Банковская демография

Даниил Гольц
10 сентября 2001, 00:00
  Урал

Рождаемость кредитных учреждений превысила смертность

Информационные агентства еще во втором квартале этого года сообщили о росте количества кредитных организаций, что противоречит общественному ожиданию скорого всеобщего поглощения и слияния банков. Красивая легенда о вымирании малых и средних банков разбивается об упорное желание региональных коммерческих банков выжить. Очевидно, что общественный прогноз дальнейшего функционирования региональных банковских систем нуждается в коррекции исходя из реальных процессов: о какой тенденции к сокращению количества банков можно говорить, если реально их число растет...

Первое, что необходимо сделать, - это понять, что происходит. Для серьезного аналитика один из проторенных путей - анализ финансовой отчетности коммерческих банков. На наш взгляд, это дает не понимание, а объяснение происходящего в банковском сообществе, причем с узкопрофессиональных позиций. Конечно, уровень финансовой грамотности сейчас довольно высок, но будь он еще выше, понимание происходящего все равно не придет через такие выводы, как "в банковской системе выросла капитализация".

Простые факты

По итогам первого полугодия количество действующих кредитных организаций в России достигло 1322, а коэффициент общего прироста количества банков составил 1,7% (приведено к году). В целом это достаточно высокий показатель. Однако рассмотрим ситуацию по федеральным округам (табл. 1).

Единственный округ с положительным приростом - Центральный. Отрицательный прирост - в Сибирском и Южном, остальные замерли без движения.

Примечательно, что треть общего прироста дали небанковские кредитные организации. Выросло количество банков с иностранным участием (со 130 до 133). Слияния и присоединения пока весьма призрачны. За полгода присоединению подверглось всего два банка: Ялуторовский присоединился кСибнефтебанку, превратившись в филиал, а Кузбасстрансбанк через процедуру ликвидации слился сСибакадембанком.

В регионе Большого Урала (Свердловская, Тюменская, Пермская, Челябинская, Курганская, Оренбургская области, Башкирия, Удмуртия, ХМАО и ЯНАО) количество кредитных организаций стабильно: банки не рождаются и не умирают. Единственный банк на Урале, впервые получивший лицензию за полугодие, - "СНП-кредит" (Тюмень). Из 129 банков с уральской пропиской половина находится в Тюменской и Свердловской областях, на третьем месте Челябинская область, на последнем - Курганская. Среди свердловских банков есть и мигранты: Салдабанк официально оформил переселение головного офиса из Нижней Салды в Екатеринбург.

Иная картина по филиалам: налицо практически "чума". За последние полгода количество филиалов банков по России снизилось на 237 (более чем на 6%, в годовом исчислении - на 12,5%; см. табл.1). В июле - еще на 37.

Таблица 2. Количественная динамика кредитных учреждений по Уральскому региону

На Урале - аналогичная картина (табл.2). Наименьшие потери понесла Свердловская область, максимальные - Башкортостан и Челябинская область: в Башкирии активно закрывались филиалыБашпромбанка, в Челябинской - из книги регистрации исключены филиалыСБС-Агро, Челябкомзембанка, Сбербанка, Гута-банка и т.д. Единственная область с растущим количеством филиалов - Тюменская (3,7% в год). Из банков Тюменского Севера открывали новые филиалыУрайкомбанк,Сургутский центральный коммерческий банк. Промышленный имидж Урала разнообразило открытие филиалов банков, специализирующихся на агропромышленном комплексе: Кредитного Агропромбанка в Тюмени (два филиала), Россельхозбанка в Ижевске. Основной вклад в снижение количества филиалов по России внес Сбербанк: за семь месяцев этого года - 214. Общее количество филиалов за этот период уменьшилось на 274. Умерло гораздо больше, просто на их смену в благополучных регионах приходят другие.

Стоит ли говорить о количестве филиалов как о важном экономическом показателе? На наш взгляд, это как минимум индикатор деловой активности. По данным табл.2 видно, что чем больше филиалов, тем выше потенциал субъекта.

Простые выводы

Первый: банковская "демография" подсказывает, что концентрация банковских капиталов, о которой так долго говорили экономисты, идет, но другим путем. Банки, не научившись или не желая сливаться друг с другом, увеличивают мощь за счет концентрации ресурсов в головном банке через закрытие филиалов.

