Почём теперь энергоэффективность?

Антон Маслаков
23 декабря 2013, 00:00
  Юг

Принятая в марте госпрограмма «Энергоэффективность и развитие энергетики» предполагает вложение в соответствующие сферы 20 трлн рублей до 2020 года. Большая часть этих денег ложится на частных инвесторов, а вложения региональных бюджетов должны в пять раз превысить федеральные инвестиции. Но каким образом выйти на эти показатели, пока совершенно неясно

Фото Матвея Котова
Участники круглого стола отметили, что развитие проектов в сфере энергоэффективности возможно только при последовательной поддержке со стороны государства

Именно таким был лейтмотив круглого стола по проблемам энергоэффективности, который «Эксперт ЮГ» недавно провёл в Краснодаре; партнёрами мероприятия выступили компании «Грундфос» и «Данфосс». Участники встречи — представители региональной и муниципальной власти, энергетического бизнеса, управляющих и инжиниринговых компаний — отметили, что развитие проектов в сфере энергоэффективности возможно только при их последовательной поддержке со стороны государства и столь же последовательной работе по оптимизации механизмов их финансирования. Предприятия, стремящиеся к оптимизации расходов на производство, потребители, которые хотят экономить, чиновники, которые желают продемонстрировать результаты своей работы вышестоящему начальству — все они теоретически заинтересованы в повышении энергоэффективности. Но для начала неплохо бы определить роли, которые отводятся здесь основным действующим лицам — бизнесу и государству.

По заданию партии и правительства

Заявленная правительством ориентация на энергоэффективность уже привела в движение сложный государственный механизм. По утверждению заместителя начальника отдела коммунального хозяйства департамента ЖКХ Краснодарского края Александра Лазарева, с 2011 года на Кубани предприняты определённые шаги по реализации энергоэффективных проектов. На эти нужды региональная администрация в 2012 году выделила 100 млн рублей, а муниципалитеты вложили ещё 20 млн. Эти цифры, на первый взгляд, внушительны, но, по замечанию г-на Лазарева, если разделить их на 156 муниципальных образований края, которые приняли участие в программе в 2012 году, то выделяемые суммы окажутся достаточно скромными. Тем более что дефицит региональных и муниципальных бюджетов вряд ли позволит в ближайшие годы значительно увеличить ассигнования на энергоэффективность.

Основные вложения со стороны краевых властей были распределены между несколькими направлениями: программой развития систем наружного освещения, установкой энергосчётчиков, реализацией программы по развитию водоснабжения. Однако не все программы получились достаточно результативными. Так, по словам Александра Лазарева, оказалось, что срок окупаемости проекта с применением светодиодных светильников для наружного освещения составит около 20-30 лет, что вкупе со спецификой эксплуатации этих решений в российских условиях делает энергоэффективный проект малоэффективным в финансовом смысле. В то же время реализацию долгосрочной целевой программы по развитию водоснабжения, в рамках которой край внедряет новое полимерное оборудование, позволяющее значительно снижать потери воды при её транспортировке и добыче, краевые власти оценивают весьма оптимистично. Как сообщил Александр Лазарев, её экономический эффект в 2011 году составил 190 млн рублей, при этом на вложения краевого бюджета пришлось около 500 млн рублей, а органы местного самоуправления вложили ещё порядка 100 млн.

Заместитель начальника отдела коммунального хозяйства департамента ЖКХ Краснодарского края Александр Лазарев отметил, что реализованные в крае проекты показывают различную степень эффективности 059_expertjug02_1.jpg Фото Матвея Котова
Заместитель начальника отдела коммунального хозяйства департамента ЖКХ Краснодарского края Александр Лазарев отметил, что реализованные в крае проекты показывают различную степень эффективности
Фото Матвея Котова

И бичом, и калачом

Однако основным вопросом энергоэффективности является проблема стимулирования проектов в данной сфере. Как заметил главный редактор журнала «Эксперт ЮГ» Владимир Козлов, вложения в подобные проекты в Краснодарском крае на порядок превосходят соответствующие инвестиции в других регионах, например, в Ростовской области, но заинтересованность в них со стороны частных потребителей и компаний пока недостаточно высока. По словам дивизионального директора компании «Данфосс» по ЮФО Павла Поволоцкого, люди совершенно не знают, что такое энергосбережение, — для них это установка счётчиков в подъездах и квартирах. Так что финансовое участие и контроль государства не гарантируют эффективного вложения средств, выделяемых на энергоэффективность.

