Комбайн-надежда

Сергей Кисин
30 марта 2009, 00:00
  Юг

«Ростсельмаш» запустил в серийное производство роторный комбайн, с которым завод намерен выйти на североамериканский рынок, где отечественное сельхозмашиностроение пока не представлено вовсе

Роторный комбайн 6-го класса TORUM призван завоевать долю отечественного рынка, с этой же машиной предприятие планирует выйти и на рынки Северной Америки. Предполагается, что конкурировать с зарубежными аналогами TORUM будет не только (традиционно) по цене, но и по качеству и оригинальности технических решений. Участники же рынка считают, что новая модель не избавлена от старых недостатков и может использоваться только в ограниченных условиях. Генеральный директор «Ростсельмаша» Валерий Мальцев утверждает, что при отсутствии верхнего предела по урожайности возможности TORUMа позволяют убрать за сезон 1500–2000 га. По мнению г-на Мальцева, новый комбайн будет востребован в первую очередь агрохолдингами и крупными хозяйствами, заказы от которых производитель уже получил.

В интервью «Эксперту ЮГ» президент ЗАО «Новое Содружество» (собственник «Ростсельмаша») Константин Бабкин заметил, что в текущем году должно быть собрано порядка 200 машин данной модели, а через год-два это число будет доведено до 500.

«Мы рассчитываем этим комбайном насытить прежде всего внутренний рынок, — заявил г-н Бабкин, — а также вывести его на рынки Украины и Казахстана. В ближайшей перспективе планируем начать продажи TORUMа через собственную дилерскую сеть Buhler в Северной Америке. До этого у нас не было подходящей модели для вывода на этот рынок».

Главным конкурентным преимуществом новой машины станет цена. По данным Константина Бабкина, TORUM обойдётся покупателям как минимум на 30% дешевле зарубежных аналогов — примерно в 7 млн рублей. К примеру, по данным «Немецкой аграрной группы», цена роторного комбайна европейской сборки сегодня может достигать 300 тысяч евро (13,2 млн рублей по нынешнему курсу без учёта введённой на 9 месяцев
15-процентной таможенной пошлины в соотношении не менее 120 евро за 1 кВт установленной мощности двигателя). Роторные аналоги сегодня производят Case New Holland и John Deere, «гибридный» комбайн делает Claas.

Кроме того, конкурировать с импортными ростовский комбайн теперь может и по качеству. При создании машины было использовано более двух десятков новых конструкционных решений, главного из которых нет в комбайнах конкурентов — это роторное молотильно-сепарирующее устройство ARS (Advanced Rotor System), в котором дека вращается в противоположную ротору сторону. Это позволяет интенсивнее очищать и обмолачивать не только зерно, но и рис, кукурузу, подсолнечник и др.

В России это первый образец серийного «ротора», аналогов которому пока не планируют выпускать ни отечественный «Агромашхолдинг», ни российско-немецкий сборочный завод Claas в Краснодаре. А ведь вывод на рынок комбайна 6-го класса был одним из условий государственной поддержки отечественного сельхозмашиностроения, озвученным на антикризисном совещании в Ростове в конце прошлого года.

Небольшую партию роторных комбайнов «Дон-ротор» «Ростсельмаш» выпустил ещё в 80-х годах прошлого века, однако, по признанию специалистов, модель была явно недоработана. Комбайн часто ломался и плохо работал в сырую погоду. К тому же колхозники использовали машину на уборке зерна, хотя «Дон-ротор» был приспособлен только для подсолнечника и кукурузы. Вдобавок никто не следил за тем, чтобы масло не засоряло двигатель, в котором ротор создавал очень высокое статическое напряжение, способное вызвать искру и привести к возгоранию мякины.

По мнению продукт-менеджера компании «Клаас Восток» Игоря Куприненко, в новую модель перекочевали старые недостатки «Дон-ротора». «В новой системе противовращения тяжело поддерживать нормальное рабочее состояние машины, так как комплектующие и детали, поставляемые “Ростсельмашу”, традиционно не отличаются высоким качеством, и комбайн будет чаще выходить из строя, — объясняет г-н Куприненко. — Эта система требует большого расхода дизтоплива, а при незначительной урожайности недозагруз комбайна сделает его использование нерациональным. Мощность двигателя в 400 лошадиных сил “съест” всю прибыль. Многие производители и ранее пытались внедрить у себя схему противовращения, но затем отказались от этой идеи».

Размеры жатки у TORUMа (7,5 м) идеальны для региона с хорошей урожайностью — 50–60 ц/га. Однако в среднем по России урожайность составляет 20–30 ц/га, для чего наиболее целесообразна жатка подлиннее — до 12 м. Сам Константин Бабкин признаёт, что новая машина не лишена недостатков и не совсем подходит для регионов с «влажными хлебами».

По мнению ведущего эксперта УК «Финам Менеджмент» Дмитрия Баранова, «Ростсельмашу» необходимо было довести до конца разработку роторной модели даже с её нынешними недостатками, чтобы не потерять вложенные средства. «Если удастся адаптировать машину к нашим полям, нашим дорогам и нашим ГСМ, уменьшить потери зерна, то TORUM, безусловно, завоюет своё место на рынке», — полагает г-н Баранов.

Предполагается, что введённые правительством таможенные ограничения на поставки импортной зерноуборочной техники и вывод в серию машины к новому урожаю позволят «Ростсельмашу» успеть продать какое-то количество роторных комбайнов уже в нынешнем сезоне, закрепив свою долю в этом сегменте рынка до отмены правительственных санкций.

Перспективы же продаж этих комбайнов за океаном пока не берётся оценить никто, так как вывод на абсолютно новый рынок практически неизвестной в Канаде и США модели потребует значительных вложений по её продвижению. А это в условиях финансового кризиса и бедственного положения отрасли в самой России пока маловероятно.