Ручной режим и льготы — сильные аргументы

Тема недели
Москва, 13.06.2011
«Эксперт Юг» №22-23 (162)
Ставропольский край подкрался незаметно — опыт региона по созданию индустриальных парков наши собеседники признают одним из самых передовых в России. Пикантность ситуации в том, что вместе с первым индустриальным парком в Невинномысске здесь фактически стартует и процесс привлечения инвестиций, который на Кубани и Дону начался намного раньше

Иллюстрация: Дмитрий Горунов

Объёмом инвестиций индустриальный парк в Невинномысске своих богатых соседей не шокирует — по оценке мэра города Константина Храмова, здесь будет вложено около 15 млрд рублей до 2020 года. Общий инвестиционный потенциал созданных сейчас на Ставрополье индустриальных парков можно оценить в четверть триллиона рублей. Первый инвестор, который сюда пришёл, питерский «Лиссант», вовсе собирался вкладывать буквально полмиллиарда рублей — для Кубани, скажем, это смешная цифра. По этой-то причине «Лиссант» сдвинул свои инвестиционные планы на 80 километров — из Армавира в ставропольский Невинномысск. С точки зрения логистики, для него изменилось немногое, но принимали его там уже совсем иначе. В конце мая здесь появился и инвестор из Ростова-на-Дону — «Южная строительная компания» с проектом завода стройматериалов. Всё это симптоматично: средний бизнес, ориентированный на рынки юга России и обделённый вниманием в развитых регионах, встречает царский приём на Ставрополье. Возможно, готовности чиновников водить предпринимателей за руку и не хватило бы для развития индустриальных парков, но край ещё и выбил из Инвестиционного фонда РФ финансирование инфраструктуры индустриальных парков Невинномысска и Будённовска, а в других местах сам вкладывается в коммуникации. Это серьёзный аргумент — даже в Ростовской области и Краснодарском крае эти затраты власти за редким исключением стараются переложить на инвестора. Сегодня на Ставрополье создано 7 индустриальных парков. Министр экономики края Юрий Ягудаев считает, что в идеале их должно быть 26.

Свидетельства первопроходцев

«За развитие индустриальных парков здесь взялись активно — похоже, чиновники поняли, что нужно выращивать корову, которая позволит им потом решать социальные задачи, — говорит генеральный директор ООО “Невинномысский профиль” Андрей Фоменков. — Спрос с них увеличивается, результат показывать надо. Сама идея просто блестящая. Любой, кто воплощает проект в жизнь, сталкивается с гигантским объёмом проблем, связанных с получением всевозможных согласований. Пока эту проблему в целом по стране не удаётся решить, но в рамках проектов индустриальных парков это вполне реально».

«Лиссант» стал резидентом индустриального парка в Невинномысске первым — летом 2010 года. Технология взаимодействия с инвестором тогда только начинала отрабатываться. «Меня администрация внесла в индустриальный парк на ручках, — признаётся гендиректор ЗАО “Лиссант-ЮГ” Алексей Сомов. — Мы собирались реализовывать свой проект на территории Краснодарского края. Купили вентиляционный завод в Армавире, там же я вёл переговоры по поводу размещения производства сэндвич-панелей. Но там чиновничьи препоны оказались колоссальными. Везде хотели денег и ничего при этом не желали делать. Я там платил за все разрешения, а когда отказался реализовывать проект, меня даже никто не спросил, почему. Но однажды я случайно познакомился с Максимом Клетиным, который работал тогда в администрации Невинномысска. Условия, которые мне предложили, были колоссально интересны. Если в Армавире мне предлагалось платить за землю по три миллиона рублей в год, то здесь я буду пять лет платить по 26 тысяч рублей — только на аренде я экономлю 15 миллионов за пять лет. Вообще-то муниципалитеты нигде больше не предлагают льготных ставок. Общую экономию по своему проекту я оцениваю приблизительно в миллион долларов». Нужно учитывать, что объём вложений в производство сэндвич-панелей мощностью в 1 млн кв. м панелей в год составляет 10 млн евро. Пуск производства состоится в октябре. В следующем году планируется начать перенос вентиляционного завода из Армавира, тогда вложения вырастут до полумиллиарда.

