Курортное противостояние возвращается

Николай Проценко
6 декабря 2010, 13:30
  Юг

В уходящем году в туризме юга России наметился новый магистральный сюжет — усиление конкуренции черноморских курортов и Кавминвод. Это произошло благодаря образованию СКФО и активной политике Ставрополья по привлечению инвестиций

Иллюстрация: Дмитрий Горунов

Надо сразу сказать, что сюжет «Чёрное море против Кавминвод» — отнюдь не новый. Мало кто помнит, что каких-то 25–30 лет назад российским курортом номер один был не Сочи, а скорее Кисловодск, а самыми популярными пляжами в СССР — Крым и Абхазия. Моду на отдых на водах тогда задавало всё более стареющее руководство страны, а при «минеральном секретаре» Михаиле Горбачёве Кавминводы и Ставрополье в целом оказались в ещё большем фаворе. Соответственно и главным южным аэропортом РСФСР были Минеральные Воды, существенно превосходившие Ростов и Краснодар в возможностях обслуживания как пассажиров, так и грузопотоков. Однако из-за нестабильной обстановки на Кавказе курорты Кавминвод за последние два десятилетия утратили былое первенство, а минераловодскому аэропорту после многих лет эксплуатации его инфраструктуры военными и транспортными бортами потребовалась тотальная реконструкция.

Кавминводы оживают

В этом году на Кавминводах было заявлено несколько крупных инвестпроектов, по своей идеологии существенно отличающихся от советских принципов организации оздоровительного туризма. Если раньше базовой единицей отдыха на Кавминводах был санаторий, где отдыхающему все три недели пребывания можно было только лечиться, лечиться и лечиться, то новые проекты предполагают создание курортных комплексов, совмещающих возможности лечения, оздоровительных процедур и обычного отдыха. Немаловажно, что на территории этих комплексов будут располагаться как санаторные корпуса, так и частные апартаменты, а также коммерческо-развлекательная инфраструктура. Такой формат понятен тем российским туристам, кто привых отдыхать на европейских спа-курортах; аналогичные комплексы не так давно стали строиться и на черноморском побережье. Появление подобных проектов на Кавминводах существенно повысит привлекательность региона для статусной аудитории.

«Рынок туристических услуг растёт стремительными темпами, и в связи с этим Кавминводам надо реализовать порядка десяти новых амбициозных проектов, а также создать условия для модернизации уже имеющихся. Это сформирует базу для успешной конкуренции с ведущими мировыми спа-курортами, — говорит партнёр ставропольской консалтинговой группы AV Алексей Крыловский. — Что касается конкуренции Кавминвод и Черноморского побережья, то она была и будет, а в будущем только возрастёт. У Кавминвод есть своё исключительное конкурентное преимущество — туда едут за здоровьем. Но при этом Кавминводам не хватает инфраструктуры развлечений, которую необходимо создать в ближайшее время».

Любопытно, что на сей счет уже появляются смелые предложения. В разгар недавней борьбы Краснодарского края и Ростовской области за игорную зону директор производящей платёжные терминалы ставропольской компании «Юнайтед групп» Александр Мельников отправил на имя президента и в комитет Госдумы по экономике и предпринимательству предложение создать ещё один «южный Лас-Вегас» — на Кавминводах. Предприниматель подсчитал, что 100 тысяч игровых автоматов и 3 тысячи игровых столов, которые он предложил установить в новой зоне, будут ежегодно приносить 15 млрд рублей налогов в местный бюджет, а с учётом сопутствующей инфраструктуры можно будет создать в регионе 100 тысяч новых рабочих мест. Учитывая мировой опыт соседства казино и спа (например, в австрийской Каринтии или чешских Карловых Варах), идея весьма обоснованная.

Политический катализатор

Во время недавней встречи Дмитрия Медведева со ставропольским губернатором Валерием Гаевским президент поддержал идею провести в следующем году на Кавминводах крупный международный форум. Но если раньше предполагалось, что это будет экономический форум новообразованного СКФО на базе ежегодной выставки «Кавказская здравница» в Кисловодске, то теперь, по сообщению администрации Кавминвод, концепция мероприятия существенно расширена — это будет международный форум, главной темой которого должны стать инвестиции в человека: здоровый образ жизни, туризм, фармацевтика, образование, среда обитания.

