В жанре фарса

Марина Романова
20 декабря 2004, 00:00
  Урал

Четыре факта из двенадцати месяцев

Среди культурных событий года было немало незаурядных. Мы выделили те, в которых проявились основные тенденции. Культура на Урале ставила рекорды, меняла имидж города и улицы. И все это - с улыбкой на устах. Несмотря ни на что. По лестнице успеха, ведущей вверх

Два молодых питерца, Владимир Золотарь и Олег Головко, громко заявили о себе в северной столице, за что были званы на руководство в Сибирь и стали там флагманами театрального искусства: Золотарь - главным режиссером Алтайского краевого театра драмы, а Головко - главным художником новосибирского театра "Красный факел". Теперь оба сошлись на Урале, а поставленный ими спектакль "Укрощение строптивой" екатеринбургского ТЮЗа воочию продемонстрировал единство театрального пространства страны.

В постановке воплотилась тенденция года - остро современный подход к классике. "Укрощение строптивой" из "битой" истории про стервозную бабу, усмиренную любовью, превратилось в актуальнейшее действо - карабканье по лестнице успеха. Деревянная лестница типа шведской стенки на сцене выглядит символично: жизненное пространство, по мнению авторов постановки, - не что иное, как гигантская спортплощадка. Где все играют и соревнуются: кто в команде, кто в одиночку, кто по правилам, а кто без. Важно не участие - важен результат. Строптивая героиня в этом контексте воплощает отчаянную попытку личности затеять свою игру, остаться свободной в атмосфере абсолютной несвободы.

Нет, Шекспир не пострадал. Жизненно-игровые ощущения его эпохи тонко перенесены в современность. Создатели спектакля уверены, что полную стилевую рифму с шекспировским временем дают 20-е годы XX века. Владимир Золотарь: "Любая классическая эпоха заканчивается представлениями в духе барокко, показывая зыбкость, неустойчивость мира. Шекспир остро предчувствовал грядущий капитализм, и это проявилось в пьесах". Капитализм с его логикой казино и биржевой игры, c гонкой вверх, вверх, вверх. А это уже совсем про нас. Конечно, в жанре фарса. А как еще?

Питомник для поэтов

Есть грибные места, есть рыбные. А есть - поэтические. Россия - одно большое поэтическое место. Литературный марафон, прошедший осенью в Екатеринбурге, обнаружил более 500 достойных стихотворцев на единицу субъекта федерации. Если экстраполировать результат на прочие субъекты, получится: одномоментно в нашей стране проживает около 50 тысяч поэтов, причем вполне публичных. Оно, конечно, объяснимо: кризисы и катаклизмы - благодатная почва для творчества.

Литературный марафон, проведенный по инициативе екатеринбургского союза писателей, прежде всего пиаровская акция. И какая! 325 поэтов стали рекордсменами Книги Гиннесса: пять дней и пять ночей без перерыва (120 часов) они читали стихи. Подобное оказалось невозможным ни в одной другой стране мира, да, видимо, и в голову тамошним поэтам не пришло. Слушателей (к слову, и ночью) было несколько тысяч человек.

По законам спорта (а рекорды - из этой сферы) достижение требовало тщательной фиксации и проверки. Члены клуба "Левша", российского представителя книги Гиннесса, анализировали по завершении марафона магнитофонные записи, проверяли хронометраж: не случилось ли затяжных перерывов, не тянули ли время. И хотя поэтический марафон по определению долгочтение (допускаются авторские паузы и вздохи), специалисты рекорд подтвердили.

Теперь литературный марафон станет традиционным: подвиг можно будет повторить. И в очередной раз развеять миф о том, что без поддержки государства и бизнеса культура гибнет. Да нет, выживает и процветает. А вот выживут и процветут без нее государство и бизнес?

