Лечение инвестициями

Низкая производительность труда образует замкнутый круг «неэффективность — сложность финансирования», который сдерживает развитие малого бизнеса ЮФО за пределами четырёх экономических центров округа. Предпринимателям нужна модернизация всеми доступными средствами

Во всех без исключения обзорах и оценках российских аналитиков, посвящённых качеству инвестиционного климата на юге России, производительность труда традиционно отмечается как наиболее слабая сторона всех регионов округа. Отставание производительности труда от среднероссийской по предприятиям в разных регионах округа варьируется от 25 до 60%.

Диалектика производительности

Наименьшее отставание в производительности малого бизнеса наблюдается в трёх из четырёх экономических центров округа: Краснодарском крае, Ростовской и Волгоградской областях, а также в Северной Осетии. Наибольшее — в Кабардино-Балкарии, Астраханской области, Калмыкии и Ставропольском крае.

Интересно, что именно на Ставрополье зафиксирован один из наименьших в ЮФО уровней плотности малого бизнеса на 100 тысяч населения. То есть при низкой плотности малых предприятий (МП) они одновременно являются, по официальным данным, более крупными по численности наёмных работников. При этом уровень их производительности существенно ниже, чем даже в среднем по округу. Похожая ситуация складывается и в других регионах с низкой степенью проникновения малого бизнеса (график 2). В Ростовской области, наоборот, плотность малого бизнеса превышает среднероссийский уровень. Одновременно здесь наблюдается и лучшая производительность труда. Классическое объяснение низкой производительности на Ставрополье и в других регионах — невысокий уровень конкуренции. Однако на соотношение производительности и плотности малого бизнеса влияют и два дополнительных фактора.

Во-первых, разные территории заметно отличаются друг от друга по своей отраслевой структуре. Например, в пределах Ростовской и Волгоградской областей и Ставропольского края, по оценкам статистики, около 80% малого бизнеса приходится на сферу торговли. В других же регионах торговые малые предприятия могут быть не так широко представлены по причине меньшей ёмкости рынка. В таком случае более существенную долю в обороте малых предприятий может занимать пищевое производство или сфера услуг. Так происходит в Краснодарском крае, где значителен объём торговли, но и сельское хозяйство развито, поэтому многие малые предприниматели участвуют в пищевом производстве. Очевидно, что высокая производительность в таком случае будет требовать больших затрат. В результате, в регионах с большей долей обрабатывающих производств либо более трудоёмких услуг производительность будет меньше по сравнению с регионами, где доминирует только торговля.

Во-вторых, на соотношение производительности и плотности малого бизнеса влияет разная степень участия теневой, статистически неучтённой деятельности. 30% — именно столько, по словам министра регионального развития РФ Дмитрия Козака, составляет объём теневой экономики в Южном округе. И малый бизнес может занимать весомую долю в этих 30%. В результате, относительно большее или меньшее соотношение производительности и плотности малого бизнеса территорий ЮФО может быть вызвано разным уровнем теневой занятости.

Неизбежное расширение потребительских рынков регионов за пределами четырёх наиболее экономически развитых территорий (Краснодар, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Волгоград — далее КРСВ) на фоне существенного роста ВРП способствует всё большему проникновению малых предприятий в экономику регионов округа. В свою очередь, возрастающая конкуренция заставит предпринимателей увеличивать производительность. Поэтому можно ожидать большего выравнивания производительности труда между малыми предприятиями разных регионов.

Прирост производительности малых предприятий регионов вне КРСВ существенно превосходит прирост их оборота, что при прочих равных условиях могло бы означать существенное повышение эффективности (график 3). Однако прирост капиталовложений на одно малое предприятие, в отличие от КРСВ, также превосходит прирост оборота. Это говорит о высокой капиталоёмкости роста малого бизнеса вне КРСВ. То есть малые предприятия здесь вынуждены нести существенные затраты, чтобы увеличить свою эффективность. Столь высокий уровень инвестиций в основной капитал — это необходимое «лекарство» от всё ещё низкой производительности. В свою очередь, её абсолютно низкий уровень (график 1) указывает на ещё недостаточную степень эффективности.

Кроме того, в рамках КРСВ инвестиции растут медленнее оборота — на 1% прироста оборота приходится 0,9% прироста инвестиций. В среднем по остальным регионам вне КРСВ этот показатель составляет 5,8%. Таким образом, существующая динамика говорит о действительно капиталоинтенсивном росте малого бизнеса пока только в КРСВ. Рост производительности — это результат капитальных вложений, дающих более высокую отдачу на оборот. Однако капитальные вложения малого бизнеса — это не всегда востребованный объект кредитования со стороны банков.

Соразмерность роста

По итогам первого полугодия 2007 года и на конец 2006 года годовой прирост банковской задолженности МП составлял неизменно чуть более 30%. С точки зрения банковского сектора такая динамика почти соответствует приросту инвестиций в основной капитал (на уровне 27%) в расчёте на одно малое предприятие и выглядит вполне обоснованной. Задолженность растёт чуть быстрее инвестиций в основной капитал. Это значит, что кредиты малые предприниматели получают прежде всего на пополнение оборотных средств. Определённую часть инвестиций им приходится осуществлять за свой счёт.

Особенно остро проблема модернизации стоит для малых предприятий, расположенных вне экономических центров округа. Инвестиции в основной капитал на предприятие малого бизнеса здесь растут существенно быстрее, чем в среднем по округу. Закономерно, что банки более осторожно кредитуют предприятия с меньшей производительностью и большими затратами на рубль оборота.

Чтобы определить степень недокредитованности малого бизнеса различных регионов в округе, попробуем сопоставить, с одной стороны — доли оборота малых предприятий КРСВ и остальных регионов от общего оборота по ЮФО, а с другой — доли в общем кредитном портфеле МП. В результате можно отметить, что малые предприятия КРСВ более обеспечены заёмными средствами по сравнению со своими коллегами в других регионах округа: совокупная доля их кредитов в общем кредитном портфеле округа превышает долю в ВРП, в то время как в оставшихся субъектах ЮФО наблюдается обратная ситуация (график 4).

Высокий потенциал рынка малых предприятий большинства регионов Юга создаёт все условия для развития кредитования малого бизнеса в растущих более быстрыми темпами экономиках Кавказа и Приволжья ЮФО. Низкая, но уверенно растущая плотность малых предприятий в таких регионах, как Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Астраханская область и Калмыкия (график 2 и таблица) создаёт здесь всё большую конкуренцию, а значит, в долгосрочном периоде должна привести к определённому росту эффективности в малом бизнесе.

Однако даже в регионах ЮФО со стабильно растущим оборотом МП низкий уровень производительности только по данным официальной статистики приводит к большим издержкам, чем в четырёх крупнейших регионах ЮФО. Ещё большими темпами издержки растут в результате существенных капитальных вложений. В результате малые предприятия вне четырёх экономических центров округа остаются пока менее эффективными, а значит более рискованными заёмщиками.

Сложившаяся ситуация «низкая производительность — недостаток финансирования — невозможность развития», весьма напоминающая замкнутый круг, может привести к постепенному изменению структуры малого бизнеса в пользу увеличения доли обрабатывающих производств и сферы услуг. В сфере торговли расти малым предприятиям всё сложнее. Нерастущим предприятиям крайне сложно привлечь финансирование не только на основные, но даже и на оборотные средства. Учитывая, что большинство малых предприятий (не менее 70%, по данным Росстата, на начало прошлого года) занимаются торгово-закупочной деятельностью, вероятность прекращения работы многими из них в среднесрочной перспективе высока как никогда.