«Город-курорт — сам по себе большой санаторий»

Надежда Феденко
6 сентября 2021, 00:00
  Юг № 8

Модернизация отдельно взятого курорта на примере Железноводска показывает, как драйвером развития можно сделать неиспользуемые объекты и территории. Главное — правильно встроиться в федеральный проект

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ЕВГЕНИЯ МОИСЕЕВА
Мэр Железноводска Евгений Моисеев

Железноводск в системе городов эколого-курортного региона Кавказские Минеральные Воды занимает особое место не только из-за уникальных климатических особенностей. В последнее время новости из Железноводска всё чаще стали занимать первые строчки сообщений информагентств. Например, в Курортной зоне у подножия горы Железной уже в этом году будет сдан в эксплуатацию пятизвёздный отель стоимостью 2 млрд рублей, в котором одновременно смогут отдыхать 480 гостей. А к концу будущего года в городе будет построен новый санаторный комплекс на 40 номеров. Инвестиции в проект оцениваются в 200 млн рублей. Главной «фишкой» средства размещения станет открытая веранда на крыше с панорамным видом на горы Бештау и Железная, а также лесные зоны курорта. Заброшенное здание кинотеатра «Кристалл» в Железноводске превратят в санаторий вместимостью 250 мест. Стоимость проекта составит 1 млрд рублей.

После встречи губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова с президентом России Владимиром Путиным была обнародована масштабная программа развития Кавказских Минеральных Вод до 2030 года. Она включает 50 мероприятий и 26 инвестпроектов. Объём инвестиций программы достиг 48 млрд рублей, из которых 44 млрд — федеральные средства.

В программе Железноводску отводится большая роль. Это и создание самого большого курортного парка в стране, и канатная дорога на горы Железная и Развалка, и создание новой инвестиционной площадки для строительства 7 тысяч мест коечного санаторно-гостиничного фонда, и благоустройство озера Каррас, и строительство Кавминводского велотерренкура.

Мэр города-курорта Железноводска Евгений Моисеев, в отличие от большинства российских чиновников, активно присутствует в соцсетях, напрямую общается с жителями в комментариях, рассказывает о каждом ключевом для города событии, реагируя и на доброжелателей, и на откровенно хейтерские высказывания. Недавно Моисеев инициировал в своем Instagram-аккаунте опрос по поводу предстоящего строительства велотерренкура. Большинство проголосовало за, несмотря на атаки ботов.

Но обладает ли город соответствующими территориальными и кадровыми возможностями, чтобы реализовать заявленные планы? Как выстраиваются отношения города и бизнеса, достаточно ли у местной власти рычагов, чтобы развивать вверенную территорию?

Как построить новый город в лесу

— Евгений Иванович, в чём уникальность Железноводска как курортного города?

— Несмотря на небольшую численность населения (около 25 тысяч человек), на небольшую коечную ёмкость, у Железноводска есть уникальная особенность. Мы единственный город, который находится в центре леса площадью 42 квадратных километра, почти половина территории — заказник.

У нас никого не удивишь тем, что ночью машина может столкнуться с переходящим дорогу диким кабаном или на улицы города выйдет косуля или лиса. Город изначально развивался как место для пеших прогулок в лесу. Здесь всё настроено на оздоровление и профилактику болезней. Железноводск — первый город в Российской империи, в котором в 1900 году был создан лечебный терренкур по методике немецких врачей-курортологов.

Мы говорим, что самым большим санаторием у нас является сам город, климатическая горно-лесная станция. Большой курортный парк с бюветами минеральной воды, переходящий в лес, является парком для всех санаториев, которые расположены вокруг него. Курортный парк, который ранее назывался Казённым парком, был первым объектом недвижимости, зарегистрированным в казённом реестре на территории нашего города в 1825 году.

— В рамках программы развития города, которая обсуждалась и на уровне губернатора, и на уровне федеральных министерств, предполагалось создание канатной дороги, а также благоустройство курортной зоны Железноводска с созданием сети пешеходных терренкуров. Остаются ли эти проекты сейчас в планах? В чём их особенности?

— Когда губернатор Ставрополья Владимир Владимиров предложил уточнить концепцию развития региона Кавминводы, мы выступили с идеей создать самую большую в России и Европе курортную лесопарковую зону на территории свыше 1200 гектаров, более 70 километров пеших грунтовых, плиточных и асфальтовых терренкуров для всех категорий жителей. Каждый терренкур имеет свой тематический характер, мы в каждом квадратном метре города закладываем смыслы, которые потом будут привлекать и интересовать гостей.