Как Ижевск стал Крокодильском

В 2004 году Ижевск был объявлен культурной столицей Поволжья. Программа "Культурная столица" реализуется с 2001 года, цель ее - стимулировать культурное развитие, создавать позитивные брэнды городов. По словам председателя правления фонда программы Анны Гор, действие акции можно сравнить с вирусом: "В привычную среду забрасывается возбудитель, а по окончании латентного периода происходит всплеск выставок, встреч, концертов. Мы пытаемся пробудить потенциальные творческие силы и поддержать их".

Какие же силы пробудились в Ижевске? За год в столице Удмуртии реализовано более 700 художественных проектов. Но главный итог - смена имиджа: вместо сурового и неулыбчивого города-завода отныне Ижевск "примерит" на себя юмор и иронию, в первую очередь по отношению к себе.

Оказывается, название столицы Удмуртии можно перевести как Крокодильск. Историк Игорь Кобзев говорит: в царские времена местных оружейников за их зеленые кафтаны называли крокодилами, а название Ижевск (город на реке Иж) по староудмуртски звучит как Очш, что обозначает мифического водяного ящера. Другие историки считают такой подход ненаучным, тем не менее (мы же теперь шутим над собой!) был организован общественный совет по созданию памятника Крокодилу. Монумент должен отражать идею мифологического прошлого и настоящего Ижевска.

Кстати, один памятник, призванный оту-чить ижевчан быть излишне серьезными (старательно хранящими государственную тайну, которой давно не существует), уже открыт. Это памятник пельменю. В Удмуртии считают, что это блюдо придумано именно здесь. На смену имиджа города направлен и проект "Чайковский электро". Классическая музыка в электронном исполнении, по мнению музыкантов, понятнее молодежи и способствует взаимопроникновению культур прошлого и настоящего.

У лица. Лица у...

В России искусство традиционно заперто в строго отведенных местах: музеях, концертных залах, театрах, библиотеках - культурных резервациях. А мир все больше заботится об улицах. В Нью-Йорке, например, считают, что если компания возводит что-то в городе, 1% средств на строительство она должна потратить или перевести на художественные работы.

Интеграцией искусства в общественное пространство на Урале довольно активно занимается местный филиал Государственного центра современного искусства: в этом году прошла интереснейшая акция "Out video" на рекламных экранах города, состоялась концептуальная роспись строительных заборов. Теперь "уличным искусством" занялись иные силы.

Студенты, музейщики, просто почитатели искусства украсили примитивный дощатый забор вокруг закрытого на капремонт музея истории города оригинальной экспозицией под названием "Музей наизнанку (опыт музейной мистификации)". Все как положено на настоящей выставке: экспонаты в рамочках, классифицированные по разделам, с подписями. Пока ждешь транспорт, можешь приобщиться к искусству. Какому? Исторического музея - раз, перформанса - два, прикола - три.

Историческая экспозиция особенно ценна. Кусок дерева, использовавшегося при строительстве первого екатеринбургского завода (1722 год). Кирпич с храма, снесенного безвозвратно. Слезы Екатерины Богдановой, "вызванные обидой на управителя Н. Полузадова за то, что была высечена розгами за открытие первого золота в районе Верх-Исетской дачи в 1813 году", - в запечатанной пробирке, с соблюдением правил хранения. Дальше - богатый событиями прошлый век: оправа для очков товарища Андрея (революционная кличка Якова Свердлова), каркас погремушки миллионного жителя города, появившегося на свет в 1967 году. Экспозиция живая, пополняющаяся: артефакты XX века принимаются. Тем более что некоторые рамочки уже пустуют, также становясь своеобразным памятником времени. Например, исчез куда-то, наверное, в частную коллекцию, авторский экземпляр таблицы Менделеева. А вот шнурок от волейбольного мяча, которым играл первый президент России, пока не привлек фанатов.

А шутить у нас весело: принимается-то всерьез. Восхищенная мамаша, упустив автобус, показывает сыну пальцем на "музейную" диковинку: "Посмотри, посмотри, когда еще увидишь, это - царя Александра!". Действительно, когда?..