Даже с таким небольшим инвестором власти Невинномысска работали индивидуально. Рассказывают, что инвестора сажали у мэра в кабинете и записывали на листочке все условия, при которых проект мог быть реализован, — и чиновники отправлялись эти вопросы решать. Не всё сразу получалось.

«Наши отношения начались с того, что администрация города помогала найти помещение под аренду для размещения производства, — рассказывает Андрей Фоменков. — Подходящего помещения мы найти не смогли. Параллельно началась активная работа по индустриальному парку — в марте прошлого года мы решили, что будем размещаться в нём и заявили о своём желании письмом. Мы начали искать проектировщиков, потенциальных подрядчиков. Около полугода потратили на проект, осенью получили статус резидента».

Примерно в это же время в крае было создано ГУП «Управляющая компания инвестиционного и инновационного развития Ставропольского края» — оно должно было стать «одним окном» для инвесторов. И действительно, уже через некоторое время темп решения вопросов ещё более увеличился.

«Мы узнали об индустриальном парке и вышли на администрацию Невинномысска, — говорит финансовый директор ООО “СтавСталь” Гасан Гасанов. — У нас есть опыт запуска таких производств — приходилось двигать дорогу, согласовывать подключение то к электроэнергии, то к воде — сама процедура согласований могла занять два-три года. Здесь это укладывается в два-три месяца. У нас есть куратор в Невинномысске и управляющая компания — они закрывают все вопросы. Между нашим обращением и заключением соглашения, по которому нам присвоили статус резидента индустриального парка, прошёл всего месяц. Экспертиза нашего проекта была проведена в течение недели и ничего для нас не стоила».

«СтавСталь» реализует проект металлургического мини-завода стоимостью 4,7 млрд рублей. Мощность первой очереди составит 350 тысяч тонн арматуры в год. Проект находится в стадии завершения, часть стоимости оборудования уже проплачена. Запуск состоится в апреле-мае 2012 года, вторая очередь мощностью 500 тысяч тонн будет введена в конце 2012 — начале 2013 года. Представитель «СтавСтали» подсчитал экономию на льготах. «Нам уже выделено 25 гектаров, земля дана в аренду на пять лет — на период строительства, с гарантией, что в дальнейшем договор будет продлён на 20 лет, — рассказывает г-н Гасанов. — Установлена льготная ставка аренды — мы за год будем платить 80 тысяч рублей. Это смешная цена — рыночные цены раз в сто выше. Мы освобождены от налога на имущество, части налога на прибыль. Мы считали, сколько будет экономить предприятие на льготах, когда заработает на полную мощность, — около 100 миллионов в год. Это не считая бесплатного подключения».

А подключение тоже легко оценить. Проект требует 80 Мвт электроэнергии. Гасан Гасанов говорит, что ни один соседний регион таких объёмов не даст, а Невинномысская ГРЭС скоро вводит в строй новый энергоблок мощностью 400 Мвт. «У меня был опыт получения одного мегаватта мощности — это мне обошлось более чем в 10 миллионов рублей, — рассказывает г-н Гасанов. — А для этого проекта, получается, мне на подключение надо было бы потратить почти миллиард. А здесь у меня не будет затрат на создание энергомощностей. В том числе благодаря финансированию из Инвестфонда».

В 2010 году Ставропольский край подал заявку в Инвестфонд на финансирование инфраструктуры для двух индустриальных парков — в Невинномысске (490 млн рублей) и Будённовске (около 3 млрд рублей). За эти деньги в Невинномысске появятся коммуникации и для второй очереди индустриального парка — её площадь составит уже 500 гектаров. Однако это не единственные площадки, где инфраструктура строится за счёт бюджета — в других местах затраты берёт на себя край, чего якобы не могут себе позволить и более состоятельные регионы. При этом льготы предоставляют даже муниципалитеты — устанавливая льготную ставку земельной аренды. И вообще, города тут находятся в активной позиции — заявку на создание парков подают именно они, они определяют их профиль, потенциальный состав резидентов.

