Как не остаться вундеркиндом

Культура
Москва, 09.07.2001
«Эксперт Урал» №13 (26)
Единственного на Урале номинанта на Нобелевскую премию приходилось защищать от одноклассников

Лера Авербах, ныне 27-летняя жительница Нью-Йорка, - самая успешная воспитанница челябинской программы "Новые имена". Она первая на Урале вошла в число номинантов Нобелевской премии. Десять лет назад, когда Лера не вернулась домой с гастролей в Америке, многие посчитали, что она просто сбежала.

Челябинск - Нью-Йорк - Челябинск

Тема вундеркиндов была необычайно популярна в перестроечном Советском Союзе, так появилась программа "Новые имена". Талантливых мальчиков и девочек отбирали, им помогали, устраивали смотрины на концертах и в телепередачах. Была такая программа и в Челябинске. Существует она и сейчас, только чудо-дети уже не вызывают былого ажиотажа. Более того, звучат упреки: область детям помогает, а они уезжают и родину забывают.

Чтобы разубедить критически настроенных сограждан, челябинские кураторы "Новых имен" представили публике серию концертов под названием "Звезды исполнительского мастерства ХХI века". Бывшие выпускники "Новых имен" в течение последних шести месяцев приезжали в родной город из Москвы, Санкт-Петербурга, Швейцарии, США, где ныне учатся или живут. Выступления Леры Авербах стали своего рода восклицательным знаком к успехам программы. Вместе с тем стало очевидно и то, что никакие программы не смогут удержать талантливую молодежь, если в ином месте будет больше возможностей для ее самореализации.

О родном Челябинске Лера всегда говорит с теплотой. Однако подчеркивает, что дело не в топонимии или особой душевности живущих здесь людей:

- Источником сильных творческих эмоций может стать любой город, где прошло детство. Для меня важно не столько место, сколько переживания детства, это бесконечный материал для раздумий.

С раннего детства Лера была универсальной личностью: в два года начала читать и составлять слова в рифму, в четыре - сочинять музыку. В 14 в Челябинске состоялась премьера ее оперы, для которой девочка написала и музыку, и либретто. К тому времени Лера играла на нескольких музыкальных инструментах, писала вполне взрослые стихи и прозу.

В 1990 году она стала лауреатом конкурса юных композиторов в Москве, а через год получила возможность поехать на гастроли за океан по линии Российского фонда культуры.

- Оставаться там я не планировала, - вспоминает Лера. - Все произошло спонтанно, в один день. Я возвращалась через Нью-Йорк, где встретилась с бывшим челябинцем, музыкантом Ильей Лейманом, которого когда-то знала моя мама. Он послушал мое исполнение и позвонил знакомому дирижеру. Тот в свою очередь устроил мне прослушивание в Манхэттенской консерватории. Ее президент собрал комиссию педагогов, и мне сказали, что я принята. Дальше встал вопрос, уезжать мне на следующий день в Россию или остаться там.

Родители Леры не стали ничего советовать 17-летней дочери, положившись на ее выбор. Остаться в чужой стране без языка, денег и родных было немного страшно. С другой стороны, Америка, где, по мнению экспертов, находится первая пятерка лучших симфонических оркестров мира, могла дать Лере много больше возможностей для развития. И она приняла решение.

- Сейчас, по прошествии десяти лет, я поняла, что дома просто не смогла бы реализоваться, - говорит Лера. - Исполнителю нужны концерты. Композитор должен слышать свои произведения. Если он их не слышит, он не знает, что из написанного по-настоящему работает, а что нет. Если исполнение посредственное, то опять-таки достоверной картины нет. Невозможно понять, это вина оркестра или композитора, если звучит не так, как хочется. Кроме того, в России существует много проблем, не связанных с искусством, с которыми человеку приходится сталкиваться. Времени и сил на настоящее дело может просто не остаться. Зал филармонии много лет на ремонте, нет симфонического оркестра... Здесь много чего не хватает. Вот мы с камерным оркестром "Классика" играли в Челябинске Моцарта. И не могли найти партитуру этого концерта. А ведь в области три музыкальных вуза. Представьте себе, что все люди, которые заканчивают эти вузы, ни разу не видели партитуры концерта Моцарта!

