает от потребностей. И если проблему детских садов город при поддержке области и федерального правительства еще как-то пытается решить, то с остальной инфраструктурой все гораз­до хуже. Школ мы должны строить в три раза больше, чем детских садов, но этого не происходит. А если мы возьмем инфраструктуру физкультуры и спорта, досуга для молодежи, то здесь вообще огромный провал, по сути все держится на инфраструктуре советского прошлого. Получается, что новое жилье вводится, но инфраструктурой не обеспечивается, следовательно, качество жизни на этих территориях — чрезвычайно низкое.

Это и проблема генплана — планирование социальной и транспортной инфраструктуры в нем никак не увязано с бюджетными возможностями. Например, чтобы выполнить предложения генерального плана по строительству магистральных дорог, мы должны в 2015 году потратить на это 25 миллиардов руб­лей — чуть меньше, чем весь городской бюджет! А население растущих микрорайонов генплан предлагает вывозить на метро, запланировав почти 60 станций — когда мы их построим?

— И как эту проблему решать?

— Если мы действительно понимаем, что не можем обеспечить введение инфраструктуры темпами, соответствующими введению жилья, то нужно сместить акценты и притормозить освоение территорий, где нет никакой инфраструктуры, сосредоточившись на тех районах, где она есть. Например, на территориях существующего частного сектора, в районах, занимаемых ветхим жильем. Там обычно рядом есть вся необходимая инфраструктура. Если мы посмотрим в целом на ситуацию, то обнаружим большое количество школ, которые недогружены, в том числе тех, которые окружены частным сектором. Школы эти строились еще в советское время, в расчете на то, что впоследствии вокруг вырастет многоэтажное жилье, но по факту оно не возник­ло. В то же время город строит школы в каких-то других местах, и это как минимум не рацио­нально.

Нужно создать правовые условия для реконструкции существующих районов индивидуальной застройки, улучшить качество условий проживания там, привести их в порядок, и принять решение, где уместно возвести многоэтажное жилье, а где сохранить малоэтажное, заменив ветхие дома современными. Нужно понимать и то, что помимо всего прочего, осваивая новые территории, мы отбираем территорию у природы, и эта потеря невосполнима. Мы должны использовать существующие ресурсы, не наращивая и не усугубляя проблемы в городе.

«Либо лекарство, либо яд»

— Востребован ли на новом месте ваш пермский опыт, будете ли применять его в Новосибирске? Расскажите, чем конкретно вы занимались в Перми?

— В Перми была разработана стратегия пространственного развития города, и на ее основе создан дееспособный генеральный план, в котором были детально прописаны все мероприятия по развитию городских территорий на среднесрочный период. История, когда асфальтируется дорога, а на следующий год по ней прокладываются трубы — это не анекдот, а, увы, повседневная практика всех наших муниципалитетов. Это происходит потому, что скоординированной программы действий городских служб, хотя бы на короткий период, а тем более на несколько лет, просто не существует. Это очень серьезная проблема для муниципалитетов. В Перми в генеральном плане была разработана четкая, отлаженная программа мероприятий на шесть лет, и она пока что работает, несмотря на то, что со сменой власти в регионе и городе основные идеологи пермской градостроительной политики покинули свои посты.

— Какие болевые точки в градостроительстве Новосибирска вы бы выделили?

— Город, конечно, болен. Понятно, что районы, которые застраивали в 1970 годах, более проблемные, чем центр города. По большому счету стопроцентно здоровых территорий в Новосибирске просто нет. Город нужно лечить. И, я уже не раз об этом говорил, каждое здание в этом процессе является либо лекарством, либо каплей яда. Градостроительная стратегия, генеральный план и все последующие документы, которые будут приняты, должны стать курсом лечения города. Нужно не просто решать формальные задачи, но и стремиться улучшать городскую среду с помощью градостроительного регулирования. Непоправимых ошибок нет, но есть очень серьезные промахи. К ним, несомненно, относится площадь Маркса, это очень проблематичная территория, по ее реконструкции должна быть выработана специальная стратегия. Исправить ошибки можно, но это тяжело, долго и очень дорого.

— Вы согласны, что центральная часть города уже изуродована? Есть ли какая-то возможность улучшить облик центра, или этот вопрос сейчас больше относится к стихийному явлению, не поддающемуся по большому счету контролю?

