Shell нырнёт в глубины

Русский бизнес
Москва, 29.09.2008
«Эксперт Юг» №20-21 (26)
Международная нефтяная корпорация намерена начать геологоразведку трудноизвлекаемых запасов в Республике Калмыкия на паях с одной из российских вертикально-интегрированных компаний (ВИНК)

Руководство Royal Dutch Shell подписало в Лондоне рамочное соглашение с главой Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым. Согласно этому соглашению, англо-голландская корпорация собирается заняться геологическим изучением недр с последующей разработкой трудноизвлекаемых месторождений углеводородного сырья. Страдающей от нехватки собственных запасов Shell это может позволить не только расширить свою ресурсную базу, но и закрепиться на российском сырьевом рынке. Однако в корпорации отдают себе отчёт в том, что для этого придётся привлекать к сотрудничеству одну из крупнейших российских добывающих компаний, иначе получить лицензию на разработку недр будет трудновато.

Третья попытка

В начале текущего века Shell уже пыталась выйти на калмыцкий рынок нефтедобычи, прощупывая варианты сотрудничества с ведущей на тот момент добывающей компанией республики ОАО «Калмнефть», имевшей лицензии на 15 месторождений Северного Каспия с суммарными извлекаемыми запасами около пяти млн тонн нефтяного эквивалента. Однако в 2004 году у менеджмента «Калмнефти» возникли серьёзные разногласия с республиканским руководством по вопросам собственности. Размолвка с Кирсаном Илюмжиновым привела к тому, что налоговые органы предъявили компании претензии на недоимку в размере 345 млн рублей. В результате в декабре 2004 года глава компании Владимир Болдырев угодил за решётку, а в отношении самой «Калмнефти» была введена процедура внешнего наблюдения. При таких обстоятельствах Shell предпочла не связывать себя никакими обязательствами по сотрудничеству.

Не «пошёл» на юге России и другой проект корпорации, которая через свою дочернюю структуру Shell Global Solutions три года назад предполагала реализовать в Ростовской области проект переработки угля в синтетический газ на разработанной Shell установке. По утверждению представителя компании Пера Зуедевельда, этот вид экологически чистого топлива можно использовать в теплоэнергетике и химической промышленности. В частности, речь шла о сжигании синтетического газа на Новочеркасской ГРЭС и Новочеркасском заводе синтетических продуктов. Но, по мнению энергетиков, себестоимость электроэнергии, получаемой таким способом, будет как минимум на 20% выше, чем при её производстве на обычной ТЭЦ. Поэтому от данного проекта отказались уже ростовчане.

Однако за прошедшие несколько лет обстоятельства изменились. С одной стороны, после смены руководства в «Калмнефти» в начале текущего года решением Роснедр было возобновлено действие выданной компании лицензии на разработку Надеждинского месторождения на северном Каспии; пообещали вернуть и остальные 14 лицензий. С другой стороны, в апреле пяти лицензий лишилась давно работающая в регионе НГК «Итера», которая через своё ООО «Югнефтегаз» владела правами на разведку и добычу углеводородного сырья на Ергенинско-Шаттинском, Херн-Худукском, Ханатинском, Бага-Чоносовском и Ики-Чоносовском участках. «Итера» с 2003 года пробурила на них лишь одну скважину, после чего посчитала глубоко залегающие нефтеносные пласты неперспективными для себя и свернула добычу в Калмыкии.

Кроме того, сама Shell до сих пор не может оправиться от скандала образца 2004–2005 годов, когда после проведения аудиторских проверок под давлением Комиссии по ценным бумагам и биржам США она вынуждена была признать, что неоправданно завысила оценку своих нефтегазовых запасов на 20% (до 16 млрд баррелей нефтяного эквивалента), что привело к крупным штрафам, выплате компенсации акционерам (470 млн долларов) и отставке руководства корпорации. Отраслевые аналитики полагают, что среди ведущих нефтедобывающих мировых компаний именно у Shell наиболее сложное положение с ресурсной базой. Нынешние же цены на нефть заставляют ведущие мировые и отечественные ВИНК обращать внимание и на трудноизвлекаемые углеводороды. Поэтому новое руководство Shell в лице Криса Финлейсона ухватилось за возможность расширения запасов за счёт калмыцких недр.

Невероятные приключения иностранцев в Калмыкии

Следует заметить, что особыми успехами для иностранных добывающих компаний работа в России вообще пока не ознаменована. Та же Royal Dutch Shell совместно с японскими Mitsui и Mitsubishi фактически провалила участие в проекте «Сахалин-2» и вынуждена была под давлением Росприроднадзора, обвинившего иностранцев в нарушении природоохранного законодательства, в ноябре 2006 года продать за 7,45 млрд долларов 50%+1 акцию проекта «Газпрому». Пока ничего не получается у французской Total, которой так и не удалось договориться с НК «Роснефть» о совместной разработке Туапсинского прогиба на черноморском шельфе — «Роснефть» предпочла осваивать участок вместе с «ЛУКОЙЛом». Total не стала разрабатывать и ещё один участок — «вал Шатского», на котором она планировала добывать нефть совместно с ЮКОСом.

