Энергетика поворачивается к клиенту

Новый руководитель ОАО «МРСК Юга» Владимир Вашкевич называет приоритетом компании стабилизацию отношений с клиентами — речь и о том, чтобы вовремя получать оплату за услуги, и о том, чтобы в срок удовлетворять запросы на технологическое присоединение. Эта стабильность позволит, с одной стороны, планировать дальнейшее развитие предприятия, с другой — более активно участвовать в проектах по развитию территорий

Фото Андрея Бойко
Владимир Вашкевич

Маленькая приёмная, скромный демократичный кабинет с отсутствием всяческих признаков роскоши, молодость, уверенное владение инструментарием передовых направлений современного менеджмента — по всем пунктам новый генеральный директор ОАО «МРСК Юга» Владимир Вашкевич, вступивший в должность в феврале текущего года, отличается от привычного для энергетического сектора управленца. Финансово-экономическое положение компании на момент вступления в должность нового руководителя далеко не блестяще: более трёх миллиардов рублей убытков и снижение выручки по итогам 2012 года, нулевые дивиденды на протяжении нескольких лет, многомиллиардные долги перед компанией, высокий износ сетевого хозяйства. И это далеко не полный список проблем одной из крупнейших публичных компаний Юга. По словам Владимира Вашкевича, сегодняшний приоритет предприятия — сфера отношений с клиентом, в которой — ключи к решению большинства проблем компании. При этом «МРСК Юга» сразу обратилась к лучшим технологиям управления — в астраханском филиале компании в этом году начали реализацию проекта «Бережливое производство».

Сети для чемпионов

— Вы уже знаете, какие объекты компания будет строить в связи с подготовкой к Чемпионату мира по футболу 2018 года?

— В Ростове нам надо построить и ввести в эксплуатацию подстанцию «Спортивная» и реконструировать транзитную линию от подстанции Р4 до подстанции «Койсуг». Этой транзитной линией запитано ещё порядка десятка подстанций. Её реконструкция позволит предложить более надёжную и качественную передачу энергии. Подстанция «Спортивная» на левом берегу Дона должна обеспечить проведение чемпионата, а в будущем — развитие инфраструктуры левобережного района, толчок к развитию которого даст чемпионат. Мы планируем направить на эти цели порядка 1,3 миллиарда рублей.

В волгоградском филиале ОАО «МРСК Юга» предусмотрена реализация 18 инвестиционных проектов по строительству и реконструкции электросетевых объектов под чемпионат мира. Общий объём капитальных вложений по всем объектам составит более семи миллиардов рублей со сроком реализации проектов до 2017 года.

— Нет ли у вас опасений, что инфраструктура, созданная для нужд чемпионата, не будет эффективно использоваться после его окончания? Как можно минимизировать такие риски?

— Да, построить-то объекты мы построим, но вопрос загрузки вводимых мощностей действительно возникает. К примеру, мощность подстанции «Спортивная» — 40 МВт, а загружено, согласно поданным на сегодня заявкам на технологическое присоединение, не более 10 МВт. Конечно, это вопрос к властям — как стимулировать бизнес к застройке и максимальному насыщению этого района. Сейчас мы участвуем, кстати, ещё в одном проекте, связанном с развитием левого берега Дона — это реконструкция Ворошиловского моста; заказчиком выступают ростовская мэрия и областное правительство.

— Что вы делаете в рамках проекта?

— Проводим реконструкцию кабельной линии. К сожалению, у нас нет взаимопонимания с заказчиком — мы будем бить во все колокола по этому вопросу. Мы несколько раз предлагали провести линию по строящемуся мосту с отчуждением для этих целей особой зоны на сооружении — стоимость проекта составляет 200 миллионов рублей. Нам же почему-то настойчиво предлагают глубинное бурение, которое стоит в четыре раза дороже. Чтобы решить этот вопрос, я планирую встретиться и с мэром, и с губернатором области, буду поднимать эту проблему и на уровне межтерриториального управления Министерства регионального развития. Мы готовы заплатить за доработку проекта проектировщикам, пусть это будет стоить дополнительных денег, но переплачивать в два-три раза мы не можем. Тем более что эта сумма войдёт в тариф за электроэнергию, а политика государства сейчас — минимизировать рост тарифов для населения. Мы лучше направим эти средства на развитие электросетевого комплекса того же Ростова.

Приоритет — долги

— Ваше недавнее назначение на пост генерального директора «МРСК Юга» сопровождалось постановкой новых задач для компании?