Впрочем, если говорить о физических лицах, то стимулом интереса к энергоэффективным решениям, по мысли представителей власти и компаний, работающих в этой сфере, будет рост тарифов на энергию. Хотя региональный представитель компании «Грундфос» в Краснодаре Денис Самойленко считает, что энергоэффективные проекты имеют достаточную привлекательность и без применения столь серьёзных средств. «Мы можем экономить до 60 процентов электроэнергии, которая тратится при обеспечении водоснабжения, и потребители просто должны видеть энергосберегающий эффект. Обычный пересчёт на срок окупаемости и на денежный эквивалент служит здесь достаточным аргументом, — рассуждает г-н Самойленко. — Такие аргументы становятся решающими и для бизнес-структур. Мы проводим обследование и делаем предложение со сроком окупаемости и инвестициями, которые позволят не только экономить, но и приносить прибыль в дальнейшем. Например, экономия при реализации одного из проектов составила 2,5 тысячи киловатт в час».

В то же время представители конечных потребителей коммунальных услуг смотрят на нынешние методы принуждения к энергоэффективности весьма скептически. Например, технический директор управляющей компании «ГУК-Краснодар» Юрий Цуканов отмечает, что подавляющая часть жилых зданий в кубанской столице и других городах строилась для эксплуатации по принципиально иным энергопринципам, и чтобы добиться эффективных решений, необходимы многомиллионные вложения. Все энергоэффективные решения в результате оказываются как бы в сужающемся коридоре: потребитель, с одной стороны, должен быть заинтересован в использовании подобных технологий, а с другой стороны, иметь достаточно средств для реализации возможных решений.

Пока же, по мнению г-на Цуканова, всё держится за счёт государственной поддержки и программы развития энергоэффективности, но если вдруг государство изменит свои приоритеты, то сама идея энергоэффективности умрёт. А предпосылки для этого есть, в том числе и потому, что отношение к идее государственных инвестиций в энергоэффективные технологии у экспертного сообщества неоднозначное. «Со стратегической точки зрения, нам в экономике нужны трудосберегающие технологии, — считает, например, академик РАН Виктор Ивантер. — А теперь посмотрите, какие технологии объявляются приоритетными — на первом месте стоят энергосберегающие. У нас что, дефицит энергии ожидается? Конечно, желательно выключать свет, выходя из комнаты, и нежелательно отапливать улицу вместо дома. Однако следует помнить, что эффективность инвестиций в энергосбережение у нас вдвое ниже, чем в Европе. Зачем же тогда их делать приоритетом?»

Денис Самойленко (ООО «Грундфос») и Павел Поволоцкий (компания «Данфосс») считают, что энергоэффективные проекты в России имеют большой потенциал, но важно правильно донести это до конечного потребителя 059_expertjug02_2.jpg Фото Матвея Котова
Денис Самойленко (ООО «Грундфос») и Павел Поволоцкий (компания «Данфосс») считают, что энергоэффективные проекты в России имеют большой потенциал, но важно правильно донести это до конечного потребителя
Фото Матвея Котова

Инвестировать или осваивать?

Опасения, что энергоэффективность за государственный счёт — это не навсегда, на круглом столе пришлось услышать и от самих представителей власти. «Сейчас спрос в данной области стимулирует государство. Давайте предположим, что не будет спроса со стороны государства — что случится? 90 процентов предприятий обанкротится», — говорит начальник отдела реализации инновационной политики министерства стратегического развития, инвестиций и внешнеэкономической деятельности Краснодарского края Александр Пискленов. Проблема, по его мнению, заключается ещё и в том, что при обилии решений организации давно научились осваивать деньги. Поэтому эффективной формулой при финансировании энергоэффективности г-н Пискленов считает предоставление субсидий тем потребителям, которые самостоятельно реализуют энергоэффективные проекты: «Нужно стимулировать интерес у конечного потребителя, а не у государства. Необходимо сделать так, чтобы энергосбережение дошло до конечного потребителя».

Однако пока применяемые схемы финансирования не слишком убедительны ни с точки зрения стимуляции процесса энергоэффективного потребления, ни с точки зрения привлечения инвестиций. По утверждению представителя одной из компаний, предлагающих энергоэффективные решения, работа по энергосервисному контракту до сих пор ничем не отличается от работы по обыкновенной сделке с привлечением кредита. Между тем создание простых механизмов получения тем или иным предприятием или ТСЖ кредитов на выполнение энергосервисных контрактов могло бы способствовать изменению отношения массового потребителя к подобным проектам. Это мнение разделяет и генеральный директор ОАО «Энергосервис Кубани» Сергей Овченков, имеющий опыт работы с бюджетными организациями и государственными предприятиями: «Банк нам говорит: да, мы вам дадим кредит на уровне цены потребительского кредита. Но если экономия составляет 15 процентов, а кредит предлагается под 20–25 процентов, то о чём может идти речь?»

С другой стороны, вполне можно понять и позицию банков, которые не готовы предлагать другие условия, опираясь на предложение в качестве гарантии самого энергосберегающего проекта. Как это уже не раз бывало с другими благими намерениями правительства, всё упирается в принципы финансовой политики, и здесь возможность региональных игроков существенно повлиять на ситуацию , как всегда, исчезающе мала.