Новоиспечённый претендент на каспийский шельф

22 декабря 2014, 00:00
  Юг
GAZPROM.RU
Экс-министр энергетики РФ Игорь Юсуфов считает, что разработка трудноизвлекаемых углеводородов — перспективная ниша для небольших независимых компаний

Государственная нефтегазовая компания Республики Дагестан (ГНКРД), образованная в середине года по инициативе главы республики Рамазана Абдулатипова, объявила о планах войти в число российских лидеров ТЭК. Ежегодно компания намерена добывать до 6–7 млн тонн нефти, до 5–7 млрд кубометров газа и до 0,5 млн тонн газового конденсата. Для сравнения, в январе-ноябре прошлого года в Дагестане было добыто 158,9 тысячи тонн нефти и 290,7 млн кубометров газа.

Амбиции нового игрока нефтегазового рынка можно было бы воспринимать скептически, если бы не одно обстоятельство. Генеральным директором ГНКРД является Лев Юсуфов, брат одного из наиболее известных российских чиновников и бизнесменов дагестанского происхождения Игоря Юсуфова, в прошлом — главы Росре­естра и министра энергетики РФ, а ныне учредителя инвестиционного фонда «Энергия».

В апрельском интервью газете «Ведомости» Игорь Юсуфов рассказал о планах своего фонда по добыче трудноизвлекаемых запасов российских углеводородов, и хотя в сферу интересов «Энергии» пока входят регионы Сибири, не исключено, что в Дагестане фонд тоже обозначит своё присутствие. Во всяком случае, в недавнем пресс-релизе ГНКРД со ссылкой на Льва Юсуфова с уверенностью говорилось, что амбициозные задачи компании будут реализованы за счёт доступа к шельфовым месторождениям Каспийского моря, а объёмы добычи будут наращиваться ещё и за счёт освоения месторождений на суше нераспределённого лицензионного фонда. И в том, и в другом случае дагестанские углеводороды относятся к категории трудноизвлекаемых.

Тем не менее, инициатива новой дагестанской госкомпании предсказуемо вызвала весьма сдержанную реакцию экспертного сообщества. «Заявленные объёмы — загадка, ранее они нигде не декларировались. И где уверенность, что доступ к шельфовым месторождениям Каспийского моря будет отдан ГНКРД, а не, например, НК “Роснефть”?» — задаётся вопросом директор Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН Сергей Дохолян.

Ещё один специалист по экономике Дагестана, старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов, полагает, что проект не имеет понятной экономической логики, основан на искажённых данных и иной рыночной конъюнктуре, нежели сегодняшняя. «Шельф Каспия недостаточно разведан, — поясняет г-н Чернышов. — Оценки “Роснефти” по дагестанскому участку составляют примерно 17 миллионов тонн нефти, и добывать 6–7 миллионов в год с нескольких небольших месторождений просто невозможно технически».

Кроме того, эксперт обращает внимание на то, что для добычи с дагестанского шельфа понадобится несколько дорогостоящих платформ, при этом себестоимость добычи окажется в 2–3 раза дороже, чем на суше. Согласно расчётам Михаила Чернышова, при всех прочих благоприятных факторах рентабельность добычи сохранится при стоимости нефти в 60 долларов за баррель, но уже при 55 долларов начинается балансирование на грани. Наконец, г-н Чернышов напоминает, что в 2008 году были приняты изменения в закон «О недрах», согласно которому к компаниям, имеющим право добывать нефть на шельфе, предъявлено два жёстких требования: они должны быть государственными и иметь опыт работ на шельфе не менее пяти лет. А это значит, что без партнёрства с одним из нефтегазовых мейджоров «новорождённой» ГНКД явно не обойтись.