Внутренний оффшор

Джамал Гиназов
11 ноября 2002, 00:00
  Урал

Заместитель председателя комитета областной думы Свердловской области по экономической политике, бюджету, налогам и финансам Илья Борзенков: "Крупная торговля должна разделить налоговое бремя с промышленностью, а мелкая может выбрать упрощенную схему налогообложения"

Законодательные органы власти в регионах приступили к разработке новых редакций законов о налоге на вмененный доход. И практически в каждом субъекте федерации с этим возникли проблемы. В Челябинской области депутаты из-за отсутствия механизма расчета кадастровой стоимости земли столкнулись со сложностями при определении одного из поправочных коэффициентов базовой доходности налога (см. "Правовые ямы для малого бизнеса", "Э-У" 40 от 28.10.02). В Свердловской области, после того как документ прошел первое чтение в областной думе, взбунтовались крупные торговые центры: по новому закону они лишаются права использовать схему налогообложения по вмененному доходу. Представители торгового бизнеса запустили все возможные механизмы лоббирования, пригрозив разделить респектабельные центры на множество мелких заведений.

Суть проблемы, однако, не в самой вмененной системе: она изначально задумывалась как удобный и простой способ отношений малого бизнеса и государства. Перейдя на обычную систему налогообложения, магазины с площадью более 70 кв. метров лишаются главной льготы - они должны будут начислять налог с продаж. Следствием станет повышение цены на товар. Между тем в соседнем магазине площадью условно в 69 метров цены на 5 процентов не вырастут. На срочно созванном по этому поводу совещании в министерстве торговли и питания Свердловской области предприниматели подсчитывали убытки. "Мы попадем в неравные условия конкуренции. Налоговая нагрузка возрастет в пять-шесть раз. В маленьком городе это невозможно выдержать",- говорит Людмила Дурандина, предприниматель из Полевского (Свердловская область).

Предприниматели понимают, что возможности регионального законодателя в решении этой проблемы ограничены (виды деятельности, попадающие под вмененку, жестко определены федеральным законом). Поэтому предлагают разные варианты - от снижения налога с продаж до 2 - 3 процентов на территории области до отмены вмененной схемы как таковой. Собрав предложения, они понесли их в областную думу, которая начала готовить поправки ко второму чтению. О реакции депутатов рассказывает заместитель председателя комитета по экономической политике, бюджету, налогам и финансам Илья Борзенков.

- Илья Александрович, чем, на ваш взгляд, руководствовался федеральный законодатель, принимая решение о выводе из-под вмененной схемы крупного торгового бизнеса?

- Я абсолютно уверен, что в свое время альтернативы налогу на вмененный доход не было. С помощью такой простой, понятной и выгодной системы налогообложения государство создало условия для декриминализации торгового бизнеса. В результате сборы с торговли выросли с нуля до 7 - 10 процентов городских бюджетов. Торговый бизнес начал активно развиваться. Вместе с тем, общая налоговая нагрузка в этом секторе оставалась существенно ниже, чем в той же промышленности, при примерно равном уровне рентабельности. Так, розничный оборот торговли в Свердловской области составит в 2002 году примерно 100 млрд рублей, а сумма налога на вмененный доход планируется в объеме чуть более миллиарда. Для сравнения: оборот в промышленности должен составить 245 млрд рублей, а налогов во все уровни бюджета она заплатит более 50 миллиардов. Получается такой внутренний оффшор. Но может ли государство позволить себе такой оффшор в условиях, когда основной налогоплательщик - промышленный сектор - нуждается в инвестициях для обновления основных фондов?

- Более всего предпринимателей возмущает критерий разделения на "малые" и "большие" - площадь торгового зала в 70 квадратных метров. Насколько это объективный показатель для целей налогообложения?

- Нет в нем никакой объективности. "Малость" бизнеса никак не связана с его площадью. Всем известно, что российские автосалоны оформляли комнату с каталогами и кассой как магазин, а все остальное - как склад или автостоянку. Малый бизнес отличается от среднего и крупного товарооборотом и численностью работающих, но никак не размером торговой площади. Это изначально порочный принцип, заложенный в систему налогообложения. Получается, что государство стимулирует развитие мелкой и нестационарной, ларечной торговли, когда важнее развивать магазины и супермаркеты.

- Однако критерий введен, и у региональных законодателей одна альтернатива: принять областной закон в таком виде или вообще от него отказаться, как это предлагают некоторые бизнесмены. Какое зло наименьшее?

- В последнее время Государственная дума все чаще перекладывает принятие ответственных и непопулярных решений на уровень субъекта федерации. Поэтому депутаты Свердловской областной думы стали взвешеннее подходить к этим вопросам. Несмотря на то, что закон прошел первое чтение, я не уверен в успешном исходе его рассмотрения во втором. Некоторые депутаты считают, что принимать такой закон "несмотря ни на что" не следует. Федеральный закон написан плохо, и мы имеем моральное право не следовать его логике. Хуже новшества, чем разделение по метражу, не придумать. Нельзя ожидать пополнения бюджета от "неумного" закона. Я считаю, что отрицательные эффекты от отмены вмененки для розничной торговли будут не столь велики. Дело в том, что пока существует налог с продаж, вмененная схема становится элементом конкурентной борьбы, яблоком раздора между мелким и уже ставшим крупным торговым бизнесом.

- Но, не принимая на территории области закон о налоге на вмененный доход, вы лишаете малый бизнес положенной ему льготы. Лоббисты от малого бизнеса говорят о нарушении прав этой категории предпринимателей.

- Теоретически это так, но на практике никакого ущемления не будет. Дело в том, что налог на вмененный доход носит императивный характер: если мы его принимаем, фирма, попадающая под этот вид налогообложения, тот же магазин, не может воспользоваться никакой другой схемой. Но у малого бизнеса есть возможность платить налоги еще и по упрощенной системе. Это дело добровольное. И в этом случае налоговая нагрузка будет, по крайней мере, в два-три раза ниже, чем при общем режиме. И если мы откажемся от вмененки, вся малая торговля области спокойно переходит на более отработанную и объективную упрощенную систему налогообложения. Крупный же бизнес будет платить все налоги на общих основаниях. Таким образом, он разделит налоговую нагрузку с промышленным сектором. Я считаю, это справедливо.

- Рассматриваете ли вы возможность принятия другого варианта, предложенного предпринимателями: налог на вмененный доход вводится, но налог с продаж снижается до 3 процентов?

- Рассматриваю. Налог с продаж в конечном итоге платит не предприниматель, а потребитель, поэтому его можно снизить. Тогда рост цен в крупной торговой сети будет не таким значительным. Все эти варианты сейчас как раз и обсуждает рабочая комиссия. И ко второму чтению, я думаю, Законодательное собрание Свердловской области сумеет выработать компромиссный вариант.

Екатеринбург