Следующий проект касается канатной дороги. Железноводск окружён шестью горами-лакколитами, но при этом у нас нет ни одной канатной дороги. В советский период планировалось строительство трёх канатных дорог: в Кисловодске, Пятигорске и Железноводске. В двух городах-курортах канатку построили, а в Железноводске не успели. Хотим покончить с этой несправедливостью и создать канатную дорогу, которая будет проходить над курортным озером «30’Ка» вдоль Новой каскадной лестницы к бюветам минеральной воды и затем на вершину горы Железная и седловину горы Развалки. Уверен, что канатка и наши виды с вершин гор станут настоящим магнитом для гостей.

Третий проект — у нас уже более 90 лет во всех генпланах города территория в 140 гектаров отводилась для строительства новых санаторно-курортных объектов. Эта площадка до сих пор пустует, так как нам удалось охранить её от массовой застройки. Мы вышли с инициативой создать на этом месте инфраструктуру, которая позволит построить санатории и гостиницы, всего семь тысяч новых койко-мест на этой инвестиционной площадке, то есть фактически ещё один новый курортный Железноводск. Ведь у нас сейчас весь городской коечный фонд составляет менее семи тысяч единиц.

Кавминводский велотерренкур как точка роста

— Недавно губернатор Владимир Владимиров проводил встречу с президентом Владимиром Путиным, на которой был поддержан проект по развитию КМВ стоимостью 48 миллиардов рублей, в том числе строительство Кавминводского велотерренкура стоимостью почти 3 миллиарда рублей. Какие ещё проекты в рамках модернизации курортной инфраструктуры нужны Железноводску?

— Совсем недавно мы называли ещё один проект, который касается заброшенных терренкуров. Часть их когда-то была асфальтирована, освещена, там были питьевые фонтанчики, кафе, места отдыха, санузлы. В 90-е всё это было разрушено и разворовано.

К терренкурам с юга примыкают старые каменные дороги, которые проходят к горе Бештау, по ним грузовики перевозили добываемые в шахтах материалы, начиная с сороковых годов и до середины семидесятых прошлого века. А с севера примыкает дорога к горе Змейка, по которой также возили инертные материалы с карьера.

Мы предложили объединить фактически несуществующую полуразрушенную инфраструктуру, чтобы благоустроить территорию и создать терренкур, объединяющий Лермонтов, Железноводск, посёлок Иноземцево и Пятигорск.

Мы единственный город, который находится в центре леса площадью 42 квадратных километра, почти половина территории — заказник

По поручению губернатора края унифицировали ширину терренкура до 6 метров, чтобы можно было проводить спортивные соревнования по велоспорту. Получился терренкур длиной 75 километров, и мы назвали его Кавминводский велотерренкур, который только в трёх местах пересекает дороги общего пользования. Важно то, что разрушенную и забытую инфраструктуру всё равно нужно ремонтировать и восстанавливать, но у нас появилась возможность добавить к курортной составляющей уникальную велосипедную трассу, аналогов которой нет в мире. И самое главное, что этот объект даст городу финансово развиваться и повышать экономическую мощь за счёт новых видов туризма, в первую очередь спортивного туризма.

За 2019 год к нам приехали 150 тысяч гостей, в лучшие советские времена Железноводск принимал 80 тысяч, а в 1995 году здесь было лишь 5 тысяч - тогда это был город-призрак

Судите сами. Железноводск — небольшой по численности город с небольшим бюджетом, который наполняется в основном за счёт платежей за землю и НДФЛ. Чтобы город мог развиваться, нам нужно было найти правильный драйвер, которым и выступили наши огромные неиспользуемые территории в лесу. Ни один гость не приедет в город, где люди гуляют под палящим солнцем без соответствующей инфраструктуры. А если прогулочные дорожки будут находиться в лесу с благоприятным климатом, то мы сможем привлечь туристов всех категорий.

— Ранее, в мае, Третий апелляционный суд в Сочи признал незаконным решение Ставропольского краевого суда, не усмотревшего нарушения в переводе земель Бештаугорского заказника из статуса особо охраняемых природных территорий. Это напрямую касается проекта велотерренкура. В чём основные противоречия проекта его строительства с действующим законодательством?

— В 2020 году премьер-министр Михаил Мишустин уже подписал документ о выделении краю почти трёх миллиардов рублей на строительство Кавминводского велотерренкура. Но сейчас мы столкнулись с тем, что действующее законодательство ограничивает возможность строить такой большой единый объект в особо охраняемых природных территориях. Надеемся на внесение поправок в законодательство, которые инициировала наша краевая Дума. Ведь если поправки в действующее законодательство не будут внесены, то мы не сможем не только построить велотерренкур, но и даже ремонтировать наши терренкуры, которые были построены ещё в советскую эпоху и привлекали огромное число туристов в Железноводск.

Если вы сейчас увидите эти полуразрушенные терренкуры, то может возникнуть ощущение, что их уничтожили в результате военных действий. А ведь это не так! После перестройки, в 90-х годах, здесь всё было разграблено: скульптуры из дюралюминия сдали на вторчермет, провода — на цветной металл, скамейки, освещение разворовали, кафе закрылись и разрушились со временем.