— За последнее время в центре Новосибирска действительно появилось много «неожиданных» зданий. Нужен жесткий регламент застройки центра, чтобы только в его рамках застройщик был бы свободен в своих решениях. Центр города — территория со сформировавшимся характером застройки, и исходя из этого характера и должны быть определены примерные параметры разрешенного строительства или реконструкции зданий. Если застройщику по каким-то причинам кажется, что ему нужно выйти за эти рамки, то он должен обосновать и защитить свою позицию на публичных слушаниях. Эта норма содержится в законодательстве, но нужно, чтобы она наконец заработала.

— Какие общие проблемы в градостроительной политике в городах России вы можете выделить, и какие в этом плане есть различия?

— Общих крупных проблем много — отсутствие стратегий развития, неработоспособность генеральных планов. Пожалуй, лишь Пермь пока попыталась преодолеть эти проблемы. Где-то, как в Красноярске, разрабатывают новые генеральные планы, но кроят их по старым лекалам, и у меня есть большие сомнения, что они станут полноценным работоспособным инструментом управления развитием территорий. Хотя некоторые города, например, Уфа и Екатеринбург, сегодня задумываются о необходимости разработки стратегии пространственного развития.

Вторая важная проблема — отсутствие дееспособных регулятивных инструментов, регламентов правил землепользования и застройки, отсутствие регламентов благоустройства. Это ситуация также характерная почти для всех городов.

Одна из проблем градостроительной политики — отсутствие дееспособных регулятивных инструментов, регламентов правил землепользования, застройки и благоустройства 028_expert-sibir_11.jpg Фото: Михаил Кичанов
Одна из проблем градостроительной политики — отсутствие дееспособных регулятивных инструментов, регламентов правил землепользования, застройки и благоустройства
Фото: Михаил Кичанов

«Достопримечательное место»

— Как оцениваете уровень городской скульптуры в Новосибирске: их качество, систему расположения, смысловую наполненность и уровень художественного воплощения? Складывается впечатление, что современные изваяния в Новосибирске гораздо примитивнее того, что устанавливают в Томске, Иркутске, Красноярске, Омске… Что планируете делать в этом направлении?

— В течение последних десятилетий в Новосибирске проводилась странная политика в этой сфере. Практически вся монументальная скульптура в городе возникала как частная инициатива. Появлялся спонсор или какой-нибудь инвестор и финансировал появление того или иного изваяния. Политика была простая: кто платит, тот и заказывает музыку. В связи с этим появилось много работ сомнительного во всех смыслах качества. Механизм нужно менять, именно с этим связано создание художественного совета в Новосибирске. Судьбу развития городской скульптуры должны определять не только чиновники и инвесторы, но и профессионалы и общественность в открытой демократической дискуссии.

— Приведите примеры удачных и неудачных памятников или арт-объектов в Новосибирске.

— Неудачный из последних — это, безу­словно, памятник «первому кинотеатру». С удачными посложнее… Такого памятника, который бы меня тронул за душу, в Новосибирске, к сожалению, нет. В то время как в Перми, к примеру, мне (и не только мне) нравится арт-объект «Счастье не за горами», который уже стал известен на всю Россию, вошел в фильмы и сериалы.

— Насколько эффективно, по вашему мнению, решается вопрос по сохранности памятников архитектуры в городах Сибири? В Перми вы занимали пост директора центра охраны памятников — расскажите, какие проб­лемы по этому вопросу возникали там, как вы их решали и какие задачи в этом плане стоят у Новосибирска и других городов Сибири?

— Это довольно сложный вопрос. Первый аспект касается физической сохранности объектов культурного наследия. Здесь во многих городах ситуация схожая, и в Пермском крае, и в Новосибирской области, и на Урале, и в Сибири. По закону сохранение объектов культурного наследия отнесено к полномочиям регионов, но средств на это в бюджетах не хватает. Появляются предложения передавать объекты в частные руки, но, к сожалению, зачастую эта мера приводит не к сохранению архитектурных памятников, а напротив — к полному разрушению, когда новый собственник, приспосабливая историческое здание к со­временному использованию, нарушает его сохранность или даже полностью разрушает памятник.