— Каких-то принципиально новых задач не ставилось. Основные цели и задачи прописаны федеральным законом «Об энергетике», уставом компании, решениями совета директоров компании, позицией ОАО «Российские сети». Электросетевой комплекс должен в первую очередь обеспечить надёжность поставок энергии потребителям. В настоящее время у «МРСК Юга» есть ряд проблем: накопившиеся долги, большой объём дебиторской задолженности, просроченные договоры по техприсоединению, дисбаланс между фактическими доходами и расходами. Всё это ставит передо мной как руководителем первоочередную задачу — принять необходимые меры и в течение года-двух прийти к стабильной ситуации.

— Какими темпами в прошлом году развивалась компания?

— Доходы компании на протяжении последних лет росли, но за прошлый год снизились на 3,7 процента, составив почти 23,5 миллиарда рублей. Величина чистого убытка — порядка 3,3 миллиарда рублей. Такая динамика — следствие накопившихся за предыдущие периоды проблем, она напрямую связана с существующей просроченной задолженностью.

— Каковы её объёмы на сегодняшний день?

— Просроченная задолженность составляет 13 миллиардов рублей — я ставлю перед собой задачу снизить этот показатель до уровня меньше 10 миллиардов к концу года. Это будет шаг вперёд, мы вовлечём деньги в оборот компании, что позволит более динамично решать операционные задачи и улучшать показатели. Работа с дебиторской задолженностью состоит из двух частей. Первая — формирование бесспорной дебиторской задолженности между нами и гарантирующим поставщиком, каковым являются энергосбытовые компании. Вторая часть работы — возврат дебиторской задолженности, даже в тех случаях, когда разногласия с гарантирующим поставщиком не подкреплены исчерпывающим пакетом документов.

— Как показатель просроченной задолженности распределён между территориями присутствия компании?

— Самая большая задолженность приходится на Волгоградскую область, более миллиарда рублей — долги в Астраханской области, свыше полумиллиарда — в Калмыкии, кое-что задолжала и Ростовская область. В Ростове-на-Дону у нас в прошлом году была неприятная история с выпадающими доходами, когда по решениям судов заявленная к поставке мощность была признана в два раза меньшей, чем обычный ежегодный отпуск. Это в чистом виде несовершенство действующего законодательства, что успешно использует против нас гарантирующий поставщик. Мы вместе с регулятором не знаем, что делать и в части сдерживания роста тарифов. Цепочка выглядит так: снижение заявленной мощности — снижение объёма отпуска — снижение выручки — выпадающие доходы. Соответственно, необходима корректировка тарифов, чтобы мы выполнили свои обязательства перед государством. А тарифы бесконечно расти не могут. В итоге получается, что мы в тупиковой ситуации, а гарантирующий поставщик получил всё, что хотел.

— Самая серьёзная проблема с долгами сложилась в Волгоградской области. Какова задолженность по этому региону на данный момент и как выйти из этой ситуации?

— Да, там дело очень серьёзное. На сегодня общий размер дебиторской задолженности со стороны ОАО «Волгоград­энергосбыт» перед ОАО «МРСК Юга» составляет 4,8 миллиарда рублей, из них 1,4 миллиарда приходится на Волгоградские муниципальные электрические сети и ещё 660 миллионов — на банкротящееся ОАО «Химпром». Скорее всего, долги этого предприятия реструктуризируют, и никто не будет никому должен. Нынешняя волгоградская ситуация стала результатом государственной недоработки, когда из-за требований по аварийной брони, наличия оборонных заказов, потребностей непрерывного цикла химического производства мы не могли отключать неплательщиков от потребления электроэнергии. Поэтому государственное регулирование в подобных случаях должно быть очень обдуманным. Если предприятие является субъектом рыночных отношений, оно должно оплачивать потреблённую энергию. Здесь же вышло иначе — предприятие получало энергию, но не оплачивало. Мы больше двух лет бьёмся с этой проблемой, но ситуация не меняется.

Средства для развития

— Капитализация «МРСК Юга» за последние несколько лет упала в несколько раз. Что планируется сделать, чтобы повысить стоимость компании?

— Мы начали с ревизии затрат, переоценки, анализа дебиторской задолженности. Избавляемся от неликвидных активов, от складских остатков, реализуя один из принципов бережливого производства — покупать и использовать, а не покупать и хранить. Мы ведём большую работу по оптимизации в использовании ресурсов. Например, у нас есть подстанции, которые размещены на четырёх гектарах земли, в то время как необходимо только полгектара. Возможное решение — модернизировать подстанцию и разместить её на 400 квадратных метрах (современные технологии это позволяют), а высвободившиеся земли эффективно использовать — продать или сдать в аренду. Раньше мы этим не занимались, сегодня уделяем подобным вопросам больше внимания. Реализация инвестиционных проектов с использованием проектного финансирования тоже будет способствовать росту стоимости компании. Наша цель — стать высокоэффективным привлекательным электросетевым комплексом.

