Северные технологии для южной экономики

Арина Барсукова
26 апреля 2010, 00:00
  Юг

Подготовка к проведению Олимпиады в 2014 году в Сочи привлекла к региональной экономике пристальное внимание представителей различных секторов бизнеса многих стран мира. Об интересах и перспективах развития финского бизнеса на юге России и Северном Кавказе, о будущем внешнеэкономических отношений между Финляндией и южным регионом мы беседовали с чрезвычайным и полномочным послом Финляндии в России Матти Анттоненом

—Как вы оцениваете текущее состояние экономических отношений между югом России и Финляндией? На каком этапе развития они находятся?

— Традиционно финские фирмы были более ориентированы на северо-запад России, Москву. Но события последнего времени обращают внимание финского бизнеса на Юг. Именно поэтому «Дни Финляндии» в России в этом году пройдут в Ростове-на-Дону. Наш министр экономики, один из самых опытных политиков Финляндии, будет участвовать в данном мероприятии и работать здесь в течение трёх дней. Это показывает, какое внимание мы уделяем развитию финского бизнеса на юге России. В делегацию войдёт большая группа представителей парламента Финляндии и финского бизнеса.

В настоящее время на Юге и Северном Кавказе работает несколько финских фирм. Местные импортёры ввозят финские товары, например мобильные телефоны. В России, как и во всём мире, мы продаём в основном инвестиционные товары. Мы надеемся на быстрый выход из кризиса, на начало экономического роста в России. Тогда высокотехнологичное промышленное оборудование и машины из Финляндии будут экспортироваться в Россию. Одновременно с этим и финские компании начали бы инвестирование в экономику юга России.

— В каких отраслях экономики вы видите наибольшие перспективы развития партнёрства финского бизнеса с регионами юга России?

— Интерес есть в сфере строительства, розничной торговле и в производстве сельхозоборудования. Но в первую очередь — в сфере высоких технологий. Финляндия преуспела в этом направлении, полагаю, что именно здесь мы можем быть полезны и югу России. Есть и другой пример, большинство электровозов, которые работают в Финляндии, были построены ещё в Советском Союзе на Новочеркасском электровозостроительном заводе. И они до сих пор очень хорошо работают.

Я бы сказал так: первые шаги уже сделаны. Первые финские компании уже вышли на южнороссийский рынок. Сейчас требуются дальнейшие шаги, чтобы бизнес юга России и Финляндии использовал те возможности, которые есть уже сегодня. Россия — огромная страна, в Финляндии же проживает всего пять миллионов человек. И Россия — один из трёх ведущих торговых партнёров для нас. Финский бизнес не может быть представлен во всех российских регионах, но особые усилия будут сосредоточены в ближайшем будущем именно на Юге. И проведение Олимпиады в Сочи в 2014 году даёт возможность достаточно быстро выйти на принципиально новый уровень экономического взаимодействия.

— Именно проведение Олимпиады в Сочи способствовало росту интереса финского бизнеса к югу России?

— Конечно, это событие привлекло особое внимание к региону, его известность растёт во всём мире. А наш бизнес обладает уникальным опытом создания сооружений для зимних видов спорта. Финские строительные компании имеют огромный опыт работы в России ещё с 50–60-х годов прошлого века. Помимо этого, южнороссийские и северокавказские территории обладают огромным потенциалом роста в сфере потребительских товаров.

— Есть ли договорённости по реализации совместных российско-финских проектов в связи с подготовкой к проведению зимних Олимпийских игр в Сочи?

— В Финляндии была создана специальная организация «Консорциум СОФИ» — она способствует продвижению интересов финского бизнеса в Сочи, ведёт переговоры с российскими строителями и застройщиками. Проекты, которые будут созданы до 2014 года в Сочи, настолько масштабны, что потребовали объединения финского бизнеса для их обслуживания. В консорциум вошли компании, которые предлагают комплексные решения, как, например, спортивные сооружения, торгово-развлекательные центры, технологичес­кие парки, гостиницы, туристические базы, а также объекты инфраструктуры, системы связи и безопасности. Сейчас ведутся переговоры по нескольким проектам. И я оптимистично оцениваю перспективы взаимодействия в сфере создания объектов зимнего туризма, который, кстати, и среди российских туристов очень популярен в Финляндии.

— Какие административные решения со стороны местных органов власти, на ваш взгляд, следует принять для развития более активной деятельности финского бизнеса на юге России?

— Россия сегодня довольно открытая страна. А такие мероприятия, как, например, «Дни Финляндии в Ростове-на-Дону», создают хорошие возможности для взаимодействия бизнесов двух стран. Конечно, в рыночных условиях роль государства и местных властей достаточно ограничена, главную роль играют сами фирмы. Но мы видим заинтересованность местных властей и представителей финских властей в развитии финских торговых инвестиций на юге России. Я работаю в России ещё со времён Советского Союза, уже 25 лет, и помню, как экономические отношения складывались ранее. Инвестиции, например, были в принципе невозможны со стороны финского бизнеса, так как запрещались на государственном уровне. Сегодня развитие иностранных инвестиций — это реальная возможность. Этот процесс развивается всего 20 лет. Поэтому я полностью уверен, что лет через 10–15 показатели развития инвестиций и торгового сотрудничества увеличатся во много раз.