Незадолго до этого российским правительством был принят пакет инфраструктурных решений для региона. В частности, будут выделены дополнительные федеральные средства на строительство водовода и канализационного коллектора Кисловодск — Ессентуки — Пятигорск, на расширение водоснабжения в Кисловодске и Минеральных Водах и т. д. Согласно стратегии развития СКФО, до 2025 года в Минеральных Водах планируется построить крупный терминально-логистический комплекс, соединить минераловодский аэропорт с железнодорожной станцией (реконструкцию аэропорта предполагается завершить до 2012 года), создать скоростную дорогу Ставрополь — Минеральные Воды — Кисловодск.

Кроме того, поставлен вопрос о формировании курортной агломерации, предполагающей, правда, не административное слияние муниципальных образований, а наделение дополнительными функциями администрации Кавминвод — сегодня едва ли не главного агента привлечения в регион инвестиций. «Благодаря подписанию соглашения о создании Кавминводской курортной агломерации мы сможем  получать федеральные преференции, — полагает глава администрации Кавминвод Виктор Вышинский. — А это — реконструкция автодорог, усовершенствование коммунальной инфраструктуры всего региона, а не отдельных его частей. Если город Минеральные Воды — это транспортно-логистический центр, то и социальную структуру необходимо развивать в данном направлении. Если Пятигорск в настоящее время является и курортом, и крупным образовательным центром, и столицей СКФО, то исходя из этих трёх «китов» надо и подходить к рациональному его развитию. И так по всем нашим административным единицам».

«В долгосрочной перспективе создание СКФО — это знаковое событие для Кавминвод, получающих возможность быть центром не только оздоровительного, но и делового туризма»,— убеждён Алексей Крыловский. По его мнению, деловой и прочие виды туризма позволят в будущем принимать в регионе 2–3 млн человек в год — дополнительно к такой же потенциальной ёмкости рынка оздоровительного туризма Кавминвод. Последняя оценка несколько отличается от официальной: в стратегии социально-экономического развития курортного региона говорится, что в 2020 году Кавминводы должны принимать 1,5 млн отдыхающих в год (сегодня — порядка 700 тысяч человек). Однако если добавить к ним тех, кто приезжает отдыхать на воды без санаторных путёвок, а также туристов выходного дня, то цифра в 2–3 миллиона только профильной туристской аудитории региона не выглядит преувеличенной. Немаловажно, что рекреационные возможности курортов Кавминвод способны удовлетворить даже такой наплыв отдыхающих. «Сегодня у нас разведанный запас минеральных вод — 40 тысяч кубометров в сутки, обустроенных к потреблению — 16,7 тысяч, а потребляемых — всего две тысячи кубов! — констатирует Виктор Вышинский. — Мы располагаем запасами радона 330 кубов в сутки, а тратим на бальнеолечение только 30. Мы можем добывать 10 тонн лечебных грязей в год, а используем только две». Иными словами, воды и грязи хватит на всех.

Между тем создание СКФО чревато для Кавминвод и определёнными рисками, связанными с усилением миграции в курортные города жителей северокавказских республик, а также стран Закавказья. Это объективный процесс, объяснимый в том числе тем, что в Пятигорске находится несколько крупных вузов, где традиционно учатся кавказские студенты. Однако цепь терактов и межэтнических столкновений, случившихся на Ставрополье в этом году (совсем недавний эпизод — стычка казаков и чеченцев в Зеленокумске), местное население связывает именно с образованием нового федерального округа. В этом отношении проведение на Кавминводах регулярных крупных мероприятий должно продемонстрировать, что регион, став центром российского Кавказа, не оказался отрезанным от остальной страны, а, наоборот, получил новые возможности развития.

