Заглянуть в завтра

Экономика и финансы
Москва, 12.12.2016
«Эксперт Сибирь» №49-50 (486)
Мир меняется быстрее, чем нам бы хотелось: отмирают профессии, становятся неактуальны специальности. Стихотворение Маяковского «Кем быть?» безнадежно устарело. Технологическая экономика диктует новые правила игры. Что надо знать сегодня, чтобы быть успешным завтра — об этом студентам сибирских вузов рассказывает образовательный проект «Энергия будущего», организованный компанией Ен+ в партнерстве с корпоративным университетом «Евросибэнерго»

Мир меняется быстрее, чем нам бы хотелось: отмирают профессии, становятся неактуальны специальности. Стихотворение Маяковского «Кем быть?» безнадежно устарело. Технологическая экономика диктует новые правила игры. Что надо знать сегодня, чтобы быть успешным завтра — об этом студентам сибирских вузов рассказывает образовательный проект «Энергия будущего», организованный компанией Ен+ в партнерстве с корпоративным университетом «Евросибэнерго».

Первая сессия проекта состоялась в октябре в Иркутске, в технопарке Иркутского политехнического университета: зал едва вместил всех желающих. В Красноярске организаторы собрали аудиторию в новом вместительном конгресс-холле Сибирского федерального университета, и оказались правы: утром понедельника более 600 красноярских студентов собрались послушать о будущем, о тех вызовах и технологиях, которые определят их жизнь и карьеру в ближайшие 10–15 лет.

Информационные технологии в авангарде

Современная экономика — дитя трех родителей: политики, природы и технологий. Как эти факторы связаны между собой и какой образ будущего создают, рассказывали Илья Сушин, младший партнер McKinsey Россия — одной из крупнейших мировых консалтинговых компаний, Вячеслав Соломин, генеральный директор компании «ЕвроСибЭнерго», Георгий Сафонов, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики, Михаил Юлкин, генеральный директор «Центра экологических инвестиций», и Алексей Спирин, директор департамента по экологии, охране труда объединенной компании «РУСАЛ».

По мнению экспертов, будущее определяют 12 технологий: мобильный Интернет, автоматизация интеллектуального труда, «интернет вещей», облачные технологии, передовая робототехника, самоуправляемые и полууправляемые транспортные средства, геномика нового поколения, хранение энергии, 3D-печать, новые материалы, передовые методы разведки и добычи нефти и газа, возобновляемые источники энергии. Почему в авангарде оказались именно эти технологии, и именно в таком порядке, объяснил Илья Сушин: компания McKinsey провела глобальное исследование, какой экономический эффект ожидается от внедрения этих технологий, насколько их потенциал применим в той или иной индустрии.

— Удивительно: мобильный Интернет, хоть он уже вовсю распространяется, до сих пор имеет самый большой потенциал, и самые большие деньги и экономические изменения стоит ждать там, — говорит Сушин. — А возобновляемые источники энергии, хотя технологически открывают нам новые горизонты, находятся в конце списка, поскольку себестоимость новой энергии не сильно ниже имеющейся, и только в перспективе мы можем ожидать ее удешевления на 20, а может, и 30 процентов. Напрямую на качество жизни, если переводить в деньги, это не повлияет, но есть другой эффект — снижение выбросов СО2, и тут большой вопрос: как учитывать эффект меньших выбросов углекислого газа на нашу с вами жизнь? Тут есть интересные варианты.

Автоматизация интеллектуального труда — это новый вызов времени, считает эксперт: в прошлые научно-технические революции автоматизировался ручной труд, сейчас же очевидно нужна автоматизация другого уровня: в интеллектуальной сфере задействованы примерно 230 миллионов человек в мире. Будущее многих людей и стран напрямую зависит от того, как скоро будет решена проблема хранения энергии.

— В мире миллиард двести миллионов людей, не имеющих сейчас доступа к электроснабжению, и миллиард автомобилей, работающих на бензине и дизтопливе, — говорит Илья Сушин. — Системы хранения больших объемов электро­энергии могут решить эти две задачи: перевести весь транспорт на более чистую энергию и дать доступ к ней нуждающимся — это в основном страны Африки, не очень развитые регионы Азии и Латинской Америки. Потребность в таких источниках колоссальная!

Безуглеродная диета

Любопытно, что по результатам студенческого голосования о наиболее перспективных технологиях, в первую тройку вошли автоматизация интеллектуальных процессов, возобновляемая энергетика и мобильный Интернет. По мнению директора Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики Георгия Сафонова и генерального директора «Центра экологических инвестиций» Михаила Юлкина, возобновляемые источники энергии — основные драйверы борьбы с глобальным потеплением и ростом выбросов СО2. В своих выступлениях они напомнили о Парижском климатическом соглашении, которое предписывает снизить выбросы углекислого газа, и это сейчас один из главных вызовов для российской экономики, требующий изменения ее технологического уклада.

О том, как бизнес может подготовиться к жизни в новых условиях, какие ниши для развития может найти, рассказал директор департамента по экологии, охране труда объединенной компании «РУСАЛ» Алексей Спирин. Он отметил, что металлурги уже почувствовали на себе изменение политики по отношению к чистоте производства: все больше покупателей алюминия интересуются не только качеством металла, но и уровнем выбросов СО2 при его производстве. Это объективные условия рынка, и им приходится соответствовать. Поэтому «РУСАЛ» последовательно наращивает закупку электроэнергии (а выплавка алюминия требует огромных объемов электричества) из безуглеродных источников генерации — сейчас это 95%. Есть и другие технологии, позволяющие сократить так называемый «углеродный след»: например, переход на технологию инертных анодов и использование электролизеров, работающих на силе тока 550 киловольт, а не 900: им требуется меньше электроэнергии, следовательно, снижается и уровень выбросов.