Второй: филиалы банков, "неродных" для региона, подвержены наибольшей смертности (сегодня это преимущественно московские банки). В этой связи абсолютно беспочвенными выглядят идеи, озвученные Российским союзом промышленников и предпринимателей, о том, что многофилиальные банки национального масштаба могут стать основой банковской системы. На утверждение о гибели "иноземцев", правда, можно возразить, что сегодняшнее закрытие филиалов - это отголоски кризиса 1998 года и на их месте откроются новые. Отчасти это так. В Екатеринбурге, к примеру, филиал Мосбизнесбанка "перетек" в филиал Банка Москвы, филиал Инкомбанка "обернулся" филиалом Альфа-Банка. Особенность таких превращений в том, что костяк коллектива вместе с основными клиентами переходит в филиал другого банка, открывающегося в тех же помещениях. То есть там, где закрывается благополучный филиал неблагополучного банка, если и появляется филиал банка активного, то практически сразу, часто еще до "смерти" предшественника, поэтому объяснить уменьшение количества филиалов "варягов" одними последствиями кризиса невозможно.

Третий: в современном российском банковском деле вполне перспективен "малый" банковский бизнес. Этот дискуссионный тезис нельзя считать окончательно доказанным. Однако к востребованности малых и средних банков на региональном уровне есть ряд неоднократно озвученных в СМИ предпосылок, начиная от скорости принятия решений по кредитованию и заканчивая заинтересованностью всех видов местной власти и экономической безопасностью регионов. На наш взгляд, одна из главных предпосылок - желание бизнеса в регионах видеть в банке не "старшего брата", а равного партнера. О росте тарифов, повышающих рентабельность региональных банков, мы уже писали (см. "Э-У" 15 от 13.08.01). Одним из самых слабых мест для региональных банков считается дороговизна современных технологий, между тем развитие на Урале системы интернет-банк, международных пластиковых карт убедительно свидетельствует о том, что сложные и дорогие технологии в малом банковском бизнесе вполне осуществимы. Возможность такой модели косвенно подтверждается, например, ситуацией в металлургии, где, казалось бы, особенности технологии предопределяют рождение гигантов. Даже в этой отрасли, где создание колоссальных холдингов - общемировая тенденция, в России наряду с суперхолдингами создаются относительно небольшие, но вполне успешные предприятия.

Четвертый: ожидается рост численности банковского населения. Одной из главных закономерностей протекания социально-экономических процессов в регионах, на наш взгляд, является "закон эха": повторение происходящего в столице, но в искаженном виде и с некоторым запозданием. На Урале "закону эха" подчиняется многое: начиная от товарного ассортимента, заканчивая стандартами организации бизнеса. Осмелимся утверждать, что сработает он и здесь, если не помешают катаклизмы. А в Москве сейчас повышенная рождаемость банков - коэффициент 6% (приведено к году). Если считать рождением банка выдачу лицензии, то из 21 банка, получившего лицензию на банковскую деятельность в первом полугодии, 19 приходится на Москву. Символично в этой связи, что из двух региональных "рождений" одно пришлось именно на Урал (СНП-кредит, Тюмень). Экономический потенциал региона, наличие профессиональных кадров, появление новых финансово-промышленных групп позволяет ожидать, что банки на Урале рождаться будут. Однако в силу значительных стартовых затрат это будут скорее не самостоятельные кредитные организации, а их филиалы. Процесс идет уже сейчас: количество филиалов падает не потому, что их не создают, а потому что закрывают их еще больше. В определенный момент количество филиалов достигнет минимальной точки, после которой, по закону маятника, начнется рост. Если благоприятные тенденции в экономике сохранятся, то больше будет открываться и отделений, имеющих в коммерческих банках (не путать со СБ РФ) меньшие полномочия по сравнению с филиалами. (С точки зрения простоты контроля за рисками, затрат на технологии и кадры дополнительный офис для банка предпочтительнее филиала. Однако для местной экономики филиалы предпочтительнее хотя бы потому, что открытие филиала в большинстве случаев сулит выдачу кредитов местным предприятиям. Возможности по кредитованию у дополнительного офиса, как правило, ограничены, а все его финансовые потоки идут через головной банк.)

Главное, что делает банковский рынок относительно благоприятным, в том числе для прямых инвестиций, - наличие многочисленных платежеспособных покупателей банковских услуг. И если вложения в банк национального масштаба весьма рискованны в силу сложности такого бизнеса, то региональные банки в среднесрочной перспективе - относительно рентабельный, вполне прозрачный, хотя и специфический объект прямого инвестирования.