Сегодня Лера Авербах, выпускница Джулиардской высшей музыкальной школы, самой престижной в Америке, - автор около 70 музыкальных опусов, концертирующий музыкант и успешный литератор. Компакт-диск со стихами Леры в исполнении Сергея Юрского пользуется спросом у русскоязычных эмигрантов. Четыре книги ее стихов и прозы вышли в России, одна - в Нью-Йорке. В 1998 году Международное Пушкинское общество, которое создали выходцы из России, объявило Авербах "Поэтом года русского зарубежья". А спустя два года выдвинуло ее на соискание Нобелевской премии по литературе. И не просто выдвинуло, а добилось включения Леры в список номинантов.

- Мне, разумеется, приятно такое внимание, - комментирует Лера этот факт. - Но, знаете, все это случилось помимо меня. Мое дело - творчество, остальное от меня не зависит.

Лера Авербах живет в престижном районе Манхэттена. Зарабатывает сама, выступая с концертами. В следующем году Владимир Спиваков предложил Авербах сделать совместный концертный тур по Германии вместе с новым составом "Виртуозов Москвы".

Наиболее серьезным на сегодня произведением Леры стал двойной концерт для фортепиано и оркестра. Три года назад его исполнил симфонический оркестр штата Нью-Джерси. Сочинение, названное автором "Реквием тысячелетия", произвело большое впечатление на критиков и музыкантов. По мнению Альфреда Шнитке, Авербах пытается передать дух и достижения музыкальной культуры ХХ века через традиционные формы классической музыки.

"Во мне живут ребенок и старик..."

Вундеркинды, взрослея, как правило, перестают удивлять окружающих достижениями. Они как бы теряют динамику развития. Редко кто из них становится гениальным музыкантом или писателем. Специалисты объясняют это так: чудо-дети уникальны способностью впитывать информацию. Оттого они, к примеру, могут пройти курс средней школы за пять лет. Другая их особенность - апелляция к взрослым. Родители или педагоги для них - главные учителя и одновременно арбитры. Вундеркинды - прилежные ученики, но не бунтари. А именно последние в состоянии "низвергать", противоречить, мыслить смело и самостоятельно. Детство уникального ребенка Леры Авербах закончилось, когда вдали от родителей, в новой социокультурной ситуации она вынуждена была принимать самостоятельные решения, жить по иным правилам.

Многие из челябинских педагогов отмечали в маленькой Лере по-взрослому сильное рациональное начало. Лера говорит, что главное в ней - отношение к делу. Это, по ее словам, самое важное, что сумели ей передать родители. Мама, Лариса Аркадьевна, - преподаватель музыки, папа, Лев Исаевич, - известный в городе ученый, кандидат экономических наук, профессор. Им никогда не приходилось, как это часто случается, заставлять Леру учиться музыке или писать стихи. Но подспудно они внушали девочке, что творчество - главная задача ее жизни и дорога к успеху лежит через труд.

Целеустремленность Леры имела и обратную сторону. С ровесниками отношения практически прекратились к десяти годам:

- У меня никогда не было хороших отношений со сверстниками. Мне приходилось много пропускать школу, чтобы заниматься музыкой. Одноклассники рассуждали так: почему ей можно, а нам нельзя. Но мне повезло с классной руководительницей, она закрывала глаза на мои "прогулы" и защищала меня перед одноклассниками и дирекцией школы...

Ограничения, накладываемые образом жизни, кажется, вовсе не тяготят сегодня Леру. Она не смотрит телевизор - не выработалось привычки: когда была маленькой, в доме был только старый черно-белый аппарат, к тому же он часто ломался. Зато Лера много читает и слушает. А еще больше пишет. Музыка и литература, по ее словам, ничуть не мешают друг другу. Это как разные способы выразить себя. Стихи способны сделать это наиболее быстро, музыка - наиболее полно.

Круг общения у Леры обширный. Творчество, по ее признанию, остается наиболее приемлемым и адекватным способом коммуникации с миром. Стихам и прозе она доверяет то, о чем никогда не говорит в многочисленных интервью. Журналисты получают четкие, лаконичные ответы, будто бы аккуратно расставленные по полочкам в ее голове. По признанию Леры, она ощущает себя так, словно в ней живут одновременно ребенок и старик. На концертах в Челябинске публика старшего возраста прослезилась, когда со сцены звучали ее стихи о старости...

По приезде в родной Челябинск Лера устроила себе, по ее выражению, "домашний арест". В итоге на свет появилась "Сюита для скрипки, фортепиано и камерного оркестра". Это сочинение сделано по заказу знаменитого Гидона Кремера и, возможно, будет исполнено маэстро уже этим летом на фестивале "Локенхаус" под Веной. Туда Лера Авербах отправляется из России, не заезжая к себе домой, в Америку.

Челябинск

Фото Бориса Каулина

Новости партнеров

    Реклама