Тихий час

Отличительная черта развития пенсионного рынка — полная отрешенность власти от реализации реформы. Единственная его движущая сила — действия самих игроков

Проводимая в России пенсионная реформа не выдержала конкуренции с анонсированными президентом национальными проектами. Она осталась «делом рук» самих участников рынка — негосударственных пенсионных фондов (НПФ). «Со стороны органов власти наблюдается полное отсутствие разъяснительной работы по реализации пенсионных прав граждан», — констатирует вицепрезидент по экономике и финансам НПФ «Парма» Ирина Кокшарова.

Определенные подвижки, конечно, есть. Так, кампания обязательного пенсионного страхования (ОПС) прошлого года оказалась по крайней мере продолжительней: если в 2004 году у НПФ для привлечения заявлений граждан о переводе накопительной части трудовой пенсии было не более месяца, то в 2005м — полгода, с июля по декабрь. Но все равно Пенсионный фонд России (ПФР) принял немногим более 841 тыс. заявлений, и 82% из них в пользу НПФ.

В федеральном списке лидеров по количеству заявлений присутствуют Свердловская область (58 389), Пермский край (39 579), Челябинская область (32 321), ХМАО (22 266). В других регионах УралоЗападносибирского региона результаты гораздо скромнее: в ЯНАО — всего 3989 заявлений, в Удмуртии — 1363.

Растем Ханты-Мансийском

Аналитический центр «Эксперт-Урал» провел четвертое исследование НПФ Урало-Западносибирского региона. Итак, в 2005 году на рынке пенсионного страхования работало шесть федеральных и 29 региональных фондов (за год их число сократилось на единицу: НПФ «Связист» присоединился к фонду «ТелекомСоюз»). Доля фондов региона в общероссийском списке — 11,1%. В целом в сегменте негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) они сработали лучше федеральных: подняли пенсионные резервы на 96%, тогда как в целом по рынку прирост составил 63,4%. Правда, этим мы обязаны преимущественно Ханты-Мансийскому НПФ: его пенсионные резервы увеличились на 139,1% и превысили 18,6 млрд рублей. В общефедеральном списке по этому показателю фонд уступает только Газфонду и «Благосостоянию».

Динамика роста уставного капитала региональных фондов за анализируемый период тождественна общерыночной: 39,9 и 40,4% соответственно. Среди региональных фондов наибольший размер имущества для осуществления уставной деятельности у НПФ «Сургутнефтегаз» (4,7 млрд рублей). Впереди в общефедеральном списке только НПФ «Лукойл-Гарант» и Газфонд.

Клиентская база в региональных фондах составляет 8,9% от общей. За год она расширилась на 44,9%, почти в 4,5 раза опередив прирост в целом по рынку (9,6%).

И снова локомотивом выступил Ханты-Мансийский НПФ: его результат — более 580%. Суммарное количество участников региональных пенсионных фондов по НПО чуть превышает 537 тыс. человек. Судя по компаниям, предоставившим данные, основной клиент — корпоративный. Розничным рынком местные НПФ манкируют: прирост пенсионных взносов от населения составил у них всего 37,6%, тогда как у федеральных, принявших участие в исследовании, — превысил 344%.

На рынке ОПС ситуация противоположная. Прирост клиентской базы и суммы взносов больше у местных — 300,5 и 99,3%; у федералов — только 128,5 и 87,9% соответственно.

Оцениваем доходность

Инвестиционные стратегии размещения средств пенсионных резервов у НПФ кардинально различны. Одни занимаются этим самостоятельно (например, НПФ «Паритет»). Другие предпочитают работать с УК, причем, как рассказывает исполнительный директор НПФ «ПенсионИнвест» Светлана Кошкарова, отобранной из местных, «так как здесь возможны более тесные контакты». Третий вариант: специалисты фонда путем независимой оценки отбирают несколько УК.

Определение стратегии комментирует начальник по связям с общественностью Межрегионального негосударственного Большого пенсионного фонда Ирина Бугаева: «Основная цель НПФ состоит в том, чтобы средства пенсионных резервов или накоплений превратились в пенсию, а не становились рисковыми активами, которые можно вкладывать в любые инструменты финансового рынка. Поэтому нами выбраны умеренно консервативные УК, предложившие оптимальное соотношение рисков и доходности. Наша цель по доходности для консервативных портфелей — превышение инфляции на 3 — 5%, для умеренноконсервативных — на 5% и выше. Мы не планируем предлагать клиентам особо рискованные стратегии, связанные с инвестированием во вторые и третьи эшелоны на рынке акций. При использовании нерисковых инструментов с доходностью около 10% и при инфляции до 11% доходность фонда или УК не может быть слишком высока. Доходность, превышающая инфляцию на 5 — 7%, — показатель профессионализма. А доходность выше инфляции на 20% — это показатель авантюризма».

Аналогичной точки зрения придерживается и исполнительный директор НПФ «Социальная защита старости» Игорь Скрыпкин: «Основным критерием при выборе УК остается не высокая доходность, демонстрируемая компанией, а стабильное, на протяжении нескольких лет работы УК, превышение инфляции. Этому выбору наш фонд будет следовать и дальше». А президент НПФ «Стратегия» Петр Пьянков дополняет: «УК должна обеспечить фонду доход выше уровня инфляции не только на растущем, но и на падающем рынке. Пенсионный фонд при выборе УК обязан ориентироваться только на надежность и доходность. Знакомства, дружба и аффилированность здесь не проходят».

