Закон раздора

Русский бизнес
Москва, 12.03.2001
«Эксперт Урал» №5 (18)
В теневой экономике акционерных обществ быть не может

Большинство конфликтов на промышленных предприятиях Свердловской области связано с неурегулированностью отношений между владельцами контрольного пакета акций и мелкими акционерами, чьи права нынешним законом об акционерных обществах практически не защищены. Именно к такому выводу приходят эксперты, наблюдая череду громких отставок генеральных директоров на ряде предприятий региона в последнее время.

Фактически наши акционерные общества перестают быть таковыми после избрания совета директоров и передачи ему полномочий по назначению ведущих менеджеров предприятия. Существующая схема работы АО через посредников, представляющих обычно интересы владельца контрольного пакета, лишает мелких акционеров возможности получить причитающуюся им долю прибыли. Это побуждает их либо продать бумаги, либо попытаться захватить рычаги управления. По последнему сценарию и стал развиваться конфликт на ОАО "Уралэлектротяжмаш" (см. "Эксперт-Урал" N 1 от 15 января с.г.). В спор вмешалась областная власть, которая публично призывает к переделу собственности на предприятии.

Уволенный два месяца назад советом директоров генеральный директор УЭТМ Юрий Казанцев отказался покинуть кабинет и принялся держать осаду, не пропуская на предприятие ревизионную комиссию и своего преемника. После череды выяснения отношений стороны подтянули массовку на митинги и развернули боевые действия в средствах массовой информации, а сам спор перекочевал в юридическую плоскость. Впрочем, последнее обстоятельство ничуть не приблизило развязку в противостоянии собственника и менеджмента предприятия, выражающего интересы мелких акционеров (часть акций находится у бывших и действующих работников завода, которые связывают нынешние успехи предприятия исключительно с именем гендиректора). Зато оно выявило существенную проблему, над которой предстоит поломать голову законодателям.

Предметом судебного спора является положение о генеральном директоре УЭТМ, новую редакцию которого недавно утвердил совет директоров предприятия. Приняв его, владелец контрольного пакета акций фактически исключил из процесса управления мелких акционеров, права которых законодательством защищаются лишь в двух случаях: при увольнении директора квалифицированным большинством и при отторжении имущества. Естественно, волевое решение крупного акционера не могло не повлечь иски в суд.

Тяжбы вокруг положения грозят затянуться, поскольку совет директоров напринимал несколько их редакций, а свердловский арбитражный суд рассмотрел пока только одну. В иске мелким акционерам отказано. Но они не собираются складывать оружия: время сегодня работает на них, поскольку управляет заводом их представитель, г-н Казанцев. И так будет до тех пор, пока суд не примет решения о законности или незаконности его увольнения. Произойдет это тоже весьма не скоро. Суды, как повелось, принимают взаимоисключающие решения: Орджоникидзевский районный суд Екатеринбурга запретил исполнять обязанности генерального директора представителю Энергомашкорпорации Виктору Чехунову, а столичный Хамовнический - Юрию Казанцеву. Поэтому окончательного вердикта, видимо, придется ждать от Верховного суда.

Между тем решение высшей инстанции может не иметь никакого значения для сторон. Все будет зависеть от того, какую политику поведет в переходное время Юрий Казанцев и солидаризировавшееся с ним областное правительство. Если он пойдет по пути, в следовании по которому его подозревает владелец контрольного пакета, Уралэлектротяжмаш ждет смена собственника.

В чем суть претензий Энергомашкорпорации к Казанцеву? По утверждению Бориса Васильева, экономического советника Виктора Чехунова, продукция УЭТМ прибыльна: так, рентабельность производства элегазовых выключателей достигает 100%. Однако официально по заводу признается рентабельность в 12,9%. Такого быть не может, утверждают представители корпорации. По их мнению, около 60% продукции реализуется по себестоимости или ниже ее через фирмы, подконтрольные менеджменту. Закупка комплектующих также ведется через посредников. Однако, кому продается продукция и где оседают деньги, собственник сказать не может, поскольку ревизионную комиссию на завод не пускают. Нынешняя пауза в вопросах контроля, полагает г-н Васильев, позволяет менеджменту увести активы в тень и затем обанкротить предприятие. Сделать это будет не так сложно, учитывая, что работает УЭТМ в основном на заемных средствах, а нынешний конфликт акционеров и менеджмента подрывает доверие партнеров.

С Борисом Васильевым нельзя не согласиться: нынешнее законодательство позволяет генеральному директору всецело распорядиться чужой собственностью. Равно как и крупному акционеру проигнорировать права мелких собственников. Поэтому в выигрыше оказывается тот, кто реально пробрался к рычагам управления: силовое разрешение хозяйственных споров неизбежно при нынешнем порядке обеспечения прав собственников. Вопрос: почему это до сих пор терпит государство, если при любом раскладе теряет деньги?

