Бег с препятствиями

Евгений Сеньшин
24 октября 2005, 00:00
  Урал

По количеству барьеров на входе некоммерческий сектор сравним только с алкогольной промышленностью, считает президент института национального проекта "Общественный договор", член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Александр Аузан

- Александр Александрович, откуда российские НКО получают финансовую помощь: от бизнеса или государства?

- Формально доля власти в финансировании некоммерческого сектора крайне мала, около 1,2%. Это в 15 - 20 раз меньше, чем в странах Европы и Америки, и на уровне таких государств, как Пакистан и Зимбабве. У нас более распространен механизм принудительного спонсорства, когда бизнес по принуждению власти финансирует ту или иную социальную сферу. Третий источник средств обеспечивают сами некоммерческие организации. На мой взгляд, именно его и нужно развивать.

Также необходимо создавать капитальные фонды - indowment. Суть их в том, что донор дает деньги, они размещаются в ценных бумагах, а на проценты ведется некоммерческая деятельность. Донор не может повлиять на НКО, сказать: делай не так, а вот так.

Что касается проблемы зависимости НКО от государства: я сторонник того, чтобы помощь была грантовая. Об этом я сказал 20 июля на встрече Совета с президентом. Мы получили положительную реакцию на наши предложения по развитию системы грантов, например, через специально организованные для этого фонды. До 1 декабря правительство должно сформировать рабочую группу по этим вопросам. Но чтобы грантовые фонды не стали способом контроля государства за НКО, их нужно создать несколько, причем государство управлять ими будет не вправе.

- Насколько в России сильны административные барьеры для бизнеса, финансирующего НКО?

- По количеству барьеров на входе некоммерческий сектор сравним только с алкогольной промышленностью: это лицензирование, сплошная сертификация под началом специальной правительственной комиссии, единой на всю страну, которая должна утверждать программы. В алкогольной промышленности подобное делается, потому что некачественная продукция опасна для населения. Но гражданская деятельность - это благо для государства и общества. Контроль со стороны государства, конечно, нужен, однако на выходе, а не на входе. Люди не должны всякий раз доказывать, что их некоммерческая деятельность не создает угрозу обществу.

- Сокращается ли в последнее время финансирование НКО со стороны зарубежных и отечественных инвесторов?

- Помощь от отечественных спонсоров выросла. Правда, это связано с принудительным спонсорством, а не с усилением гражданской активности бизнеса. Зарубежное финансирование сократилось еще в 2000 - 2001 годах: спонсоры стали уходить из России, им показалось, что у нас возникли сильные и самодостаточные институты гражданского общества и источники их обеспечения. Сегодня эта ошибка осознана. Вопрос в том, позволит ли теперь власть вернуться иностранным донорам на российские рынки.

- Владимир Путин не раз давал понять: ему не нравится, что НКО, особенно связанные с политикой, финансируются из-за рубежа...

- Дело в том, что накануне нашей встречи с президентом госдепартамент США задал абсолютно идиотский вопрос: американцы спросили Путина о выделении денег для российских партий изза рубежа. Но такое финансирование противозаконно, поэтому Путин и ответил Вашингтону то, что должен был ответить. А уже потом СМИ истолковали его заявление так, как будто бы он против финансирования не только партий, но и НКО изза рубежа.

Вообще по поводу зарубежных источников надо сказать следующее. Если экономика глобализуется, то никакой сектор не может быть замкнутым, в том числе и некоммерческий. Мы все равно будем иметь интернациональную экономику. Берусь утверждать: президент имел в виду лишь то, что финансировать партии изза рубежа противозаконно.

- На ваш взгляд, стремится ли сегодня государство к монопольному контролю за общественной средой? Или это преувеличение тех, кто против режима Путина?

- Роль государства усиливается. В связи с этим у НКО появились проблемы: раз уж некоммерческий сектор выступает в роли аудитора государства, то всегда найдутся чиновники, желающие, чтобы аудитора не было. Государство создало фильтр для взаимоотношений бизнеса и общества. Это неправильно - любое прекращение свободных контактов позволяет власти злоупотреблять полномочиями.