Вкладываем в жилье

Максимальную доходность размещения средств пенсионных резервов, превышающую уровень инфляции на 5 — 13%, показали всего шесть региональных НПФ: Ханты-Мансийский, «Стратегия», «Парма», «Образование», «УГМК-Перспектива» и «Пенсион-Инвест». Их инвестиционные стратегии сильно отличаются. Так, для «Стратегии» характерно равномерное размещение инвестиций по видам: акции (20%), облигации (29%), недвижимость и паи закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости «Стратегия» (24,3%), векселя (12,6%) и депозиты в банках (11,2%). В «УГМКПерспективе» значительная часть средств направлена в ценные бумаги субъектов РФ и муниципалитетов, а также в корпоративные облигации (69%). В «Пенсион-Инвесте» и «Парме» практически половина всех средств (55 и 47,1% соответственно) размещена в векселях. В НПФ «Образование» значительная часть инвестиций (58,8%) — на депозитах в банках.

«УГМК-Перспективу», Ханты-Мансийский НПФ, «Стратегию» и «Парму» объединяет инвестирование в недвижимость. Только на средства ХантыМансийского НПФ в ХМАО уже построено 25,6 тыс. кв. метров жилья и строится еще более 19 тыс. кв. метров. Всего в округе на пенсионные средства возводится каждый десятый дом. Размещение средств в недвижимость, в банковские депозиты позволяют пенсионным фондам снизить зависимость от фондового рынка и получить хорошую доходность.

Интерес у пенсионных фондов вызывают и прямые инвестиции, например, с участием ХантыМансийского НПФ будет реализован проект строительства завода по производству изделий из искусственного камня.

Поворачиваемся лицом к людям

Фонды кэптивные, обслуживающие интересы учредителей и их сотрудников, рано или поздно достигают пределов развития. Поэтому на определенном этапе НПФ необходимо выходить на открытый рынок, стараться максимально приблизиться к потенциальным клиентам.

Если самостоятельный выход экономически нецелесообразен, фондам могут помочь коллеги по финансовому рынку — банки и страховые компании. Эти игроки уже имеют разветвленную филиальную сеть, репутацию, клиентскую базу, обученные кадры. Поэтому партнерские отношения с ними для НПФ перспективны. Эту точку зрения на деле подтверждают примеры сотрудничества: НПФ «Русь» и страховая компания «Россия», Газфонд и СОГАЗ, Лукойл-Гарант и страховая компания «Белая Башня».

Как отмечает начальник отдела пенсионных технологий НПФ «Образование» Наталья Куртасова, «основной критерий выбора партнера — широкая филиальная сеть. Наш фонд продвигает свои пенсионные программы на площадках Сберинвестбанка, который, как и фонд, является стратегическим партнером холдинга AVS Group. Кроме того, соглашения о приеме пенсионных взносов заключены с Уральским банком Сбербанка России, Екатеринбургским муниципальным банком, Уральским банком реконструкции и развития, банком “Драгоценности Урала”».

Есть фонды, руководство которых считает, что продвижением услуг лучше заниматься самостоятельно. Исполнительный директор пенсионного фонда УГМК-Перспектива Андрей Чувилкин рассказывает: «Наш фонд работает через уполномоченных на предприятиях. Мы считаем, что это наиболее эффективный механизм взаимодействия с клиентами. Во-первых, это штучная работа: уполномоченный должен уметь разъяснить практически любой аспект деятельности пенсионного фонда, а иногда и УК. Подготовка квалифицированного уполномоченного — дело не одного дня и даже не одного месяца. Во-вторых, к уполномоченному на предприятии можно обратиться в любое время: человеку не нужно выбирать день для похода в специализированную организацию. Втретьих, уполномоченный в состоянии решить не только проблему клиента, но и представить интересы фонда перед руководством организации. Для работы на открытом рынке наш фонд организовал офис в центре Екатеринбурга, с одним из банков ведутся переговоры для создания на базе его офисов консультационных пунктов фонда».

Стратегии возможны разные. Цель у НПФ должна быть одна — взять ориентир на конкретного потребителя, открыть услуги «человеку с улицы». Только так они добьются успеха в перспективе.

Методы и информация

В исследовании приняли участие 13 региональных фондов и шесть компаний федерального уровня. По остальным 16 региональным фондам использовались данные Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР).

В основной таблице представлены 25 региональных и все федеральные  НПФ. Они проранжированы по следующим показателям: объем пенсионных резервов, объем пенсионных накоплений, размер имущества для обеспечения уставной деятельности, количество участников по договорам негосударственного пенсионного обеспечения, количество пенсионных взносов по договорам негосударственного пенсионного обеспечения.

В исследовании представлены 35 НПФ, включая филиалы инорегиональных. Анкеты предоставили 17 фондов. Все федеральные компании участвуют в рейтинге только в рамках операций, осуществляемых на территории Большого Урала и Западной Сибири.