Калмыкия не стала исключением в этом ряду. Так и остался нереализованным амбициозный российско-украинский проект «Калмыкия», который инициировала национально-акционерная компания (НАК) «Нефтегаз Украины». Предполагалось, что НАК инвестирует 162,7 млн долларов в геологоразведку и последующую добычу с 2006 года на шельфе Каспийского моря. Проект «Калмыкия» предусматривал участие компании на территории Калмыкии в освоении пяти блоков на суше, перспективных площадей на шельфе Каспия, а также 17 действующих месторождений, принадлежащих ОАО «Калмнефть» и ЗАО «Калмпетрол». По оценкам, общие ресурсы нефти на структурах составляют 135 млн тонн. В качестве первого шага по реализации проекта правлением НАК «Нефтегаз Украины» было принято решение о приобретении 50% акций ЗАО «КалмОйл». Однако уже в 2005 году госхолдинг, будучи отрезанным от прямых поставок туркменского газа, оказался на грани банкротства с долгом в 14 млрд гривен. И о калмыцком проекте пришлось забыть.

Последним из иностранцев, который столкнулся с проблемами в Калмыкии, оказалась шведская компания Lundin Petroleum АВ, попытавшаяся через подконтрольную ей компанию «Петроресурс» в одиночку начать освоение Лаганского блока на северном Каспии. Была отработана уже знакомая схема: природоохранные ведомства указали шведам на нарушение Рамсарской конвенции, запрещавшей работы в заповедных зонах дельты Волги на структуре «Морская-1» (предполагаемые ресурсы 640 млн баррелей) в районе острова Чистая Банка, а Рос­природнадзор пригрозил отозвать у них лицензию за срыв взятых обязательств по «выходу на шельф». Как  можно было делать и то, и другое одновременно, скандинавам не объяснили. Но те намёк поняли правильно — Lundin поделился с «Газпромом» 50%+1 акцией «Петроресурса», и все проблемы отпали сами собой.

Судя по всему, намёк поняла и Shell, поэтому, входя в Калмыкию, изначально действовала тоньше.

Троянский конь

Как пояснил «Эксперту ЮГ» министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Калмыкии Санджи Эняев, Shell намерена заняться в республике разработкой тех нефтеносных слоёв, которые неинтересны российским компаниям вследствие отсутствия у них надлежащего оборудования и практики. По его данным, представителей корпорации интересуют запасы «не менее сотен тысяч тонн», расположенные на глубине порядка 6,5 км со значительным обводнением и с высоким содержанием сероводорода (32%). В первую очередь речь идёт об отозванных у «Итеры» лицензиях на пять участков, которые посчитали неперспективными как НГК, так и «Татнефть». Эти лицензии скоро должны выставляться на конкурс, и в республиканском правительстве полагают, что наибольшие шансы их получить — именно у англо-голландской корпорации.

«Shell на сегодняшний день располагает самыми современными технологиями добычи трудноизвлекаемых углеводородов, — заметил аналитик ИК “Тройка Диалог” Валерий Нестеров. — Передовая техника и позволяет им получить карт-бланш на месторождения, которые неинтересны отечественным компаниям. У них есть средства на проекты с повышенным риском. В случае успеха Shell будет вне конкуренции среди иностранных компаний, работающих на российской “суше”».

В то же время, полагает г-н Нестеров, для нормальной добычи в республике корпорация будет вынуждена создавать совместное предприятие. Вероятнее всего — с «Газпромом», совместные проекты с которым у Shell реализуются не только на «Сахалине-2», но и при разработке Салымской группы углеводородов (Западносалымского, Верхнесалымского и Выделыпского) с извлекаемыми запасами свыше 120 млн тонн нефти. Общий объём инвестиций в Салымский проект в Shell оценивают примерно в 1 млрд долларов.

Возможное участие в новом калмыцком проекте «Газпрома» подтвердил и Санджи Эняев, заметив, что Shell готов рассмотреть «сахалинский вариант» СП из расчёта 50%+1 акция в пользу газовиков. К тому же именно на северном Каспии у «Газпрома» в разработке находится Астраханское газоконденсатное месторождение, ряд трудноизвлекаемых участков которого вполне может заинтересовать будущее СП. Появление такого «троянского коня» в лице государственного «Газпрома» может гарантировать Shell, что все конкурсы, согласования и разрешительные документы в Калмыкии будут проходить автоматически.

До появления бизнес-плана называть конкретные цифры инвестиций в калмыцкие недра пока преждевременно, хотя в руководстве республики говорят о вложениях как минимум в 100 млн долларов.

По мнению аналитика ИК «Проспект» Александра Кузнецова, «на одну скважину придётся вложить с учётом обводнения сотни тысяч долларов». Эксперт ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин оценил планы добывающих компаний из расчёта 27,5 долларов за добываемую тонну в размере не менее 8–8,5 млн долларов ежегодно. При этом, заметил он, единовременно необходимо вложить от 500 тысяч до 1 млн долларов для борьбы с обводнением. Алексей Логвин из ФК «Мегатрастойл» полагает, что для того, чтобы реализовать намерение добывать в Калмыкии 2 млн тонн нефти в год, с учётом неразвитости инфраструктуры в республике, придётся инвестировать 30–35 млн долларов ежегодно.

Пока, согласно рамочному соглашению, Shell и власти Калмыкии, по территории которой проходит часть трубопровода Каспийского трубопроводного консорциума (корпорация является одним из основных его акционеров), договорились о создании совместной рабочей группы и организации оперативного обмена информацией.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №20-21 (26) 29 сентября 2008
    Инвестиционный форум
    Содержание:
    Пир во время шторма

    Сочинский инвестфорум зафиксировал спад абсолютных показателей, некоторый рост качественных и обозначил глобальную проблему финансирования южных проектов, масштаб которых всё растёт. Нехватка длинных денег у банков угрожает заморозкой проектов, которые не пройдут через ставшее более мелким сито отсева

    Реклама