Обреченность на успех

В Екатеринбурге наконец-то создан драматический спектакль "для многих"

Кинорежиссер Дмитрий Астрахан поставил в Екатеринбургском академическом театре драмы спектакль "Репортаж из Тараскона". Директор театра Юрий Махлин не скрывает: известный режиссер приглашен с целью сделать постановку, обреченную на успех. А точнее - на массовый успех. До сих пор драматические спектакли в Екатеринбурге создавались в основном для узкого круга зрителей.

Для профессионального зрителя

Последние постановки сезона уже названием своим целились в театрала искушенного, настраивали на нечто новое в подходе к известному. Театр юного зрителя выпустил "Облом-off", кукольный театр поставил полукукольный-полуигровой спектакль "The Hamlet". Именно так, и никаких вам традиционных "Обломовых" и "Гамлетов". ТЮЗ попытался донести до зрителей избранных (всего несколько десятков, к тому же сидящих на сцене) и в основном не юных идеи раздробленности мира и жизненного облома, используя нетрадиционное сценическое решение и натурализм некоторых бытовых процедур. Действие происходит посреди воды, диалог, противопоставляющий активное и пассивное начала, разворачивается на фоне бритья Ильи Ильича другом-оппонентом Штольцем со всеми естественными подробностями. "The Hamlet" обыгрывает созвучие имени героя слову "деревня" в английском языке и переносит шекспировские страсти на почву российской глубинки.

Массового зрителя с его "заурядными" предпочтениями и "примитивным" желанием просто отдохнуть кипучая театральная жизнь столицы Урала в принципе оставила в стороне. Прошумел проект "Евразия" с театральным марафоном по пьесам молодых драматургов, предназначенный прежде всего для критиков, студентов театрального института и прочих профессиональных наблюдателей процесса. "Коляда-театр", очень популярный в Екатеринбурге, тоже "для немногих" уже в силу того, что его постановки рассчитаны на малое количество зрителей.

Большой стационарный театр, каким является академический драматический, конечно, тоже иногда заигрывает с тонко разбирающейся в театральных новшествах публикой (для экспериментов здесь отведена малая сцена). Но он еще обязан, чтобы оправдать свое существование, думать о ежедневном заполнении большого зала на тысячу мест. Последние постановки театра - "Все в саду" по пьесе Олби и "Репортаж из Тараскона" по произведению Доде - попытки понравиться многим.

Народ и "Идиот"

Недавно побывавший в Екатеринбурге со спектаклями "Золотой маски" известный актер Георгий Тараторкин сказал об идущем тогда по телевидению сериале по роману Федора Достоевского: "Если народ считать за людей, то "Идиот" - замечательное, настоящее народное кино". Опустим сквозящее в этой фразе высокомерие "духовного лидера". Тараторкин отметил действительно важную вещь: соединение "массового" и "качественного", которые долгое время в российском искусстве разделялись, сегодня не только возможно, но и востребовано. Впрочем, режиссер Владимир Бортко утверждает, что он "попал в десятку" как бы случайно: делал "Идиота" без оглядки на то, что считается вкусами массового зрителя, так уж получилось. Режиссер Дмитрий Астрахан, напротив, открыто провозглашает творческую ориентацию на вкусы большинства.

На Урале Астрахан - человек не новый, здесь его знают. Творческий путь Дмитрий Ханнанович начинал в Екатеринбурге-Свердловске: руководил местным ТЮЗом. Оформился Астрахан как кинорежиссер - начал снимать кино и показывать его - именно в то время, когда российское кино переживало кризис: почти не снималось и не показывалось. За десятилетие Дмитрий Астрахан поставил 17 картин, все были в прокате, у большинства появились и телеверсии. Две ("Изыди!" и "Из ада в ад") выдвигались на соискание "Оскара". Сериал "Зал ожидания" сделался любимым не только у домохозяек, но и у интеллектуальных тружениц. Фильм "Ты у меня одна" уже можно полноправно называть народным фильмом. А Дмитрий Астрахан вновь и вновь подтверждает звание одного из самых популярных (читай - народных: populis лат. - народ) режиссеров.

Спектакль "Репортаж из Тараскона", равно как и фильмы Астрахана, построен по всем законам "успешного" жанра. Сам Дмитрий Ханнанович не склонен анализировать свое творчество, по собственному его выражению, "разлагать алгеброй гармонию". Однако слагаемые успеха творческого продукта от Астрахана видны невооруженным искусствоведческими "очками" глазом.