Финансирование из Инвестфонда — это ещё и политическая победа. До сих пор на юге России был лишь один проект, получивший финансирование из Инвестфонда, — проект ОАО «Евразийский» в сфере водоснабжения Ростова и юго-запада области.

Законодательная упаковка

Особенность ситуации, в которой находится Ставропольский край, состоит в том, что активная работа по привлечению инвестиций здесь, по сравнению с соседней Кубанью, запоздала лет на десять. И это при явном наличии экономического потенциала, который внятно начали формулировать лишь в последние годы. Так, своеобразным открытием в позиционировании оказалось удобное расположение края для работы с остальными регионами юга России, которые находятся как бы по окружности. Отсюда одинаково удобно дотягиваться и до Ростовской области, и до Кавказа, и до сочинских строек. Раньше чаще приходилось слышать о том, что Ставрополь — это тупик. Сейчас понимаешь, что речь, видимо, шла о тупике в смысле коммуникации с бизнесом. Именно уровень этой коммуникации сейчас является ключевым преимуществом региона. Другой элемент «упаковки» территории для инвесторов — правильно используемая идея индустриальных парков. «Мы даём землю в течение 30 дней без конкурсных процедур, — рассказывает Юрий Ягудаев. — Даём все коммуникации. Сегодня у нас семь индустриальных парков, а должно быть 26 — в каждом районе края».

«Если проект реализуется в индустриальном парке, это значительно повышает его привлекательность, — говорит Антон Пак, глава “Корпорации развития Северного Кавказа”, предварительно одобрившей инвестиции в аэрозольный кластер, который будет создавать в Невинномысске компания “Арнест”. — Это значит, что инфраструктура, необходимая для проекта, уже существует. Плюс налоговые льготы, которые предоставляются субъектом, значительно улучшают экономику проектов. Мы очень активно работаем с правительством Ставропольского края, потому что считаем, что формат индустриальных парков существенно способствует развитию промышленности. Мы также говорим о том, чтобы опыт Ставрополья перенести в другие субъекты СКФО, потому что край на самом деле сейчас является одним из наиболее продвинутых в России. Есть успешные проекты, например, в Калуге, но я не знаю региона, в котором эту концепцию продвигали бы так масштабно».

«Тот прорыв, который мы имеем на Ставрополье в последний год, есть результат работы, которая началась три года назад, — считает Александр Некристов, гендиректор управляющей компании инвестиционного и инновационного развития Ставропольского края. — Летом 2008 года пришёл новый губернатор, Валерий Гаевский. За год тогда был протащен уникальный по своей конструктивности закон. Сегодня заключены соглашения о привлечении в край инвестиций в общем объёме около 40 миллиардов рублей — я говорю только о действующих резидентах индустриальных парков. Это проекты, которые будут реализованы в ближайшие три года, некоторые — до конца этого года. Речь идёт о 10 резидентах, которые находятся в стадии активного проектирования».

Александр Некристов имеет в виду прецедентный закон «О региональных индустриальных, туристско-рекреационных и технологических парках», который был принят в самом конце 2009 года. «К моменту выхода нашего закона понятия “индустриальный парк” в России не было, — говорит первый заместитель главы администрации Ставрополя Максим Клетин, принимавший участие и в написании закона, и в подготовке заявки по Невинномысску в Инвестфонд. — Впервые формально-юридически это понятие в нашей стране было сформулировано в Ставропольском крае».

Тут в разговоре я считаю нужным заметить, что неформально это понятие всё же раньше появилось в Ростовской области. Максим Клетин отвечает, что в таком случае это случилось ещё раньше — в 1896 году в Англии.

