2003, 42 (122)

24 ноября 2003, 00:00
  Урал

Об оптимистах и пессимистах

Мне 31, работаю инженером в отделе лицензирования и сертификации в ФГУАП "Пулково". Может быть, вы и правы, вернее, доля правды тут есть, конечно, но вся ли. Это не к тому, что вы что-то скрываете, думаю, вы не совсем в курсе того, что и почему происходит.

Ситуация в стране настолько запутанна, что теперь, чтобы разобраться в этой кутерьме, трудно представить, что вообще надо делать и с чего начинать, если вокруг одна коррупция. Вернее, начинать известно с чего: неплохо бы прописать законы, но работающие законы, а не те, которые выдумывают наши господа из Думы. Конечно, нельзя не согласиться, что не одни олигархи виноваты в происходящем в стране, они - порождение власти и т.д. Но коль в твои руки попало достояние страны, так будь добр, распорядись им нормально. А что делают они? Ведь если взять ту же нефтяную отрасль, только один из всей толпы, кому достался кусок пирога, профессионал в этой области (ЛУКойл), а остальные так называемые бизнесмены. И хорошо, если бы они "качали" с умом, а то так. Одним словом, на наш век хватит и ладно. К сожалению, как показывают расчеты, хватит не на век, а всего на 20 - 25 лет, и что будет потом, похоже, их не интересует. Но дело даже не в этом, кого там взяли за одно место и за что. А в том, что нет пока в России силы, которая смогла бы спросить не только с десяток таких "предпринимателей", но и написать такие законы, которые бы позволили спрашивать с тех, которые допустили появление первых. Увы, это как мечта. А пока, вот кого вам подсунули (пример из последних - Матвиенко в Питере), за того "дорогие" россияне и проголосуют.

Валентин

Нищие духом

Кризис российской политический идеологии возник не сегодня. Сейчас мы наблюдаем лишь его манифестацию, связанную с двумя событиями: одним циклическим - выборы в Государственную думу, другим ситуационным - "делом ЮКОСа". И в том, и другом случае системной реакции общества нет. Скорее, наоборот. Нарастает, если так можно выразиться, мягкое раздражение и общественное отторжение даже от таких экстраординарных политических событий. По большому счету, интерес к политике потерян, а сама политика становится узкопрофессиональным делом специализированной элиты и способом лоббизма. К последнему относятся и местный колорит, вроде объединения областей. Причина следующая: за время российской демократии так и не произошло четкого позиционирования в системе политических координат. Общество получило не прозрачный выбор стратегии политического развития, а доминирующий популизм и поверхностность. Преобладающие во всем: от обсуждения вопросов природной ренты до автогражданского страхования. Торжество примитивизма в удовлетворении общественных политических потребностей особенно заметно на местных выборах и выборах "одномандатников", где выигрывают деньги и имидж кандидата. А программы, в сущности, одинаковы. И отклонения от них жестко (и тактически оправданно) караются политтехнологическими штабами. Таким образом, налицо деградация опирающегося на широкие массы политического процесса. Причем эта деградация находит интенсивное концептуальное выражение в лице партстроительства. Взгляните на содержательную часть программ "Родины", НПРФ, ЛДПР, "Жизни", Партии пенсионеров и пр. - принципиальных различий не найдете. А программа "Родины" вообще может служить качественной методичкой для депутата-одномандатника. Едины указанные партии и в ориентации на патернализм и жесткую регламентацию, исходящую от государства, "традиционные семейные ценности", патриотизм (с явной склонностью к воинствующему национализму). На самом деле близка к данной и позиция КПРФ. Эта линия не нова. Но дать ей соответствующее определение как-то боязно. Ибо получится, из цивильных вариантов - "Народный фронт" Ле Пена во Франции, а если быть последовательным и логичным, то - обыкновенный фашизм. На возражении, что большинство из данных партий "левые", а многие из них вообще за "фашизм" могут и в суд подать (т.к. за Родину, т.е. притесняемых Латвией партизан бились), и спотыкается наша политтехнология, приведшая как к извращению понимания "левый-правый", так и к саботажу политического воспитания общества. В таком положении страшен не столь государственный наезд на ЮКОС, вполне возможно имеющий существенные основания, сколько общественная реакция "торжествующей справедливости". Это с одной стороны, а с другой - прущая из всех щелей ангажированность, пугающая примитивностью, как всякая ангажированность, реакция "либеральной общественности". Т.е. продолжающаяся дискредитация либерализма как настоящей "левой" идеи. Чувства по этому поводу смешанные: вроде бы исторически необходимо избавляться от "гапоновщины" по отношению к настоящей либеральной демократии Явлинского. По другому, нежели пинками, не доведешь до ума "забавников" из СПС. А иначе, простите за банальность, но похоже уже превентивно необходимый для общественного развития внятный антифашисткий фронт, ограничится такими же, как и Григорий Алексеевич, опереточными фигурами, самим своим участием в политической жизни дискредитирующими прагматичную борьбу за власть. Как, например, окончательно затаптывающий в могилу брэнд "социал-демократии" Горбачев. Альтернативные же ростки, типа игруновского "союза людей за образование и науку" никак не идут по организационному потенциалу в сравнение с той же, ставшей им антиподом, "Родиной". И пока мы будем относиться к политике как к хобби маргиналов, способу зарабатывания денег политтехнологов и борьбе промышленных лоббистов за налоговые ставки и разграничение межбюджетных отношений, мы пропустим главное ее предназначение - создание конкурентной среды для стратегических способов развития общества и государства. Ограничившись борьбой с педерастией. И, наверное, с лицами "кавказско-китайской национальности иудейского вероисповедания, разворовавшими Россию".

С уважением, Максим Стародубцев, фонд "Территория"

Смело, ярко, особенно по поводу власти, "хорошо покутившей в ресторане". Но не кажется ли вам, что у г-на Ходорковского тоже все было просчитано на несколько шагов вперед. Генпрокуратура ставит его в небезызвестную позу - но ведь и он в свою очередь отвечает по-мужски. Наверняка власть в России, видя как транснациональная нефтяная компания уплывает в руки американских инвесторов, испытывает двойственные чувства: руки чешутся, чтобы стукнуть кулаком и всё прекратить, но голова понимает, что можно обломаться с вступлением в ВТО и прочими международными отношениями.

Moom