О том периоде говорит статистика: только за 2019 год к нам приехали 150 тысяч гостей, в лучшие советские времена Железноводск принимал 80 тысяч человек, а в 1995 году здесь побывало 5 тысяч человек, в те времена это был, по сути, город-призрак.

Случаи воровства продолжались буквально до недавнего времени, например, ещё в начале 2016 года видели следы ночного воровства подземных кабелей освещения на заброшенных терренкурах.

— Может ли случиться так, что запасы минводы иссякнут и город останется без своего главного преимущества?

— В городском музее мы нашли генплан развития города 1936 года, в котором было написано следующее: «В Железноводске незначительное число отдыхающих при огромных запасах минеральной воды».

У Железноводска есть уникальный ресурс — минеральная вода, которая, в отличие от нефтяного и газового ресурса, может возобновляться. В поздние годы советской эпохи здесь добывали две трети от максимально возможного годового уровня потребления воды. Сейчас добывается 18 процентов от этого уровня. Это означает, что при правильном использовании у нас есть резерв почти в пять раз. Но если этот уровень будет превышен, то мы подойдём к тому, что вода может иссякнуть.

Бизнес и власть: связи и противоречия

— Как вы выстраиваете диалог с бизнесом? Инвестиции в какие сферы необходимы городу-курорту сейчас в первую очередь?

— Я считаю, что субсидии, льготы, финансовые вливания бизнесу от властей порою расслабляют предпринимателей и настраивают их не на поиски возможностей заработать, а на пассивную позицию. Поэтому считаю главной своей задачей привести в город как можно больше туристов, покупателей товаров и услуг нашего малого и среднего бизнеса, которые дадут предпринимателям возможность зарабатывать, а бюджету — получать дополнительные налоговые отчисления.

Показательный пример. Когда мы благоустраивали озеро «Тридцатка», то предложили полулегально работающим там бизнесменам узаконить свой бизнес. Сегодня я общался с одним из предпринимателей, который владеет кафе и работает на обновлённом озере. За две недели к нему теперь приходят столько посетителей, которые приходили раньше за весь год. Предприниматель говорит прямо: дайте нам людей, клиентов, посетителей, а не субсидии или финансовую помощь.

Железноводск, по сути, моногород — здесь нет ни промышленности, ни заводов, только санатории, минеральная вода, лес и малый бизнес, который обслуживает санатории. При правильном обращении с водными источниками воды хватит на многие-многие годы. Шесть тысяч рабочих мест даст строительство новых семи тысяч койко-мест на инвестиционной площадке в городе. Железноводск уникален прежде всего тем, что наш ресурс — санаторно-курортная услуга — неисчерпаем.

Если говорить о зарплатах, которые предлагаются на этих новых рабочих местах, то приведу несколько цифр: электрик будет получать 35 тысяч на руки, горничная — 22 тысячи рублей соответственно. Таких достаточно достойных «белых» зарплат железноводчанам в санаториях, наверное, не предлагалось никогда. Крупный бизнес сюда приходит для того, чтобы легально получать прибыль, ведь санаторно-курортный бизнес стал в последние годы выгодным делом.

Создание новых санаториев повлечёт за собой спрос на рабочую силу, что приведёт к борьбе работодателя за квалифицированных сотрудников. Это значит, что будут повышаться зарплаты.

При правильном расходовании минеральной воды мы сможем постоянно продавать одну и ту же услугу — лечебный туризм. А если мы прибавим к этому спортивный, досуговый туризм, туризм выходного дня, то сможем кратно увеличить число туристов, что неминуемо приведёт к росту зарплат и повышению благосостояния жителей региона.

Городское управление с опорой на бизнес

— Как вы работаете с возражениями городской общественности по поводу происходящих в городе перемен?

— Есть категория людей, которым не нравится всё, они готовы найти возражения абсолютно на любой проект. Например, мы сделали «Тридцатку», но выясняется, что её делать якобы не надо было. Мы говорим о восстановлении и благоустройстве терренкуров, о велодорожках, — всё это тоже, по мнению некоторых граждан, не нужно. Как правило, у таких людей только один-единственный аргумент: это разрушает экологию. Бывает и такой: «Железноводск должен быть только для железноводчан». Приходится методично и настойчиво объяснять, что наше экономическое благосостояние может расти только за счёт развития туризма и роста числа гостей. Не будет туризма — не будет чистого города, новых парков, дорог, обновлённых городских пространств.

— Какие главные задачи сейчас стоят перед руководством города?

— Наша основная задача — госинвестиции в коммунальную и курортную инфраструктуру, повышение транспортной доступности. Если будет построена дорога Кавминводы — Сочи, то интерес к Кавминводам и Железноводску, конечно же, резко пойдёт вверх. Наша стратегия — это симбиоз интересов бизнеса и властей, и, как мы видим, эта стратегия уже приносит положительные результаты.