Рецепт продукта массового потребления

- В человеческой природе есть два противоположных качества. С одной стороны, стремление совершить что-то высокое, нужное, полезное. Я уверен, большинство в детстве видело себя героем. С другой - есть в нас тяга полежать на диване, спокойно пожить в своем мирке. Тартарен стал нарицательным персонажем, потому что в нем ярко воплощены и стремление к подвигу, и обломовщина. Сочетание очень актуальное.

Классическое же или современное произведение лежит в основе сценария, для меня не важно, лишь бы не скучное. Здесь я солидарен с Вольтером: "Все жанры хороши, кроме скучного".

- Как случилось, что из театрального вы превратились в кинорежиссера по преимуществу?

- Многие мои театральные работы пользовались успехом, например, зал Свердловского ТЮЗа на 900 зрителей всегда бывал полон. Тогда я подумал: может быть, мои работы будут пользоваться успехом и у ста миллионов зрителей? И попробовал.

- То есть вами руководило желание прославиться?

- Не только, но и это. Честолюбие для художника - признак его профпригодности, как и для спортсмена. Сложно, почти невозможно работать с артистом без честолюбия, без этого мощного двигателя.

- Куда же теперь движет вас честолюбие?

- Я знаю одну простую вещь: я должен поставить спектакль или снять фильм, который понравится зрителю. Это мой единственный критерий, и не мной он придуман. Исполнение же зависит от уровня таланта.

- Есть режиссеры, которые озабочены не мнением зрителей, а творческим удовлетворением.

- Я в подобное не верю. Когда не могут, рассказывают про то, что и не хотелось. Любой талант, если он талант, достигает успеха. Правда, в некоторых видах искусства (изобразительном, литературном) успех может быть отдален во времени. Театральное же действие существует в конкретный момент и предполагает взаимность здесь и сейчас. Театр состоит из двух "половинок": сцены и зала. Так задано его природой, и давайте исходить из этих условий.

Первое - сюжет. Он должен быть понятным, а лучше хорошо известным, восходящим к первоисточникам (история Золушки в фильме "Все будет хорошо", Ромео и Джульетты, проживших долгую совместную жизнь, в картине "Ты у меня одна"). Произведение Альфонса Доде, может быть, не помнится массовому зрителю в подробностях, однако большинству тех, кто ходит в театр, имя Тартарена о чем-то да говорит. Психологи давно определили: лучше воспринимается то, что не является совершенно новым.

Второе - узнаваемые жизненные коллизии. Сделать их таковыми, даже если действие происходит больше века назад ("Тартарен из Тараскона") или вообще в фантастической обстановке ("Четвертая планета") - задача и мастерство режиссера, его умение привнести в классический сюжет элементы современности.

Третье - простым языком говорить о высоком: о любви, о добре и зле, об идеале. Сегодня, безусловно, время романтизма. Боевики, самый популярный жанр кино, - типичные романтические произведения: борьба добра со злом и всепобеждающий положительный герой в наличии. Не менее популярные любовные истории с непременно благополучным концом - тоже дань романтизму. Реалистическая традиция посчитает "happy end" дурным тоном и неправдой жизни. Видимо, чем практичнее и материалистичнее время, тем сильнее людей тянет к высокому, но не высокопарному. "Репортаж из Тараскона" - спектакль о мечте.

Четвертое - атмосфера происходящего на сцене. Она должна быть доброй, с массой комедийных элементов и непременным зарядом оптимизма. На протяжении двухчасового "Репортажа" зал смеется, чтобы в нужный момент заплакать. Но не горькими слезами, а как учил Пушкин - со светлой печалью, когда плачешь и знаешь: все будет хорошо.

"Рецепт" содержательной части масскультурного продукта в общем-то прост. Важен качественный замес ингредиентов. А это уже зависит только от умений режиссера.

No эксперимент

Сценическая часть формулы выглядит так: профессионализм минус эксперимент. "Репортаж из Тараскона" можно назвать бенефисным спектаклем, но не определенного актера, а всей труппы. Исполнитель главной роли Михаил Быков открывается зрителю с неизведанной стороны, в зале шепчут: "Какой яркий актер!". Мимолетное появление на сцене народного артиста России Алексея Петрова в образе пьяного священника становится одной из самых запоминающихся сцен постановки. Типический аристократ и герой-любовник Валентин Воронин блистает в роли мошенника. Режиссер подбирает артистам образы неожиданные и выигрышные для их актерской фактуры. Высокий профессиональный уровень отличает все составляющие спектакля: оригинально-гармоничное сценическое решение художника Владимира Кравцева, характерные костюмы по эскизам известного модельера Оксаны Бакеркиной, музыкальное оформление поп-композитора современности Александра Пантыкина. Результат - яркое зрелище.

