Тяжелый металл

Игорь Степанов
9 апреля 2001, 00:00
  Урал

"Мечел" балансирует между экспортом и внутренним рынком

В конце прошлого года прошел слух - "Мечел" продали. На волне компромата, выплеснувшегося на страницы местных газет в губернаторскую выборную кампанию, эту новость проглотили, расцветили подробностями: замелькали имена покупателей, мотивы, предположительные суммы сделки.

Председатель совета директоров ОАО "Мечел" Владимир Прокудин, долгие годы возглавлявший меткомбинат в качестве генерального директора, между тем официально заявил: никаких серьезных изменений в структуре акционерного капитала предприятия не произошло. Возможности проведения переговоров акционеров о продаже акций Прокудин, правда, не исключил: такое бывало и раньше.

Однако без сенсаций для комбината прошлый год все же не обошелся: экспортные поставки сократились, а реализация продукции на внутреннем рынке возросла почти вдвое - внутренний рынок вновь стал для "Мечела" основным. Впервые за последние годы.

"Мечел" как индикатор экономики

Два минувших года были для комбината успешными. После трех лет убыточной деятельности предприятие работало с прибылью, в прошлом году она составила 2 млрд рублей. Это позволило реализовать ряд социальных программ, удвоить зарплату работникам, продолжить модернизацию производства. Однако основная часть прибыли вот уже второй год идет на погашение долгов: еще год-полтора такой работы, и с долгом будет покончено.

В 2000 году "Мечел" увеличил объем реализации основного вида продукции, товарного проката, на 30%. Реализация нержавеющей стали (комбинат - крупнейший производитель в России) выросла на 20%, и весь прирост пошел на внутренний рынок.

С 1997 года комбинат живет строго по бюджету: годовому, квартальному, месячному. Это учит планировать, составлять прогнозы, причем довольно точные: по словам Владимира Прокудина, отклонение от бюджета может иметь место, но не более чем 3 - 5%. Прирост реализации в 2000 году на внутреннем рынке в 1,7 раза прогнозировался еще в конце 1999-го. В середине года стало ясно, что он составит как минимум 1,8 раза, в итоге вышли на уровень 1,9.

Главная причина роста внутреннего рынка - общий подъем экономики. Металлурги как никто чувствуют, когда он реален, а когда сверху спускают дутые цифры. "Не может быть подъема экономики, чтобы "Мечел" его не почувствовал, - говорит Владимир Прокудин. - Ведь металл - основной конструкционный материал". На комбинате констатируют: оживление было заметно практически во всех отраслях - строительстве, машиностроении, производстве труб и шарикоподшипников. Некоторые подвижки произошли в специальном машиностроении, что для "Мечела" как российского лидера в производстве спецсталей особенно важно.

В результате в работе оказались все основные агрегаты комбината, причем некоторые вышли на уровень загрузки советских времен. Но далеко не все оборудование расконсервировано: объемы производства конца 80-х сегодняшний рынок переварить не в состоянии.

Между тем уже в 1999 году, фантастически удачном для "Мечела" в плане рентабельности (25,7%), руководство комбината почувствовало, что ее снижения не избежать. Прогноз подтвердился. В 2000-м рентабельность снизилась, причем больше, чем ожидалось: составила 16 - 17% вместо 18%.

Сегодня складывающаяся ситуация на внутреннем рынке не радует. С экспортом дела обстоят еще хуже.

Дефолт - мечта экспортера

По словам Владимира Прокудина, экспорт металлопродукции никогда не был сверхрентабелен, а долгое время приносил убытки. Но это была чуть не единственная возможность получить живые деньги. После августовского кризиса рентабельность была высокой, затем начала снижаться и в прошлом году упала практически до нуля.

В 2000 году ситуация кардинально изменилась: на внутреннем рынке за живые деньги уходило до 97% продукции. Тем не менее экспорт для "Мечела" остается одним из важнейших направлений сбытовой политики: из 2,8 млн тонн проката экспортируется порядка миллиона тонн.

Проблемы между тем нарастают. Так, когда "Мечел" только начинал экспортную деятельность в странах Юго-Восточной Азии, крупным потребителем строительных материалов (арматуры, катанки) был Китай. Однако со временем он начал активно строить прокатные мини-заводы для производства сталей из заготовок и сегодня практически не импортирует строительный материал, а ввозит только заготовку для переката.

Есть у "Мечела" такой экспортный конек, как спецстали. Здесь своя специфика. Объемы небольшие, в год экспортируется порядка 50 тыс. тонн. Однако это не отменяет проблем, связанных, например, с сертификацией. Квот на поставку спецсталей на американский рынок пока хватает: надолго ли? А мировой рынок давно поделен и пробиться на него российской компании непросто.

А вот квот на рынке США по арматуре и катанке сегодня комбинату уже не хватает. Американцев не устраивала ситуация с ростом экспорта горячекатаных рулонов, но соглашение, подписанное между Россией и США, составили таким образом, что ограничили присутствие на американском рынке всех видов металлопродукции из России, в том числе и спецсталей. Металлурги вели переговоры с российскими чиновниками, пытались отстоять свою позицию. Не слишком преуспели.

Таким образом, перспективы внешнего рынка не радуют. Следовательно, усилится давление на внутренний рынок: предложение металлопродукции превысит платежеспособный спрос. Будут созданы предпосылки снижения цен. А снижать их уже некуда.

Задача - удержать позиции

Внутренний рынок не в состоянии освоить всю выпускаемую металлопродукцию. Можно, конечно, сократить объемы производства, но, поскольку условно-постоянные расходы практически сохранятся, вырастет себестоимость металла.

Между тем платежеспособный спрос на внутреннем рынке сокращается. Уже к четвертому кварталу основные покупатели продукции "Мечела" заявили, что они не в состоянии покупать металл с той тенденцией роста цен, которая сложилась в 2000 году.

Металлурги попали в двусмысленную ситуацию: чтобы иметь положительную рентабельность, они должны повышать цены на металл. Но не могут этого сделать, потому что потребитель не готов платить новую цену.

В то же время тарифы на услуги и продукцию естественных монополистов продолжают расти. С 15 января стоимость электроэнергии, которую предприятие покупает у "Челябэнерго", возросла на 12,5%. Это существенно, хотя порядка 70% электроэнергии "Мечел" получает от собственной ТЭЦ (несмотря на то, что ТЭЦ построена в 1943 году, себестоимость вырабатываемой на ней электроэнергии втрое ниже той, которую "Мечел" покупает у "Челябэнерго". Правда, ТЭЦ работает на газе, а с 20 января цены на газ также повышены на 18%.) Железнодорожники, следуя общей тенденции, наверняка захотят повысить тарифы на грузоперевозки, а в себестоимости "Мечела" стоимость их по разным периодам колеблется от 20 до 25%. Повышение тарифа автоматом приведет к увеличению себестоимости продукции минимум на 5%.

Металлурги в один голос уверяют, что 2001 год будет для них сложным. Примечательно, что говорить об этом они начали еще в начале прошлого года. Темпы роста экономики замедляются. В этой ситуации "Мечел" не очень-то рассчитывает на рост объемов производства. Поставлена задача сохранения рынков. Для этого на "Мечеле" занялись поиском резервов для снижения издержек. Другого пути, похоже, нет.