«Важно присвоение статуса резидента индустриального парка, — продолжает г-н Клетин. — Нам нужно было выделить это понятие, чтобы присвоение статуса автоматически влекло применение налоговых льгот. На уровне региона инвестор освобождается от части налога на прибыль и налога на имущество организаций, муниципальное образование устанавливает льготную ставку земельного налога. Получается, что механизм поддержки не размазывается по многочисленным нормативным актам. Ведь поддержку, как продукт, нужно правильно упаковать. Идея в том, чтобы дать инвестору не только чистое поле, но и коммуникации, и подключение к ним. Благодаря закону модель стала понятна, она получила нормативное закрепление, что очень важно в России. К тому же в этом законе есть территориальная привязка — для получения статуса резидента нужно зарегистрироваться на территории индустриального парка или муниципального образования, чтобы налоги поступали в местный и краевой бюджеты. Ведь есть же случаи, когда крупные холдинги создают в регионе подразделение, а налоги платят в Москве».

После принятия закона была создана управляющая компания. «Мы объединяем целый ряд функций, — рассказывает Александр Некристов. — В круг наших задач входит и подготовка площадок под региональные парки, и привлечение инвесторов в парки, и экспертиза предлагаемых краю инвестпроектов и их инициаторов, мониторинг реализации проектов, сопровождение резидентов в режиме “одного окна” и т. д.».

Вести проекты в режиме «одного окна» не так просто, учитывая, что взаимодействовать надо с региональными подразделениями федеральных ведомств. Ставрополье из этой ситуации выкрутилось: ГУП имеет соглашения о взаимодействии с ключевыми ведомствами. При этом ГУП работает как коммерческая структура, зарабатывая на оказании консалтинговой поддержки. Но тарифы на его услуги утверждает местное минэкономики. «В тарифы закладывается рентабельность на уровне 10–16 процентов, — говорит г-н Некристов. — По рынку она не ниже 100 процентов».

Эффект коммуникабельности

От всех ставропольских инвесторов, с которыми удалось пообщаться, мне приходилось слышать примерно одно и то же. «Власти там рвут и мечут, чтобы проект состоялся, — говорит Андрей Фоменков. — Речь идёт о легкости общения с чиновниками. Обычно федеральные ведомства берут месяц для предоставления определённых документов. При этом документы предоставляются по некоему алгоритму: одного без другого получить невозможно. Если сложить всё это время, то получается, что сбор документов должен занимать около двух лет. Но благодаря местной администрации этот жёсткий алгоритм можно преодолеть без взяток».

Уровень коммуникабельности, заданный сегодня чиновниками на Ставрополье, впечатляет. Я помню, как несколько удивился, когда мне с мобильного на мобильник позвонил мэр Невинномысска, — по вопросу, связанному с нашей встречей. Звонил он специально лично — чтобы я мог при желании ему перезвонить, когда будет нужно. Я не звоню, но верю, когда инвесторы говорят, что с Храмовым можно созвониться в любое время, а попасть к нему очень легко.

«Инвестору интересна позиция власти, — заявляет Максим Клетин. — Инвестор сегодня не готов работать в регионах, где за решение вопросов нужно платить. Он идёт туда, где взяток не просят. Инвестор — тот же покупатель. Чтобы в хорошем смысле продать инвестору площадку, нужно быть реальным его партнёром. Я уже давно не работаю в Невинномысске, но до сих пор вся переписка по тамошним проектам проходит через мою электронную почту — все стороны ставят меня в копию. Если я вижу по переписке, что где-то возникла проблема, звоню заместителю губернатора по экономике и указываю на неё. То, что это работает, знают и инвесторы, и проектировщики, и строители. Для иностранного инвестора основной риск в России — политический. Ему очень важно быть уверенным в том, что он идёт туда, где чиновник чёток, доступен и понятен. На первой же встрече инвестор должен понять, можно ли работать с местной властью — или он встретил очередного чудака, который будет вымогать взятки».