Режиссер, умело замешивая коктейль успеха, ставку делает на то, что уже несет на себе "знак качества", проставленный временем и публикой, на уже принятое и признанное. И это, возможно, главное условие массового успеха. В спектакле нет ничего принципиально нового, того, что называют поиском и открытием. Новое агрессивно по сути: оно опровергает старое, вызывает на спор, вступает в конфликт, вносит разлад в ряды зрителей. И хотя именно эксперимент движет вперед театральный процесс, он по природе своей не может быть составляющей частью спектакля "для многих". Он разрушает общую комфортность, а массовый культурный продукт просто обязан быть комфортным в восприятии. Эксперимент позволителен здесь разве что в точно выверенных пропорциях и строго дозированном количестве: в смене амплуа популярного артиста, например, или спускающемся на сцену воздушном шаре (впрочем, кто рискнет назвать это новшеством?). И Дмитрий Астрахан эту меру чувствует тонко и не допускает на сцену ничего, способного разрушить (или хотя бы нарушить) приятный, хотя и немного пресный вкус продукта.

В результате Екатеринбург получил новый кассовый спектакль. Рецепт массового успеха сработал. А для той немногочисленной, но стойкой категории театральных граждан, которых раздражает именно массовость, которые не ходят в толпе пристрастной и предпочитают эксклюзив, всегда найдутся и "The Hamlet", и "Ромео и Джульетта" по-колядовски, и "Дневник Анны К" - "Анна Каренина" в постановке Анатолия Праудина... Экспериментов-то у нас много, а вот по-настоящему массовых спектаклей - мало. Поп-кино или поп-спектакль тоже должны быть. Важно, чтобы качество их было достаточно высоким.

Екатеринбург

 vrez_picture_1

Пять вопросов Дмитрию Астрахану об успехе и успешности

- Дмитрий Ханнанович, вы уже неоднократно брались за произведение Альфонса Доде о Тартарене из Тараскона: был спектакль, недавно завершились съемки фильма на белорусской студии, теперь еще одна театральная постановка. Что современное, затрагивающее сегодняшних зрителей находите вы в сюжете из позапрошлого века?

- В человеческой природе есть два противоположных качества. С одной стороны, стремление совершить что-то высокое, нужное, полезное. Я уверен, большинство в детстве видело себя героем. С другой - есть в нас тяга полежать на диване, спокойно пожить в своем мирке. Тартарен стал нарицательным персонажем, потому что в нем ярко воплощены и стремление к подвигу, и обломовщина. Сочетание очень актуальное.

Классическое же или современное произведение лежит в основе сценария, для меня не важно, лишь бы не скучное. Здесь я солидарен с Вольтером: "Все жанры хороши, кроме скучного".

- Как случилось, что из театрального вы превратились в кинорежиссера по преимуществу?

- Многие мои театральные работы пользовались успехом, например, зал Свердловского ТЮЗа на 900 зрителей всегда бывал полон. Тогда я подумал: может быть, мои работы будут пользоваться успехом и у ста миллионов зрителей? И попробовал.

- То есть вами руководило желание прославиться?

- Не только, но и это. Честолюбие для художника - признак его профпригодности, как и для спортсмена. Сложно, почти невозможно работать с артистом без честолюбия, без этого мощного двигателя.

- Куда же теперь движет вас честолюбие?

- Я знаю одну простую вещь: я должен поставить спектакль или снять фильм, который понравится зрителю. Это мой единственный критерий, и не мной он придуман. Исполнение же зависит от уровня таланта.

- Есть режиссеры, которые озабочены не мнением зрителей, а творческим удовлетворением.

- Я в подобное не верю. Когда не могут, рассказывают про то, что и не хотелось. Любой талант, если он талант, достигает успеха. Правда, в некоторых видах искусства (изобразительном, литературном) успех может быть отдален во времени. Театральное же действие существует в конкретный момент и предполагает взаимность здесь и сейчас. Театр состоит из двух "половинок": сцены и зала. Так задано его природой, и давайте исходить из этих условий.