Проклятие сезонности

Возможности для круглогодичного отдыха — вот главное преимущество Кавминвод перед Черноморским побережьем, которое сейчас не столь заметно, но в перспективе нескольких лет может дать серьёзные результаты. В силу устоявшегося образа «поездки за здоровьем» для курортов Кавминвод фактор сезонности значим гораздо меньше, чем для курортов Кубани, а деловой туризм, который планируется развивать в Пятигорске и Кисловодске, вообще является всепогодным.

Для Черноморского же побережья выражение «проклятие сезонности» — это отнюдь не метафора. По данным департамента комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края, 98% отдыхающих приезжает на Кубань ради пляжного отдыха — в результате разрыв между летним и зимним потоками туристов поистине колоссальный. Если количество туристов (организованных и неорганизованных), приезжающих на Черноморское побережье в пляжный сезон, оценивается в 12 миллионов человек, то в прошлом году за период новогодних каникул курорты Краснодарского края посетило всего 143 тысячи туристов. Разрыв фактически в два порядка говорит о том, что преодоление сезонности, о необходимости которого так долго говорят руководители кубанского туризма, пока остаётся на уровне деклараций.

И всё же потенциал черноморских курортов также позволяет рассчитывать на их круглогодичное заполнение, ведь Сочи некогда тоже считался всесоюзной здравницей, а в недавно принятом генплане олимпийская столица объявлена горноклиматическим курортом. Однако, по мнению управляющего партнёра консалтинговой группы «Ваш Советникъ» (Краснодар) Александра Полиди, реализации оздоровительного потенциала мешают как минимум два фактора: слабый маркетинг и сомнительное качество турпродукта на конкурентном рынке. Прежде всего, считает г-н Полиди, санаторно-курортная база Краснодарского края традиционно позиционировалась в связке с морскими курортами — именно поэтому фактор сезонности здесь гораздо более ощутим, чем на Кавминводах. В сегодняшних условиях влияние этой объективной предпосылки усиливается из-за плохого позиционирования: «Идея всесезонного оздоровительного отдыха весьма вяло продвигается в маркетинговом плане, поэтому уровень заполняемости здравниц в межсезонье очень скромный», — поясняет Александр Полиди. К тому же, по его словам, «паразитизм собственников и менеджмента санаториев, извлекающих сверхприбыли и теневые доходы в высокий сезон, не стимулирует усилия по предложению качественного санаторного продукта в межсезонье». А вторым масштабным фактором, по мнению г-на Полиди, является усилившаяся конкуренция со стороны зарубежных спа-курортов, которая ведёт к оттоку платёжеспособных потребителей — в итоге в межсезонье черноморские санатории спасаются разве что благодаря социальному туризму и корпоративным программам крупнейших российских компаний, которым принадлежит немало здравниц на побережье.

О падении качества услуг черноморских санаториев говорит и генеральный директор группы туристических компаний Undersun (Краснодар) Евгений Бромберг: «Если на Кавминводах неплохо лечит даже самый захудалый санаторий, то на побережье неплохо лечат самые хорошие, а остальные — только делают вид, что лечат». Однако, по мнению г-на Бромберга, утрата полного спектра санаторных услуг для Черноморского побережья не является критичным фактором.

 «Я не думаю, что сломать сложившиеся стереотипы потребителя возможно и необходимо, — полагает Евгений Бромберг. — У черноморских курортов есть понятные для потребителя ценности — море и солнце; надо работать над их усилением, а не идти против течения. Здесь нужно и возможно развивать такие привлекательные для потребителя услуги, как активный отдых, приключения, корпоративный туризм с элементами походов, экотуризм, экстремальный туризм, спа, велнес и так далее. Может быть, именно в этом кроется успех зимней загрузки, а не в наращивании лечебной базы, не подкреплённой в достаточном количестве природными лечебными факторами? А объекты, уже создавшие такую базу, постепенно станут формировать клиентуру, которая будет ездить к нам лечиться». Наличие усиливающегося конкурента — курортов Кавминвод — также должно стать для Черноморского побережья стимулом перейти наконец от слов к делу в преодолении сезонности спроса.