Заваленный угол модернизации

Моя жена решила получить загранпаспорт. Институт прописки в нашей стране, как известно, упразднён, но загранпаспорта выдают только по месту постоянной регистрации — закон суров, но это закон. Поэтому жене с ребёнком пришлось отправиться в Волгодонск, где она, собственно, и зарегистрирована. Я напрасно рассчитывал на то, что расставание с семьёй продлится несколько дней: стараниями волгодонского отделения ФМС жена сдавала документы на протяжении трёх недель.

Первый поход в офис ФМС оказался безрезультатным: в понедельник документы на загранпаспорта не принимали. На следующий день сдать документы тоже не удалось: оказалось, что анкеты сотрудники ФМС не выдают, для этого заявителю нужно зайти на сайт организации и распечатать анкету самостоятельно, судя по всему, это такой ненавязчивый способ поднять рейтинг посещаемости ресурса. При этом жене намекнули, что есть тут недалеко одна организация, где за умеренную плату вам помогут правильно оформить все документы, а иначе вы же понимаете. Но супруга решила пойти на принцип и провести эксперимент, что называется, в чистом виде.

Волгодонск — город небольшой, интернет есть далеко не везде. Пока нашли место, где скачать и распечатать анкету, пока сделали все ксерокопии, оплатили госпошлину, под давлением особых обстоятельств в виде двухлетнего ребёнка прошло два дня. Наконец, в пятницу жена снова отправилась в ФМС, чтобы обнаружить там объявление, что аппарат для фотографирования заявителей сломался, а особо жаждущие получить паспорт могут обращаться в станицу Романовскую за двадцать километров от Волгодонска. Разумеется, этот вариант даже не рассматривался, тем более что на объявлении не было написано ни телефона, ни времени работы тамошнего отделения.

Всю следующую неделю попытки дозвониться до ФМС и выяснить, заработал ли аппарат, были безуспешны: телефон не отвечал. К счастью, офис ФМС находится через дорогу от дома, где живут родители моей жены, и туда можно было просто время от времени наведываться. В разгар февральских морозов ребёнок от всех этих хождений подхватил-таки простуду, и мне за триста километров от семьи уже стало казаться, что эта история не кончится никогда. И вот настал тот день, когда аппарат снова заработал, — в конце третьей недели всей эпопеи. Но когда работнице ФМС всё-таки удалось сфотографировать нашу непоседливую дочь, в аппарате снова что-то произошло, в кабинете запахло палёной пластмассой и сотрудницы отделения тут же приняли решение эвакуировать посетителей. Правда, интуиция моей жены оказалась на высоте: в тот же день, за полчаса до закрытия офиса ФМС, она зашла узнать, не заработал ли аппарат. «Да вы не переживайте, — сказали дамы из отделения, — у нас тут ещё один есть, сейчас мы вас быстренько сфотографируем, пока и он не сломался». И напоследок поинтересовались у супруги, понравилась ли ей фотография, а то, знаете ли, много недовольных. Но и на этом история не кончилась: не так давно жене позвонили из ФМС и сообщили, что детское фото всё же не вышло, так что надо бы прийти ещё раз. Одним словом, если бы у меня был знакомый драматург-абсурдист, я, не раздумывая, подарил бы ему этот сюжет.

По идее, нынешняя система выдачи загранпаспортов должна была создать для всех одинаковые условия и отсечь от процесса многочисленных посредников. Раньше, как известно, сдать документы на загранпаспорт можно было в любой турфирме, а стоимость оформления зависела от сроков. При крайней надобности паспорт можно было получить за день, а особо уполномоченные организации делали мидовские «корки» даже без пресловутых пяти лет постоянной регистрации. Теперь же все равны перед законом: вот Бог, а вот порог отделения УФМС. Русский человек в сложных ситуациях обычно ищет, кому бы дать денег, но тут положение поистине безвыходное: даже если пойти в пресловутую контору, где всё правильно оформят, ждать паспорт всё равно придётся не меньше месяца. Так что если вам вдруг нужно через неделю кровь из носу попасть за границу — это ваши проблемы. Иными словами, государство повело себя как отъявленный монополист: уничтожило конкуренцию (пусть даже это была конкуренция посредников), навязало сервис низкого качества в исполнении тёток из ФМС и главное — не создало никаких альтернатив — другого ФМС у нас для вас нет.

А ведь при этом биометрические загранпаспорта нового образца — это в чистом виде инновационное (или модернизационное — нужное подчеркнуть) начинание, на которое потрачены государственные деньги. Только вышло так, что сказав А, государство не сказало Б. Если уж вы заставляете граждан скачивать анкету с сайта ФМС, так почему же нельзя эту анкету заполнить прямо на сайте, отправить по электронной почте и получить в ответ уведомление о том, в какое время нужно прийти в отделение, чтобы сдать документы сразу и без очереди? Скажут: для этого нужен закон об электронной подписи, которого у нас нет. Так примите этот закон! Вон закон о торговле продавили за неделю, а про электронную подпись уже который год говорят, а воз и ныне там. А граждане между тем всё чаще задают неудобный, но совершенно обоснованный вопрос: что же это за государство, которое держит своих граждан за людей второго сорта? Особенно ясно это становится, если сравнить, как аналогичная сфера организована в других странах. Мой друг, уехавший в Германию, рассказывал, что немецкий паспорт он получил за пятнадцать минут, а очередь в российское консульство на продление российского паспорта занимали ночью и чуть ли не писали на руках номерки, как в незабвенные времена предыдущей, горбачёвской модернизации.

Хочется верить, что нынешняя модернизация, объявленная президентом Медведевым, не будет сведена исключительно к развитию нанотехнологий, а ещё и повернёт государство лицом к гражданину. Хорошим знаком этого была бы, к примеру, полная отмена унизительной системы регистрации. Кто хотя бы раз побывал в отделении милиции московского или питерского метро за отсутствие этой злополучной бумажки, тот меня поймёт. Если технологическая модернизация не будет дополнена модернизацией в головах, то её ждёт печальная участь.