— Какие возможности партнёрских отношений могут быть между Финляндией и республиками Северного Кавказа?

— В первую очередь здесь я вижу потенциал развития туризма. Кроме того, финские компании, которые уже работают в России, готовы к развитию на этих территориях. Прежде всего, это создание дилерских сетей финскими компаниями, производящими строительные материалы. Северный Кавказ — это территория России с наиболее динамично растущим населением, поэтому при наличии платёжеспособного спроса со стороны населения он будет особо интересен финскому бизнесу.

Сегодня порядка 50 тысяч человек работает в финских компаниях на территории России. В Финляндии есть такие компании, в которых 90 процентов штата сегодня работает за пределами страны. Это — особенность процесса глобализации. И присутствие финских фирм в Ростове, например, это часть этого процесса. Вполне вероятно, что в будущем они выйдут и в республики Северного Кавказа.

— Для многих европейских компаний выход на рынки республик Северного Кавказа блокируется высокой оценкой рисков ведения бизнеса. Как финские компании оценивают существующие на этих территориях риски?

— Мы знаем, что Финляндия — довольно уникальная маленькая безопасная страна, на территории которой подобные риски полностью отсутствуют. Но такие риски — общие для любой компании, планирующей выход на рынки республик Северного Кавказа. К тому же подобные риски присутствуют и в ряде других стран мира, где финский бизнес представлен. Северный Кавказ — далеко не единственное место, где есть риск. И, конечно же, финские компании их учитывают при выборе территорий своего развития. При сопоставлении рисков выхода на новый рынок и возможностей, которые несёт развитие данных территорий, принимается решение, но оно уникально для каждой конкретной компании.

— Может ли юг России быть интересен для финских туристов, и каким образом их лучше всего привлечь в регион? В частности, как вы оцениваете перспективы продвижения на финский рынок оздоровительных курортов Кавказских Минеральных Вод?

— Даже я там был (смеется). Но, конечно, сегодня эти места в основном не знакомы финским туристам. Я думаю, что при высоком качестве услуг, развитии сервиса и конкурентоспособных ценах данное направление вполне способно заинтересовать финских туристов. Необходимость получения визы, конечно же, несколько снижает спрос, потому что связано с дополнительными проблемами и затратами. Но в перспективе, когда будет безвизовый режим, данная проблема уйдёт. Пока, полагаю, основной вопрос связан с необходимостью развития туристической инфраструктуры на курортах Кавказских Минеральных Вод. В мире сегодня достаточно жёсткая конкуренция среди курортов. Есть страны, для которых туризм стал одним из основных источников дохода бюджетов, с привлекательным соотношением цены и качества, например, как в Турции. И это — не стихийный процесс, решение о развитии туризма в той стране было поддержано соответствующими правительственными решениями, а потом — частными инвестициями. Это хороший пример сосредоточения усилий на развитии туризма и высоких результатов от проделанной работы. Почему это не может быть сделано для развития курортов Кавминвод?

— Какие отрасли экономики Финляндии вызывают интерес со стороны южного бизнеса России?

— В первую очередь, бизнес интересует промышленность строительных материалов. Далее — вложение инвестиций в производство оборудования для пищевой промышленности и металлообработки.

— Насколько активно, на ваш взгляд, регионы юга России продвигают себя на рынки Финляндии?

— Я думаю, что уже достаточно много сделано в этом направлении. Хотя, всегда кажется, что можно было бы сделать больше и лучше. Развитие взаимодействия бизнеса различных стран и территорий — это очень длительный процесс. Он всегда начинается с создания контактов между представителями бизнесов, которые первыми увидят возможности развития территорий. И я вижу огромные возможности в будущем. К примеру, возьмём развитие связей Хельсинки — Стокгольм. Сегодня на этом направлении действует порядка 20 рейсов в день на самолёте. А в направлении Хельсинки — Москва всего два рейса. Это говорит о том, что даже с Москвой связи налажены далеко не на том уровне, на котором должны быть. Лет через 10–20 в этом направлении будет объём перевозок, как и Хельсинки — Стокгольм. Такое же время требуется и для развития связей между югом России и Финляндией. Этот процесс трудно форсировать, его природа эволюционна. Основной движущей силой здесь является интерес частного бизнеса. Если он будет, то государство и местные власти могут помочь его развитию. Когда возникает потребность бизнеса инвестициях, то роль региональных администраций возрастает, становится гораздо больше, чем при торговле товарами и услугами.  

— Хватает ли финским компаниям, работающим в России, той информации о регионе, которая им сегодня доступна? Какой информации недостаточно для ведения бизнеса?

— Информации всегда не хватает. Для её восполнения мы и проводим мероприятия, подобные «Дням Финляндии», где создаются реальные контакты и знакомства между представителями бизнеса. Создание новых личных контактов среди представителей бизнеса играет в процессе развития экономического взаимодействия между странами и территориями главную роль.

— Планируется ли открытие на юге России консульства, визового центра или иного официального представительства Финляндии?

— В ближайшее время не планируется. Мы будем смотреть на потребность в визах на юге России. Если она существенно возрастёт, то возможно их предоставление через консульство или посольство какой-то другой страны. Так, например, выдача виз в Екатеринбурге организована через генеральное консульство Венгрии.