— Каков объём вашей инвестиционной программы на 2013 год? Будет ли она расти в ближайшие годы?

— По итогам 2012 года было реализовано инвестиционных проектов на сумму более пяти миллиардов рублей, в том числе за счёт выполнения дополнительного технологического присоединения объектов. На этот год планировалась сумма 5,1 миллиарда рублей, но из-за сложностей с наличием финансирования и выпадающих доходов была произведена корректировка до 3,9 миллиарда рублей. В следующем году планируется потратить на инвестиционные цели порядка шести миллиардов, но точная сумма будет зависеть от того, какими окажутся тарифы, сколько средств мы соберём, насколько значительными получатся выпадающие доходы и будут ли они вообще. Словом, работать в долг и не выполнять свои обязательства перед контрагентами — неправильно, да уже и невозможно. Лимит доверия кредиторов к нам находится на грани, и наш приоритет сейчас — жить по средствам и выполнять договорные отношения.

— А насколько изношено сетевое хозяйство компании?

— Уровень износа сетей в целом более 50 процентов — как воздушных линий электропередач, так и кабельных. Отдельные участки за последние несколько лет были реконструированы, но это капля в море. Дело в том, что наша инвестиционная программа предполагает как строительство и реконструкцию имеющихся сетей, так и их обеспечение. В частности, речь идёт о технологической связи, которая должна обеспечивать сбор и обработку данных о состоянии объекта; если связь не работает, возникает неуправляемость сетей, потеря контроля, что у нас считается аварийной ситуацией.

Лимит доверия кредиторов к нам находится на грани, и наш приоритет сейчас — жить по средствам и выполнять договорные отношения 026_expertjug29.jpg Фото Андрея Бойко
Лимит доверия кредиторов к нам находится на грани, и наш приоритет сейчас — жить по средствам и выполнять договорные отношения
Фото Андрея Бойко

— Вы привлекаете заёмное финансирование, чтобы компенсировать нехватку собственных средств?

— У нас и так большой объём кредитов, и лимит заёмных средств, которые мы можем позволить себе привлечь, пока исчерпан. Однако то, что мы в данный момент не можем привлекать кредиты, не означает, что мы не в состоянии формировать проекты и привлекать соинвесторов, то есть осуществлять проектное финансирование. Такую схему мы будем апробировать в Астрахани для реновации и создания «умной» распределительной сети города — smart grid. Ряд крупных банков уже подтвердили готовность финансово участвовать в этом проекте. Раньше подобная схема привлечения инвестиций в компании не использовалась. Тем не менее, пока мы тратим только то, что собираем. С апреля наметилась положительная тенденция в этом направлении, когда мы стали перевыполнять планы по сбору. Все эти деньги будут направлены на то, чтобы поддерживать и улучшать сетевое хозяйство.

Сейчас я пересматриваю инвестиционную программу и требую исключать те проекты, рентабельность которых непонятна или вызывает сомнения. Когда мы реконструируем сеть, формируем основные технические решения, а они оказываются чрезмерными, компании это невыгодно. Как пример: можно взять самое дорогое оборудование, провод, опоры и все составляющие — и отремонтировать незначительный процент сетей, но с запасом прочности на 50 лет. Учитывая огромный объём сети и высокий процент износа, мы лучше отремонтируем большее количество сетей, и пусть они прослужат не 50, а 15–20 лет, чем на 50 лет гарантируем работу минимальной части всей сети. Мы сейчас не в том положении, чтобы позволить себе точечные ремонты — нужно повышать надёжность всей сети.

— На каком уровне у вас потери в сети? Какой их уровень был бы оптимальным?

— Технические потери должны быть на уровне от четырёх до семи процентов, в зависимости от протяжённости и технических показателей сети. Коммерческие потери в большой степени отражают бездоговорное и безучётное потребление энергии. Сейчас коммерческие потери велики, в отдельных случаях они превышают 50 процентов в распределительной сети, которая подходит к конечному потребителю. Основная задача, которую я перед собой ставлю в этом направлении, — снизить потери и создать предпосылки для максимального сбора денег с потребителей. Мы не собираем деньги с конечных потребителей, их нам платит гарантирующий поставщик, но мы ставим принципиальную задачу — минимизировать объём разногласий с гарантирующим поставщиком. Мы действуем в рамках постановления правительства РФ № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии». Мы меняем договоры со сбытовыми структурами, приводя их в соответствие с этим постановлением, добиваемся сверки данных по платежам физических и юридических лиц, требуем оплатить нам всё то, что было оплачено конечными потребителями. Иными словами, мы до предела усилили контроль и активизировали взаимодействие с гарантирующим поставщиком.

