Трудности товарооборота

Экономика и финансы
Москва, 29.02.2016
«Эксперт Сибирь» №9-10 (471)
По итогам прошлого года томский бизнес снизил экспортные поставки, но увеличил объем импортных операций

Ничего сверхъестественного не произошло. По большому счету, Томская область всегда больше ввозила из-за рубежа, чем экспортировала. Итоги 2015 года в этом смысле не стали откровением — экспорт в очередной раз упал, а импорт снова увеличился. При этом товарооборот со странами СНГ снизился на 41,4 млн долларов (на 54,2%) по сравнению с 2014 годом и составил 34,98 млн долларов. Главным образом из-за уменьшения экспортных операций с Узбекистаном (-25,7 млн долларов) и Украиной (-8,9 млн. долларов).

«Несмотря на «войну санкций», страны, с которыми торгуют томские участники внешнеэкономической деятельности, не поменялись, — пояснил начальник Томской таможни Андрей Агашев. — Может быть, они и снизили темпы, но в основном это страны дальнего зарубежья, европейские государства. Есть небольшой разворот в сторону Китая. В прошлом году больше товаров, чем обычно, поступило из КНР».

По данным таможни, в 2015 году наибольший товарооборот у Томской области был с Финляндией (100,8 млн долларов), Китаем (65,9 млн долларов), Италией (24,8 млн долларов), Германией (16 млн долларов). При этом общее снижение экспорта, как ни странно, сопровождалось увеличением числа экспортных деклараций. За 2015 год Томской таможней было выпущено 12 503 деклараций (8 636 — экспорт, 3 867 — импорт), что на 3 954 декларации больше (+981 по экспорту и +2 973 по импорту) по сравнению с 2014 годом.

Этот факт скорее всего говорит о том, что во внешнеэкономическую деятельность стали включаться небольшие предприятия, которые пока не делают погоды в статистической графе «товарооборот», но уже могут похвастаться своей численностью.

Малые экспортеры и большие амбиции

Для небольшого томского предприятия самый простой способ влиться в ряды субъектов внешнеэкономической деятельности — это начать работать с томской торгово-промышленной палатой в рамках зарубежных b2b миссий. За последние пять лет таковых случилось около шестидесяти. Из последних — поездки делегаций томских бизнесменов в Монголию, Индию, Азербайджан, Израиль, Китай. Пару лет назад добирались даже до Австралии. Словом, возможности есть, если знаешь, что и кому хочешь продать.

«С одной стороны, внешнеполитическая ситуация значительно сократила число стран, с которыми наш бизнес плотно работал, — говорит директор Центра развития внешнеэкономической деятельности Томской ТПП Александр Беляев. — С другой — там, где есть политические ограничения, деловые каналы остаются и бизнесмены продолжают переговоры со своими коллегами из других стран. Томские предприятия имеют колоссальный экспортный потенциал. Наша продукция появилась на таких экзотических рынках, как Индонезия, Малайзия, Монголия. В прошлом году подписаны контракты с компаниями из Грузии. Сегодня уже есть компании, которые как с помощью ТПП, так и на своем энтузиазме начали выходить в Европу».

Самым амбициозным проектом такого рода можно считать выход одной из томских компаний на европейский рынок меда. В конце прошлого года фирма начала продавать сибирский мед в Германию и Люксембург — 20 тонн меда родом из Томской области, Алтая и других сибирских регионов было отправлено в эти страны. Переговоры были довольно тяжелыми как по сертификации, так и по цене, но сибирский мед оказался по качеству гораздо лучше, чем башкирский, украинский или мед из средней полосы России.

Похожая история произошла и с компанией «Руслана», которая изначально специализировалась на выпуске колбас, но затем начала заниматься сбором и переработкой дикоросов. Со своей продукцией небольшой компании удалось выйти на европейский рынок.

«Переработка недревесных продуктов леса очень интересна зарубежным партнерам, — говорит генеральный директор ООО «Фабрика продуктов питания «Руслана» Светлана Бажина. — Поэтому сегодня мы занимаемся экспортом березового гриба чаги в виде вытяжки, БАДов из чаги, а также сушеных и свежих грибов и ягод. В ближайшем будущем намечается большой контракт по поставкам ядра кедрового ореха. Пользуется спросом и масло кедрового ореха прямого отжима. Мы работаем с Китаем, Кореей и Швейцарией, идут переговоры с Индией. Чага в основном идет в азиатские страны, а масло и зерно кедрового ореха — в Швейцарию».

«Конечно, сегодня рынки стран СНГ остаются самыми доступными, — говорит Александр Беляев. — Казахстан, например, наш главный и традиционный партнер. Игнорировать рост азиатских рынков тоже глупо, поэтому мы акцентируем внимание на тех странах, экономика которых растет быстрее, чем мировая. Мы советуем нашим предприятиям идти на рынки Индии, Монголии. Кстати, в Монголию скоро пойдет томская мука. Томские пищевики выходят и на рынок Китая. Наши ранозаживляющие повязки поставляются в Объединенные Арабские Эмираты, компании нефтегазового сервиса выходят на рынок Ирана. IT компании работают на рынках США, Мексики, Бразилии и Чили. В Бразилии во время чемпионата мира по футболу в 2014 году программные продукты томской компании «Элком+» обслуживали бразильские стадионы. Так что томская продукция есть практически везде».