— Бизнесу должно быть выгодно развиваться, выгодно вкладывать в безуглеродные технологии, потому что за ними будущее, хотим мы того или нет, — подытожил Спирин. — Нашу продукцию будут оценивать с этой точки зрения, и чтобы не потерять свои конкурентные преимущества в будущем, надо уже сейчас задуматься над тем, каким образом развиваться дальше.

Между красивыми и умными

Очевидно, что эффект от новых технологий неодинаков для разных стран и что больше преимуществ получат те, где развитой интеллектуальный и научные потенциал, более высокий уровень образования. Где же место России в этом мире? Чтобы понять это, генеральный директор «Евросибэнерго» Вячеслав Соломин предлагает простую таблицу: чем характеризуются технологические лидеры и чем — ресурсные доноры. Для первых характерны наличие внятной научно-технической политики, много­образие форм научных исследований, наукоемкая промышленность, основанная на собственных технологиях, образование, ориентированное на подготовку творцов, и бизнес как инвестор этих разработок. Ресурсных доноров отличает отсутствие четких целей и приоритетов научной политики, преимущественно университетская наука, «отверточная» сборка, импорт технологий, образование, дающее квалифицированных потребителей, и государство как основной инвестор науки.

Велико искушение порвать на груди тельняшку и сказать, что Россия — сырьевой донор и другой ей уже не быть. Но Соломин не согласен: пока действительно государство и бизнес вкладываются в науку каждый по отдельности, имея свои приоритеты и представления о будущем.

— Как таковой четкой связи между промышленностью и наукой нет, и мы как компания постоянно сталкиваемся с тем, что научные институты пытаются изобрести совершенно не то, что нам нужно, а мы даже не знаем о существовании многих научных коллективов, — говорит Соломин.

О покупке высоких технологий речи тоже во многих отраслях не идет — их просто не продают, поэтому, так или иначе, России придется заниматься технологическим развитием самостоятельно. Сейчас доля России в мировых расходах на НИОКР — 2,5%, и по сравнению с США (31%), странами Европы (23,1%) и даже Китаем (13,5%) цифра невелика. Но именно высокие технологии делают страну конкурентоспособной на глобальном рынке, именно поэтому в их развитии должен быть в первую очередь заинтересован бизнес.

— Бизнес работает либо на получение прибыли, либо на развитие общества, — считает Вячеслав Соломин, — и мы как бизнес должны понять: как мы себя видим, какую цель имеем. Либо мы пытаемся инвестировать в будущее, либо больше думаем о краткосрочных антикризисных планах.

Говоря о конкретных технологиях, которые могут развиваться в России, Соломин называет «интернет вещей» — например, «умный» дом, создание высокотехнологичных материалов, накопителей энергии. В целом энергетика как отрасль стоит на пороге значительных качественных преобразований, продиктованных необходимостью повышения энергоэффективности. Не за горами то время, когда каждый дом может стать субъектом рынка электроэнергии: производить ее, продавать соседям или покупать у них. Еще одно перспективное направление — это развитие методов прогнозирования и управления в энергетике, особенно актуальное для России, где в советские времена энергосистема была сбалансирована большим объемом промышленности, сейчас настолько мощных производств нет и вряд ли появятся, а вопрос дисбаланса и недогруженных станций — тепловых и электрических — есть.

Кому это надо?

Даже на уровне одной компании, как показывает практика «Евросибэнерго», можно сделать многое: создать совместную лабораторию с МГУ по разработке альтернативной технологии солнечных панелей, которая позволяла бы сделать их гибкими и использовать в виде не отдельно выделенных электростанций, а как альтернативу строительным материалам. Развивать технологии в тепло­энергетике, внедрять Smart Grid (лаборатория работает в Иркутске) — системы безлюдной эксплуатации и диагностики.

Вопрос о том, какие технологии готово внедрять и развивать государство, был переадресован губернатору Красноярского края Виктору Толоконскому.

— Красноярский край — это не только огромная ресурсная экономика, добыча углеводородов, металлы, золото, алюминий — это еще и очень большой спектр самой современной, как принято говорить, наукоемкой, высокотехнологичной экономики, — напомнил присутствующим глава региона. — Около 70 процентов всех спутниковых систем, без которых нет всех этих технологий, делаются в Красноярском крае. Это огромное производство, связанное с новыми материалами, с накоплением энергии. У нас много предприятий современных атомных технологий. Мы делаем совершенно новый вид топлива, от производства которого вынуждены были отказаться США, несмотря на большое государственное финансирование. Для нас принципиально важным является направление «новые материалы», мы очень зависим от применения тех металлов, которые производят в крае. Аккумулирование энергии — важнейшая технология: вы понимаете, как у нас серьезна экологическая проблема, даже в Красноярске, нам нужны электромобили, поэтому мы ждем быстрозаряжаемых аккумуляторов большей емкости.

Нет таких современных технологий, которые были бы неинтересны, считает губернатор Красноярского края, но есть разная готовность их к практическому применению. Трудно не согласиться.

У партнеров

    Реклама