Слепые зоны ручного управления

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
16 ноября 2015, 00:00
  Юг

Не то чтобы мы раньше не пользовались словосочетанием «ручное управление», просто в этом году его приходится слышать от управленцев любого уровня

Даже ряд глав регионов отмечает, что в периоды, когда система перестаёт работать, остаётся одно — оно самое. Так что словосочетание претендует на роль ключевого для периода второй волны кризиса. И стоит за ним — вся противоречивость и драматургия текущего момента.

Ручное управление сегодня — необходимость, но при этом — довольно опасная идея, которая заставляет отложить системную работу. А системные провалы никакими личными талантами управленца не перекрыть.

Ручное управление начинается тогда, когда влиятельный чиновник принимается решать проблемы тех, кто хочет развиваться и развивать регион, но увяз в борьбе с монополистами, устал в очередях за бумажками о согласовании, бездействует в ожидании господдержки. Целый ряд историй успеха регионов, которые развивались, начинались с рассказа о том, что у бизнесменов, ведущих дела в регионе, была возможность позвонить местному губернатору. Говорят, такая возможность есть у крупного бизнеса в Ставрополе.

Когда губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров говорит в интервью «Эксперту ЮГ», что заинтересованный руководитель региона способен пробить финансирование под проект любого уровня, ему веришь. И даже радуешься готовности первого лица заниматься этой работой. Но потом мы спрашиваем, как развивать малый и средний бизнес — и получаем тот же самый рецепт: ручное управление, но теперь — в исполнении глав ведомств и муниципалитетов. В разговоре с журналом и донской губернатор Василий Голубев подчеркнул, что на уровне каждого муниципалитета должны быть списки местных, пусть и небольших, но приоритетных проектов, которыми руководитель занимается вручную, чтобы преодолеть трудности межведомственного взаимодействия. Это нужно, признаётся Голубев, поскольку система пока работает плохо, без «рук» не обойтись.

Правда, между пальцев, увы, многое просыпается. Пример из Ставропольского края. Местная газовая «дочка», терпящая большие убытки, предъявляет претензии к одному из своих должников — крупнейшему местному стекольному заводу — и фактически банкротит его. В результате без тары остаётся крупнейшее местное фармацевтическое предприятие, на базе которого планировалось создать фармкластер в Ставрополе. Такая вот цепная реакция, которая развернулась во всей красе, поскольку ручное управление до неё не дотянулось.

Проблема в том, что взятое само по себе ручное управление малоэффективно. Прежде всего потому, что у любых рук — каким бы ни был руководитель — пропускная способность весьма ограничена. Скольким ни помоги, остаётся всё равно гораздо больше — при этом те, кому помощи не досталось, ещё и недовольны тем, что помогли кому-то, но не им. Они даже склонны произносить речи о тотальной коррупции. Лучшие практики ручного управления предполагают, что оно становится частью системы. Примеры на Юге есть.

Вообще заметим, что команды, способные заниматься ручным управлением, сложились не везде. Например, такой команды совсем нет в Волгоградской области и, как это ни странно, в нынешнем Краснодарском крае. На Кубани сейчас идут аппаратные перемены, тогда как предыдущая команда в ручном режиме занималась одним проектом — олимпийской стройкой. Цена этого пробела сейчас высока — инвестиционный спад, если не сказать пике. В Ставропольском крае ручным управлением занимаются лично губернатор и глава местного правительства. Наиболее успешным сегодня, пожалуй, можно признать опыт Ростовской области. Здесь ручное управление было оформлено в совет по инвестициям при губернаторе, который собирается примерно раз в два месяца, включая в себя представителей всех ключевых министерств. Работает эта схема именно что системно. На заседания приглашаются бизнес, реализующий проекты, и СМИ. Например, 27 октября министр сельского хозяйства Ростовской области Константин Рачаловский докладывает о реализации проекта завода по глубокой переработке пшеницы в Волгодонске: предприятию «ДонБиоТех» выделены лимиты на газ не полностью, да и те — лишь на летний период: зимой все объёмы газа потребляет город. Необходимо реконструировать местную газораспределительную станцию и провести дополнительные проводящие мощности на отрезке Шахты — Волгодонск. Существующий график работ газовиков показывает, что к моменту завершения строительства завода вопрос об обеспечении газом не будет решён. Следующим слово даётся заместителю министра промышленности, который докладывает о проведённой работе со структурами «Газпрома»: необходимый график работ уже предварительно согласован и находится на утверждении в Москве, согласование ожидается в течение полутора месяцев. Слово предоставляется топ-менеджеру компании-инвестора, который выражает уверенность, что при поддержке региональных властей инвестпроект будет реализован в срок. Занавес, следующий вопрос.

Ручное управление необходимо именно как элемент системы, потому что только живой человек нацелен на результат и способен на нестандартные процедуры. На этой ниве работы валом. Последний пример из той же Ростовской области: разговариваю с крупным переработчиком круп, который установил у себя новый мини-цех по переработке. В результате производительность на данном участке выросла в 12 раз. Но вот беда — штат пришлось сократить на два человека, остальным нашли применение на других фронтах. Этого, однако, достаточно для того, чтобы предприятие более не могло рассчитывать ни на один вид господдержки — ибо положена она только тем, кто увеличивает штат, — а про производительность в конкурсных документах ничего не сказано. У нас тут кто-то, кажется, говорит об увеличении производительности труда и повышении конкурентоспособности, о необходимости поддержке успешных. Так вот, пора в ручном режиме вносить коррективы в систему, не то сквозь пальцы просыплется гораздо больше, чем удалось унести.