Как контролировать потребителя

— Как вы для себя классифицируете потребителей энергии?

— Условно для себя мы выделяем три категории — «добросовестные», «сомневающиеся» и «хулиганы», то есть те, кто не платит или умышленно ворует. Конечно, с точки зрения учёта проще работать с юридическими лицами. Физические лица — это миллионы абонентов, и контролировать их сложнее, поэтому и взыскивать задолженность с населения гораздо труднее, чем с предприятий.

— И как выстраивать работу с ними?

— Я сам езжу в районные эксплуатационные службы, мне важно разобраться в этом вопросе. Например, приезжаешь в областной населённый пункт и видишь малообеспеченную семью с двумя детьми в разваливающейся избушке на курьих ножках, набросы на провода. Как правило, при проверках выясняется, что в таких домах нет энергоёмких приборов, а энергопотребление составляет, скажем, 40 кВт в месяц. Совсем другая ситуация, когда стоит четырёхэтажный дом с бассейном и сауной, который удивительным образом потребляет те же 40 кВт в месяц. Поэтому в первую очередь разбираемся именно с такими потребителями — платите за электроэнергию и спите спокойно.

Другой момент: мы усиливаем контроль и систематизируем работу с населением. В итоге, когда появляется учёт, падает потребление — люди начинают экономить. Например, некоторые жильцы благополучного азовского побережья, которые до проверок держали у себя промышленные холодильники для хранения улова, отказались от их использования. В итоге полезный отпуск падает.

— Как быть в таких ситуациях?

— Я сторонник того, чтобы отпускать энергии меньше, но реально потреблённой, пусть это будет, скажем, 7 кВт. И я против того, чтобы отпускать, к примеру, 30 кВт, из которых воруют 20.

Бережливое производство в сетях

— Недавно в вашем астраханском филиале началась реализация пилотного проекта «Бережливое производство». Уже есть какие-либо результаты — как для компании, так и для клиентов?

— Этот проект запущен только два месяца назад, итоги подводить будем позже, осенью. Пилотными площадками выбраны Центр обслуживания клиентов в Астрахани и  группы технологического присоединения и обслуживания клиентов Приволжского и Лиманского районов электрических сетей астраханского филиала. Мы искали эффективные пути по улучшению качества обслуживания клиентов и доступности электросетевой инфраструктуры, поэтому основными задачами определили изменение схем работы для уменьшения потерь времени, материальных и трудовых затрат, а также увеличение производительности при работе с клиентами. Цель проекта в том, чтобы сократить сроки обработки и исполнения заявок и обращений потребителей, уменьшить время ожидания в очередях, исключить ошибки при составлении  договоров на технологическое  присоединение к электросетям. В итоге мы должны существенно сократить сроки выполнения мероприятий по договорам технологического присоединения и повысить уровень сервиса.

— Проект «Бережливое производство» позиционируется как совместный со Сбербанком — а в чём роль банка в проекте?

— Это дополнительный продукт, который мы получаем от нашего партнёра — Сбербанка, где мы кредитуемся, реализуем зарплатные проекты. Знаете, ещё несколько лет назад в отделения крупнейшего банка страны было страшно зайти — там стояли огромные очереди. Сегодня успех банка в этом направлении очевиден и бесспорен. Я сам прочёл книгу Джеймса Вумека и Дэниэла Джонса «Бережливое производство», идеи которой нашли отражение в проводимых реформах по выстраиванию отношений банка с клиентами, и подумал, что этот опыт может быть полезен и нашей компании. Поэтому мы стали совместно работать в этом направлении. Я, конечно, понимаю, что в энергетическом комплексе «бизнес в стиле фанк» не сделать, но многие традиционные, устоявшиеся вещи, к которым все привыкли и которые считаются само собой разумеющимися, не являются идеальными решениями. «МРСК Юга» должна быть конкурентоспособной компанией. Поэтому мы начали с центра обслуживания клиентов, пересматриваем стратегию и тактику технологического присоединения, будем осуществлять пилотные проекты по передаче функций приёма заявок на технологическое присоединение в многофункциональные территориальные центры. Ведь технологическое присоединение — это только инструмент привлечения клиента в целях продажи ему энергии, поэтому проводится беспрецедентная программа по сокращению просроченных договоров на техприсоединение. Я ставлю задачу к 1 августа снизить количество просроченных договоров до уровня менее пяти процентов от общего числа. Для справки: когда несколько месяцев назад мы начали работать над этой проблемой, просроченными были более половины договоров на технологическое присоединение.