"Я запретил бы мужчинам приходить в театр"

Культура
Москва, 10.09.2001
«Эксперт Урал» №17 (30)
Режиссер Анатолий Праудин спектакли не ставит, а снимает

Он родился в "далекой стране на берегу Балтийского моря" (Латвии) в семье известного режиссера Аркадия Каца, ныне работающего в театре имени Вахтангова. Живет в Санкт-Петербурге, работает в театре собственного имени (Экспериментальная сцена под руководством Анатолия Праудина). Ставит спектакли в Омске, Челябинске, но чаще всего - в Екатеринбурге. Не случайно: семь лет Праудин был "очередным", затем главным режиссером свердловского театра юного зрителя, познал здесь радость взаимной любви со зрителем и даже критикой. Ни один сезон ТЮЗа и екатеринбургской театральной жизни в целом не обходится без громкой праудинской премьеры. Впрочем, на вопрос, есть ли "неотмеченные" постановки, режиссер отвечает: "Да меня вообще не замечают и не признают". Скромен не по годам: спектакль "Ля-бемоль" номинировался на "Золотую маску". "Дневник Анны К.", постановка прошлого сезона, стал победителем областного фестиваля "Браво!". Все его екатеринбургские спектакли имеют международные награды, а за "Алису в Зазеркалье" Анатолий получил Государственную премию России.

"Театр Праудина" - официально признанное и "зарегистрированное" в искусствоведческих статьях явление. Режиссер не из ортодоксальных традиционалистов, но и не из "улетных" экспериментаторов, изгаляющихся над привычными для русской сцены и российского зрителя приемами (чтобы нарушать традиции, их нужно по крайней мере освоить). Формула "праудивого" театра четкая. Берется известный, в основном классический материал ("Анна Каренина", "Бесприданница" или михалковский "Человек рассеянный", например), в нем отыскивается идея, "резонирующая" в режиссере. А вот доводится эта идея до зрителя неожиданными способами. Главным выразительным средством, например, в "Дневнике Анны К." стал танец: через пластику героини проходит весь сюжет, и ситуация выбора, и сцена измены мужу, и финальная встреча со смертью.

Сейчас Праудин снова в Екатеринбурге, где уже по традиции проводит отпуск ("Это мой любимый курорт"). Но на сей раз спектакль он не ставит, а снимает: "Кота в сапогах" предполагается сделать в жанре "кино-театр".

- Анатолий Аркадьевич, какая идея задела вас в этой сказке?

- Тема порабощения хозяина котом (пассивный хозяин, который выполняет все, что скажет ему кот) - главная ее тема. И первоначальное название у Шарля Перро было именно такое - "Господин Кот". Пьеса Михаила Бартенева сохраняет эту мысль. Но основным в нашем "Господине Коте" становится другое. Разворачивается несколько лирических историй. Безответная любовь кота к принцессе. Кот - это своеобразный Сирано де Бержерак: он объясняется в любви "руками" своего хозяина. А так как все принцессы - это девушки без весла и ничего не понимают в жизни, ситуация возникает драматическая.

- И при чем здесь кино?

- Именно после того, как принцесса и сын мельника посмотрели кино про себя, они поняли, что любят друг друга. Искусство помогает понять истину. Такова и есть главная для меня мысль: правда вымысла выше правды реальности. Это так, и я знаю почему: реальная жизнь порой тонет в мелочах, мы не видим сути, а вымысел основан на сущности явлений. Антураж же может быть всяким. Какая разница, в карете или "мерседесе" ездит принцесса...

- А какова судьба людоеда?

- У Перро его съели. У нас - выгнали из замка. Он оказался в тюрьме. И когда ему предложили вернуться, он отказался. Это сладкое слово - порабощение. Когда есть привычка к тому, что тебя всегда накормят, спать уложат, одежду дадут, трудно вдруг начать отвечать за себя самому.

Общение с Праудиным - тоже "праудивый" театр. Построенный на парадоксах не эпатажа ради, а самовыражения для. Я тихо сижу, а Анатолий мечется в ремонтном анабиозе тесного тюзовского кабинета, хватает какой-то рваный полиэтиленовый пакет, начинает его надувать, выворачивать... Поясняет: динамика для него привычна, каждый день по четыре часа репетиций отнюдь не в зрительском кресле приходится проводить. Делится: "артист приходит и начинает руководить, а я лишь исполняю его волю". Режиссер пытается сыграть роль сына мельника. Но "правда вымысла" такова: как ни скрывайся, режиссер - всегда Кот в сапогах...

- Вы работаете в театре юного зрителя. Однако чисто детских спектаклей увидеть у вас не доводилось.

- Когда меня спрашивают, какой возраст указать в афише, я говорю: от 7 до 70, в кого попадет. Ставить для зрителя определенного возраста - глупость. Мой театр - для женщин вне возраста.

- Дискриминация?

- Я вообще запретил бы мужчинам приходить в театр. Контролера на вход: девочки - налево (добро пожаловать), мальчики - направо (по домам). По складу ума мужчины не способны воспринимать театральную условность. Ну ладно, разрешу женщине взять с собой мужчину, если она будет отвечать за него: чтобы не шуршал газетой, не звякал пивной банкой. А лучше бы в качестве отдыха конструктор дома собирал или на крайний случай в цирк пошел.

- Вы-то сами как отдыхаете?

- Никак, если ты исполняешь обязанности директора в собственном театре. Книги читаю только прикладного характера: когда ставил "Дневник Анны К.", прочитал все 26 томов Толстого и сто томов о Толстом. А уж совсем для отдыха листаю "Капитал" Маркса - замечательное чтение.

- Так вы материалист?

- Идеалист, конечно. Вот идея, например, которая стала главной для меня в Толстом и истории Анны: ничего изменить нельзя. Поезд не меняет направление. Если ты взял билет до Москвы или до Петушков - туда и доедешь. Если, конечно, не произойдет крушение.

- Безысходность полная. А куда, по-вашему, движется "поезд" российского театра?

- Непонятно куда. Но на большой скорости. Театр стал многоукладным. Я сторонник прежней модели: постоянной труппы, репертуарного театра, театра-дома. Но как грибы возникают и другие типы театров. Не знаю, чья модель возьмет верх. Впрочем, то же можно сказать о движении и политического, и экономического "поезда" нашей страны: знать бы, куда...

Екатеринбург

Новости партнеров

Реклама