Кому с долларом жить хорошо

Очевидно, что львиная доля экспорта Томской области приходится на продукцию химической промышленности и лесопереработки. Однако это совсем не мешает компаниям иного профиля занимать свои ниши в глобальном экономическом пространстве.

Например, хорошо известная в Томске и за его пределами научно-производственная фирма «Микран» уже давно работает на внешних рынках со своей продукцией. В 2013 году по результатам торгово-экономической миссии в Индонезии, организованной томской ТПП, «Микран» нашел в этой стране нескольких партнеров. Сегодня компания получает здесь объемные заказы. Еще один пример — Вьетнам. Здесь «Микран» пошел дальше и открыл свой офис. Сегодня около миллиона долларов — это пул заказов компании во Вьетнаме. В 2013 году фирма предприняла дерз­кий шаг на европейском рынке, поглотив одну из высокотехнологичных компаний Италии со всеми сетями сбыта, производством и разработками. Сегодня компания Youncta используется томичами не только для производства продукции, но и для продвижения через ее каналы продукции «Микрана».

«Два года назад мы начали проект Youncta. Сейчас это стопроцентно дочерняя компания «Микран», которая работает на Россию, на Европу и США, Азию и Африку, — говорит директор департамента маркетинга и продаж НПФ «Микран» Егор Ильин. — Рост по бизнесу в пределах плановых показателей, но помимо того, что идут продажи продукции, которая производится непосредственно в Италии, это позволяет нам продавать продукцию «Микран» в Европу. И сегодняшняя ситуация для нас очень позитивна. Если сравнивать нас с конкурентами, то час разработчика в России в долларах стал намного дешевле, и компонентная база, которую мы производим, в долларах подешевела. Существенно расширилась география поставок. У нас есть знаковый проект по поставке отдельных компонентов в Европейское космическое агентство. Наш элемент используется в европейских спутниках. Это работа напрочь убивает всякую санкционную политику».

«Конъюнктура действительно изменилась, и курс руб­ля оказал стимулирующее или поддерживающее значение для наших предприятий, — говорит Александр Беляев. — Курс руб­ля помог при низкой цене в евро реализовать тот же самый проект с медом с хорошей арифметикой. Сегодня мы видим большой потенциал у компаний, которые занимаются дикорастущим сырьем, и колоссальный потенциал у компаний, которые производят продукты питания. Традиционно активно ведут себя компании IT-сферы, но они в таможенную статистику никак не попадают».

Может показаться странным, но таковы реалии рынка. Чем больше руб­лей дают за доллар, тем выгоднее работать на экспорт. И не только. Егор Ильин считает, что отечественные производители электроники получили «валютное» преимущество не только за рубежом, но и в России. «Наши цены в РФ стали на 20–30 процентов привлекательнее, чем у конкурентов, за счет изменения курсовой разницы. Операторы связи начинают все больше присматриваться к нашей продукции, поскольку она становится выгоднее, — отмечает он. — Если мы имеем контракты в долларах, то имеем большую маржинальность сделки, что позволяет нам инвестировать в свое развитие. А во втором случае мы можем вести более гибкую ценовую политику, где-то даже конкурируя с китайскими компаниями».

Светлана Бажина отмечает тот факт, что сегодня благодаря девальвации руб­ля контрагенты могут приобрести продукцию томских компаний по такой же цене, что и у китайских конкурентов, но более качественную. «Ситуация, когда мы думали, что будем плакать, подстегивает нас работать и оказаться первыми в этот период, чтобы расчистить площадку на будущее», — говорит она.

Число экспортных деклараций, которые прошли в 2015 году через таможню, увеличилось примерно на 11% — малый и средний бизнес активно осваивал внешнее экономическое пространство. Получается, по всем показателям наступила эпоха благоприятного выхода на внешний рынок. Конечно, для тех, кому есть что этому рынку предложить. Распахнутые азиатские и не такие уж непробиваемые европейские рынки вполне по зубам тем, кто готов потратить время и деньги для расширения географии своего бизнеса. И этот бизнес, как правило, не имеет ничего общего с химической промышленностью или лесопереработкой.

Внешнеторговый оборот Томской области за 2015 год составил 619,58 млн долларов и по сравнению с 2014 годом вырос на 101,77 млн долларов (+19,7%).

Экспорт составил 348,2 млн долларов и по сравнению с 2014 годом снизился на 5,4%. Основу экспорта составила продукция химической промышленности — 62,3% или 216,97 млн долларов, древесина и целлюлозно-бумажные изделия — 32% или 111,28 млн долларов (в 2014 году — 29,4%). На 35,4% снизился экспорт текстильных изделий и обуви (-466,6 тыс. долларов). Доля экспорта продовольственных товаров снизилась незначительно — с 1,3% в 2014 году до 1,1% в 2015 году.

Импорт в 2015 году составил 271,4 млн долларов и по сравнению с 2014 годом вырос на 121,76 млн долларов (+81,4%) из-за увеличения ввоза машин и оборудования в 2,05 раза в основном из стран дальнего зарубежья.

Экспортно-импортные операции осуществлялись с 95 странами мира. Страны с наибольшим объемом товарооборота: Китай, Финляндия, Швеция, США, Италия, Германия.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №9-10 (471) 29 февраля 2016
    А где результаты?
    Содержание:
    Вписали в стратегию

    «Стратегия-2030» потеряет смысл без решения хронических проблем бизнеса — дефицита финансирования, обременительной налоговой нагрузки, высоких административных барьеров и ограниченности доступа к госзакупкам

    Реклама