Департамент, который занимается в местном минэкономики привлечением инвестиций, рассказывают, работает как отдел продаж в компании. Здесь есть определённый алгоритм поиска инвестора. Например, в Москве работают торгпредства всех экономически активных стран мира. Отдел составляет инвестиционное предложение, которое рассылается во все торгпредства. Это так называемое комфортное письмо идёт за подписью первого лица региона на первое лицо торгпредства. Такое же письмо направляется от министра экономики. На следующей неделе сотрудник министерства либо звонит сам, либо получает звонок. Даётся официальный ответ — вместе с контактами инвесторов, которых может предложение заинтересовать. Есть и другая схема.

«У всех крупных компаний есть свои принципалы — консалтеры, которые представляют их интересы в стране, — рассказывает Максим Клетин. — Менеджеры таких компаний получают процент за сделку с найденным клиентом. Мы выходим на менеджера и говорим, что у нас есть продукт, и если он будет отработан, интерес вашей компании будет учтён. Это, например, муниципальный контракт на выполнение услуг по проекту, который помогла привести компания. Схемы могут быть разными. И менеджер в Москве начинает работать, ему становится интересно. Я лично так работаю с десятью компаниями в столице. Сколько таких у минэконома, я даже не знаю, это уже вопрос к Ягудаеву».

Человеческий фактор

На Ставрополье сейчас формируется какое-то новое поколение чиновников. Несколько примеров.

Юрию Ягудаеву 30 лет. Это самый молодой экономист такого ранга не только в СКФО, но и в ЮФО. Кандидат экономических наук, он начинал работать в аппарате полномочного представителя президента в ЮФО, а затем переместился в Минрегион, где к 2009 году дослужился до начальника отдела в департаменте федеральных целевых программ. После этого новый губернатор Валерий Гаевский, пришедший также из Минрегиона, пригласил Ягудаева на пост министра экономики.

Максиму Клетину 35 лет. Родился во Владикавказе, получил юридическое образование в Москве. Работал в таких компаниях, как FM Logistic и «РЛС недвижимость», занимаясь юридическим сопровождением деятельности предприятий. Поработал в администрации Невинномысска, в министерстве экономики, сейчас переброшен в Ставрополь. Александр Некристов того же возраста — ранее работал в банках и страховых компаниях. Константин Храмов, глава Невинномысска — 43 года. Все девяностые он управлял региональной инвестиционной компанией «СтавРосс-Инвест», с нулевых начал политическую карьеру, депутат краевой думы трёх созывов.

Вот эти несколько человек, взаимодействуя, в состоянии организовать свободный коридор для инвестора — это и есть искомая цель любого региона, который имеет намерение активно развиваться. Разговор с этими людьми оставляет ощущение, что ими движет сама идея сделать прецедентный проект и таким образом заявить о себе и о крае. «Заслуга губернатора в том, что мы не боимся по-хорошему рисковать — и даже ошибаться, — признаётся Максим Клетин. — Он помогает тем, кто в темноте налетел на столб, — а мы ведь действительно часто работаем как в темноте. Любой чиновник, у которого появится важный вопрос к губернатору, в течение трех дней попадёт к нему на приём — это о многом говорит. Так же строится общение с инвесторами — Гаевский даёт им номер своего мобильного телефона. О том, что это делает министр экономики, я даже не говорю».

Региональные парки Ставропольского края

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №22-23 (162) 13 июня 2011
    Индустриальные парки
    Содержание:
    Ручной режим и льготы — сильные аргументы

    Ставропольский край подкрался незаметно — опыт региона по созданию индустриальных парков наши собеседники признают одним из самых передовых в России. Пикантность ситуации в том, что вместе с первым индустриальным парком в Невинномысске здесь фактически стартует и процесс привлечения инвестиций, который на Кубани и Дону начался намного раньше

    Реклама