Другой аспект проблемы — сохранение территорий исторической застройки, центров городов, ценных фрагментов старой застройки. Мы знаем много случаев, когда в таких районах «вдруг» возникает высотная башня или здание, масштаб которого полностью подчиняет себе старое окружение, подавляет его. И, вроде, казалось бы, установлены на такой территории зоны охраны памятников, но по факту, если такие здания возникают, то этот инструмент не работает. В Перми я руководил разработкой системы регламентации, которая должна подчинить возникающую новую застройку старой, а не наоборот. В рамках действующего законодательства, конечно. Нами было разработано двенадцать проектов зон охраны и семь проектов достопримечательных мест на территории города. Разработали градостроительные регламенты для самых разных территорий — исторического центра города, деревянного первогорода, заводской слободки, конструктивистского и сталинского рабочих поселков. Это очень эффективный инструмент градорегулирования.

— Будут ли выделены в Новосибирске так называемые «достопримечательные места» как это было сделано в Перми? Если да, то расскажите подробнее об этом.

— В декабре минувшего года областным правительством было принято решение о включении достопримечательного места Новосибирский Академгородок в реестр объектов культурного наследия РФ. Решений по другим достопримечательным местам пока нет, хотя предложения поступали.

— Если сравнивать Новосибирск и другие города Сибири в разрезе эффективности сохранения памятников культурного наследия, где дела обстоят лучше?

— Ситуация проблематична во всех городах. Наиболее интересным в этом плане является Иркутск. Там сохранились ценные фрагменты городской среды, такие как улица Карла Маркса. Кроме этого там был интересный проект по регенерации квартала деревянной застройки (130 квартал), но, к сожалению, качество исполнения этого проекта оставляет желать лучшего. Пытается сохранять и реставрировать фрагменты старого деревянного зодчества Томск, но, в то же время, там есть серьезные проблемы с сохранением больших массивов такой застройки, ее очень много и никаких ресурсов сохранить этот ценнейший деревянный город просто нет.

«Платные парковки — нужны»

— Как решать проблему с парковочными площадками в центре? Нужны ли платные парковки?

— На текущий момент введение платных парковок в центральной части города и других переполненных стоящим транспортом местах — это единственно возможный выход, другим способом проб­лему дефицита парковочных мест решить уже невозможно. Сегодня парковки бесплатные, и именно поэтому они в дефиците. Если будет цена хотя бы десять руб­лей, то дефицит снизится. Грубо говоря, цена должна быть такой, чтобы количество парковочных мест соответствовало количеству желающих припарковаться.

— Относительно недавно в Новосибирск приезжал архитектор объединенного Берлина Ханс Штимманн, который высказал мнение, что Новосибирск очень неудобен для пешеходов города. Разделяете ли вы это мнение? Какие города, где вам приходилось работать, выигрывают в этом плане, а какие проигрывают?

— Новосибирск действительно очень плохо приспособлен для пешеходного и велосипедного движения. Если останавливаться на велосипедном движении, то мне очень нравится опыт Перми. Система велодорожек там закреплена в генеральном плане, за три года, что мне там пришлось работать, были построены велосипедные дорожки на многих улицах, оборудованы велопарковки. В процессе этой работы велопользование в городе увеличилось на порядок. И если в Новосибирске я вынужден передвигаться почти исключительно на автомобиле, то в Перми большую часть перемещений я осуществлял на велосипеде.

Если говорить про пешеходное движение, то тут Новосибирск также далек от идеала. Это связано с неудовлетворительным состоянием покрытия многих тротуаров, в том числе с плохой их чисткой зимой. Кроме этого, тротуары, как правило, заставлены припаркованными автомобилями. Практически нет пешеходных улиц и зон. Эта проблема характерна для многих городов, но в некоторых ее пытаются решать. В прошлом году была построена пешеходная улица в Омске, еще раньше создано пешеходное пространство в 130 квартале в Иркутске, есть пешеходные улицы и в Перми, в Екатеринбурге, Самаре, Казани, но лучшая, на мой взгляд, пешеходная улица — Большая Покровская — устроена в Нижнем Новгороде.

— Есть ли, на ваш взгляд, город, который близок в плане к градостроительной политике и уровню благо­устройства к идеалу?

— Что значит «идеал»? Я думаю, стоит говорить о комфортном городе, о дружелюбном городе, об интересном городе. О городе, привлекательном для жизни. Важно, чтобы вам хотелось жить в родном городе и не хотелось из него переезжать куда-либо. Идеальных городов не существует, у каждого своя история, своя ментальность, своя аутентичность. Свой идеал. Все это необходимо учитывать, и, решив, каким должен быть город, в котором будут жить наши дети и внуки, дальше следует приступать к разработке плана достижения поставленной цели.

У партнеров

    Реклама