Повторение пройденного

То, что в Москве предпочитали не замечать опыт регионов, не пошло на пользу образовательной системе

На последнем заседании Государственного совета РФ глава рабочей группы по реформе образования Сергей Катанандов озвучил новый принцип государственной политики в этой сфере: "Отношение к образованию должно быть не как к социальным расходам, а как к способу накопления российского капитала". Пятилетняя программа предусматривает значительное увеличение государственного финансирования школ: уже в будущем году объемы ассигнований консолидированного бюджета вырастут на 30% и составят 12 млрд рублей, впервые превысив военные расходы. Всего на реализацию программы до 2005 года планируется израсходовать 56 млрд рублей: из них 16 даст федеральный бюджет, остальное - бюджеты субъектов, в чье ведение учреждения образования переходят от муниципалитетов. Также обещаны двухкратное повышение зарплаты педагогам, отмена вступительных экзаменов в вузы и кредитование поступающих на платные отделения, легализация и упорядочивание "родительских взносов", всеобщая компьютеризация сельских школ.

Новаций в системе образования страны не было с 60-х годов. Впервые за последнее десятилетие тема вынесена за рамки ведомства. Однако на Среднем Урале реформу встречают без восторгов. Как отметил первый заместитель министра образования Свердловской области Валерий Шевченко, "многое из того, что на Госсовете представили как новшество, мы уже проходили".

Дежа вю

В Екатеринбурге в 1997 году внедрили нормативы минимальной бюджетной обеспеченности учащихся - по 2400 рублей на одного ребенка. По словам Шевченко, опыт можно назвать успешным: министерство начало выстраивать экономику образования. Однако в связи с тем, что на федеральном уровне тогда не было принято соответствующих решений, пришлось вернуться к финансированию смет. Теперь эксперимент начнется с нуля в Самарской области.

Такая же ситуация с государственными стандартами: новый проект базисного учебного плана, предложенный Министерством образования РФ, почти целиком состоит из положений и нормативов, которые в Свердловской области используются уже несколько лет. Поддержанная президентом Владимиром Путиным кампания по тотальной компьютеризации сельских школ тоже вызывает у свердловчан грустную усмешку. Несколько лет назад, чтобы оснастить школы глубинки по последнему слову техники, областные власти ввели однопроцентный налоговый сбор с юридических лиц. Только в 1999 году было собрано 202 млн рублей. Приведение регионального законодательства в соответствие федеральному заставило "ноу-хау" упразднить. Финансирование приостановили.

В областном минобразовании не исключают, что другие субъекты федерации тоже обнаружат в обсуждавшемся на Госсовете плане немало знакомых "инноваций". Первый замминистра с горечью резюмирует: то, что в Москве долгие годы предпочитали не замечать опыт регионов, не пошло на пользу образовательной системе. Многое приходится открывать заново.

Кассовый подход

Что не может не радовать, так это повышение зарплаты учителям: согласно новой Единой тарифной сетке, которая начнет действовать с 1 декабря, она увеличится на 80 - 100%. Повышение будет учтено в бюджетах всех уровней. Впрочем, скептики утверждают, что рост может оказаться незначительным: как показывает практика, повышение базовой ставки обычно сопровождается уменьшением коэффициентов сетки. По мнению Валерия Шевченко, подход к проблеме может быть таким: нужно приравнять среднюю зарплату в образовании к зарплате в промышленности и индексировать каждые полгода.

При всей незначительности эффекта на увеличение зарплаты пойдет 90% суммы, на которую в будущем году вырастут расходы на образование. Это значит, что ощутимой прибавки финансирования по другим статьям от Москвы ждать не стоит. Субъектам, как и прежде, придется финансировать федеральные образовательные программы исходя из возможностей своих бюджетов.

Впрочем, в Свердловской области нашли выход из положения, возродив действовавшую в советские времена практику шефства предприятий над школами. Качканарский ГОК выделил городским школам 1,2 млн рублей. Нижнетагильский металлургический комбинат помогает трем десяткам учебных заведений. Посильную помощь оказывают и небольшие сельскохозяйственные предприятия. Доля спонсорских средств в бюджете учебных заведений Екатеринбурга, за вычетом зарплаты и коммунальных услуг, достигает 75%. В министерстве образования предприятиям предлагают официально оформлять членство в попечительских советах учебных заведений и вносить соответствующие изменения в коллективный договор.