Возьмем тот же Уралэлектротяжмаш. По данным Юрия Казанцева, в 1998 году через Энергомашкорпорацию шло 65% продукции, в 1999-м - около 20%, а в 2000-м - только 2%. Изменение пропорций и стало, по словам менеджера, главной причиной его отставки. Акционеры приходят на предприятия не ради дивидендов. Простой расчет показывает, что, располагая пакетом акций в 55%, Энергомашкорпорация имела бы на них 1% от выручки, которая составляет, по данным Казанцева, 80 - 160 млн рублей в месяц (добавленная стоимость в цене продукции завода - около 40%, остальное - транзит; 20% - зарплата, 5% - амортизация, 15% - прибыль; на дивиденды идет 5 - 10% ). Видимо, корпорацию не устраивало получать в месяц 1 - 1,5 млн рублей, и она законно решила стать комиссионером предприятия, чтобы изымать 14% выручки. Естественно, прибыль завода при этом скукоживается, равно как и зарплата коллектива. Государство недополучает налог с прибыли, местные бюджеты - подоходный налог. Там, где эта схема работает, положение на предприятиях весьма непростое: в частности, на Белгородском заводе энергетического машиностроения, где, по словам Юрия Казанцева, договоры комиссии в ходу, зарплата втрое ниже, чем на УЭТМ, при объемах продаж в полтора-два раза выше.

Объяснение простое: принявшись сокращать потоки продукции, проходящие через корпорацию, генеральный директор смог опереться только на мелких акционеров, подписав коллективный договор, предусматривающий не менее 20% от выручки направлять на заработную плату. Не будь такой экстремальной ситуации вследствие борьбы акционеров и менеджмента за финансовые потоки предприятия, у генерального директора были бы все возможности откладывать подписание его на неопределенное время. Получается, благосостояние работников отнюдь не гарантируется даже при успешной работе предприятия, а зависит от доброй воли руководителя или обстоятельств.

По мнению ряда наблюдателей, закон об акционерных обществах нуждается в серьезной корректировке: владелец контрольного пакета акций не должен распоряжаться имуществом всего АО. Отсутствие четкого механизма учета интересов мелких акционеров и невозможность участия их в управлении обществом порождают бесконечные переделы на предприятиях или служат соблазном для менеджмента попользоваться чужой собственностью. Суды не могут кардинально повлиять на ситуацию, их решения можно не выполнять: за ослушание штраф 20 тысяч рублей, на кону же стоят миллионы. В итоге акционерные общества заходят в тупик. Примеров тому только в Екатеринбурге несть числа: Уралхиммаш, Оборонснабсбыт, АО "СЭМЗ-Альстом"...

В некоторых случаях удается договориться. На Уралэлектротяжмаше - не получается. Но достаточно посмотреть на то, о чем договариваются стороны, чтобы понять, насколько несовершенно наше законодательство. К примеру, г-н Казанцев условием своего ухода выдвигает следующий пункт: не применять договоров о совместной деятельности, а совет директоров готов оставить генерального директора в должности при возможности работы ревизионной комиссии и контроле за продажами и поставками.

По некоторым данным, на УЭТМ договориться не могут в том числе и потому, что в конфликт активно включилось правительство области. Взволновало его не столько недополучение налогов в бюджет, сколько желание поучаствовать в управлении финансовыми потоками. По сведениям г-на Васильева, Казанцев уже предлагал вписать в мировое соглашение пункт о передаче 55% акций в доверительное управление правительству области. При такой позиции государства, наверное, действительно не имеет значения, какое решение примет в будущем Верховный суд страны относительно спора за кресло генерального директора УЭТМ. В сущности, какая разница, кто из них прав, если в выигрыше при любом раскладе оказывается тот, кого поддерживает власть? Очевидно, только жесткое уголовное преследование увлекшихся уводом средств с предприятий акционеров или менеджеров да законодательное ограничение присутствия в экономике государства способно остановить опасную тенденцию передела собственности путем разорения предприятия или деприватизации.

Екатеринбург

По данным менеджмента УЭТМ, акции предприятия распределились так: номинальные держатели - АКБ "Металлургический инвестиционный банк" (40%), ЗАО "Брансвик ю би эс барбург ламиниз" (15%) и ЗАО "Депозитарно-клиринговая компания" (26%); физические лица - 12%, Союз ветеранов УЭТМ - 2,5%.

По сведениям одного из членов совета директоров УЭТМ, около 2% акций - у Росбанка. Тот же источник утверждает, что Энергомаш контролирует не менее 55%, а пакетом шведского концерна АББ (15%) и 5% некой офшорной фирмы распоряжается менеджмент УЭТМ.

Как известно, Энергомашкорпорация объединяет несколько крупных машиностроительных заводов России. Некоторые из них (Электросила, Ленинградский металлический завод, завод турбинных лопаток) не так давно вышли из-под влияния корпорации: место Энергомашкорпорации занял холдинг Интеррос. В настоящее время под его эгидой этими предприятиями создан новый концерн "Силовые машины". Не исключено, считает ряд экспертов, что конфликтная ситуация обусловлена желанием Интерроса получить под свое влияние еще один завод - Уралэлектротяжмаш. И весь конфликт развивается не в плоскости Энергомашкорпорация против директора Казанцева и правительства Свердловской области, а в плоскости Интеррос против Энергомашкорпорации. В такой ситуации происходящее выглядит как попытка надавить на Энергомаш и заставить уйти с предприятия. Тогда получается, что со стороны областных властей идет лоббирование интересов Интерроса.

Новости партнеров

Реклама