Руководители учебных заведений между тем милости от государства не ждут. По словам директора екатеринбургской средней школы 14 Александра Старикова, за 10 лет финансовой самостоятельности они научились надеяться только на себя: того, что дает бюджет, хватает лишь на зарплату и оплату "коммуналки". От пополнения школьного бюджета с помощью немногочисленных разрешенных платных услуг отказались: прибыль мизерная, а проверок не оберешься. Спасает помощь спонсоров и родителей. Впрочем, и бюджетные крохи можно было бы использовать эффективнее, если бы не чиновничьи препоны. "Мы не просим дополнительных дотаций, - констатирует Стариков. - Дайте возможность самостоятельно распоряжаться средствами. Мы могли бы сами стимулировать учителей или финансировать ремонт, сэкономив, к примеру, на коммунальных услугах. Но нам запрещают использовать средства, выделенные под определенные статьи, по-другому. Стимула экономить нет. Надеемся, что с переходом на централизованное финансирование, когда средства из областного бюджета пойдут напрямую на счета школ, наши пожелания будут учтены".

От звонка до звонка

Главными "хитами" реформы обещают стать два коренных преобразования: переход на 12-летнюю систему обучения и введение Единого государственного экзамена (ЕГЭ).

Против первого новшества уже высказалось подавляющее число россиян: об этом свидетельствуют соцопросы. Однако эксперимент идет повсеместно. Схема обучения предусматривает три этапа: начальное образование (четыре года), обязательное (пять лет) и подготовка к получению профессионального образования (три года). Спектр аргументов в пользу новации широк: от необходимости снизить школьную нагрузку до возможности решить проблему безработицы учителей. Впрочем, последняя школам пока не грозит: уставшие от чреватого для нервной системы общения с "поколением пепси" за смешные деньги педагоги уходят сами. Что до чрезмерных нагрузок, то, по мнению специалистов, причины переутомления школьников лежат в основном в области психологии. Замминистра Шевченко считает, что вполне можно ограничиться введением начальной четырехлетки: кто нуждается в разгрузке, так это младшеклассники. Спорна, по его мнению, и целесообразность трехлетнего профильного обучения: "С выбором профессии школьникам придется определяться уже после девятого класса, вряд ли в 15-летнем возрасте это можно сделать осознанно". Свердловская область в эксперимент, однако, включилась: с этого учебного года все школы переведены на 4-летнее начальное образование.

Гораздо благосклоннее отношение россиян к единому экзамену, который будет заменять и выпускные школьные, и вступительные вузовские. Он не только упрощает процедуру проверки знаний, но и, по ожиданиям реформаторов, оставит без заработка всевозможных "консультантов и репетиторов", промышляющих рассекречиванием содержания билетов и обеспечением лояльности экзаменационной комиссии. Оборот средств в этой сфере оценивается суммой весьма серьезной - 2-3 млрд рублей. На Госсовете уже отметили прохладное отношение к идее введения ЕГЭ со стороны руководителей вузов. Впрочем, Свердловская область в этом отношении оказалась прогрессивнее: здесь не первый год идет эксперимент по централизованному тестированию, в котором участвуют Уральский госуниверситет и Лесотехническая академия. Опыт показывает: честные репетиторы без куска хлеба не остались.

Между тем, считает Валерий Шевченко, "борьба с коррупцией в сфере образования - не главный смысл введения ЕГЭ. Важно найти такую форму, которая позволит объективно оценить сумму знаний и навыков человека, умение давать оценку фактам, аргументировать позицию. Предлагаемый формальный набор тестов по западному варианту для этих целей не годится".

"Вышка" для избранных

Программу высшей школы предполагается модернизировать так, чтобы она соответствовала не только федеральному, но и региональному стандарту: вузы при формировании учебной программы должны учитывать и общероссийские, и местные потребности. Содержание программ и количество обучающихся той или иной специальности будет регулироваться путем государственного заказа. Не ясно только, кто будет "заказывать": федеральный центр или субъекты. Эксперты склоняются к мнению, что логичнее эти функции отдать "на места". Тем более Москва вряд ли раскошелится на целевые образовательные кредиты, которые, как предполагается, будут выдаваться тем, кто пойдет в вузы по госзаказу. Скорее всего жизнеспособность программы будет зависеть от обеспеченности субъектов. К примеру, даже в бюджете благополучной Свердловской области расходы на целевые кредиты не предусмотрены. Здесь решено привлекать средства местных промышленных предприятий, заинтересованных в квалифицированных кадрах. Специалисты минобразования будут разрабатывать для студентов-целевиков индивидуальные программы и проводить экспертизу качества их подготовки. Впрочем, найденный вариант финансирования - не панацея: то, что смогли сделать в индустриально развитом субъекте-доноре, вряд ли сработает, к примеру, в дотационной сельскохозяйственной Курганской области.

Модернизация системы образования начинается с мероприятий, эффектных внешне: повышения мизерных учительских зарплат и установки в сельских школах по одному компьютеру, что, по словам министра образования Свердловской области Валерия Нестерова, "еще далеко не всеобщая компьютеризация". Судьба прочих новаций, по мнению экспертов, весьма туманна. Большинство их предполагает финансирование из федерального и местных бюджетов, но расходы там пока не прописаны. Несложно предсказать, что субъекты будут финансировать "совместные проекты" выборочно, отдавая предпочтение тому, что уже опробовали сами.