Мы не мафия

29 января 2007, 00:00
  Урал

Вход на розничные рынки для российских производителей сельхозпродукции был свободен и до введения ограничительных документов, утверждает директор ООО «Шарташский рынок» (Екатеринбург) Александр Пьянков

— Александр Николаевич, бытует мнение, что попасть на рынок без взяток невозможно, места давно поделены. Насколько оно справедливо?

— Это миф. Двери открыты для всех: выполняйте требования и работайте. В новом законе о рынках правила предоставления мест значительно упрощены. Можно предположить, что когда нет свободных прилавков, работать без «отката» нереально. Но у нас количество арендаторов год от года сокращается.

— Почему?

— Их оттягивают новые торговые центры.

— Вы тоже можете построить торговый комплекс. Тем более до 2010 года рынки должны быть заведены под крышу.

— Это не относится к сельхозрынкам. Мне говорят, что таким образом зимой я увеличу количество арендаторов. Но я не вижу в этом смысла: в это время овощи и фрукты к нам не привозят. Зимой на Шарташском рынке иностранцев меньше, чем летом, доля мигрантов среди продавцов составляет 17%. Мы ведем специальный журнал, где ежедневно отмечаем количество иностранцев-реализаторов.

— А кто они по национальности?

— В основном жители Азербайджана.

— Они знают о введении полного запрета на их работу с 1 апреля?

— Мы уже раз десять объяснили. С апреля иностранцев на рынке остаться не должно, мы не заинтересованы платить штрафы. Отказать в местах — не проблема. Вопрос в том, кто их займет. Желающих немного. Чтобы торговать, нужно собрать определенные документы. Вряд ли местные фермеры или крестьяне будут этим заниматься. Приезжать на рынок ежедневно они не смогут, только по выходным дням, а это неудобно для покупателей. Да и торговать не все умеют.

— Но ведь правила упрощены…

— В законе — да. Однако новую процедуру пока не разработали. Это должно сделать областное министерство торговли, питания и услуг. Но даже если предположить, что уральские фермеры и поедут на рынки свою продукцию продавать, в чем я сомневаюсь, то кто заполнит нишу овощей и фруктов из южных республик? Арбузы у нас не растут.

— Арбузы к нам будут привозить: на оптовую торговлю запрета нет.

— А если не привезут? Раньше иностранцы знали, что здесь они продадут свой товар. Уже весной самостоятельно они торговать не смогут. Придется нанимать реализаторов. Это дополнительные расходы.

— То есть подорожания не избежать?

— Да. За все придется платить покупателям.

— Если предположить, что на рынках останутся иностранцы после 1 апреля?

— Тогда нам придется платить штрафы от 250 до 800 тыс. рублей. Это огромные деньги. Мы законопослушны и экспериментировать не собираемся.

— А сколько стоит аренда одного места на вашем рынке?

— От 200 рублей в день, в зависимости от товара.

— А если вы не сможете найти новых арендаторов на освободившиеся места?

— Пока можно только гадать. Но есть серьезные опасения, что лучше не будет. Остается ждать апрелямая, когда традиционно нам начинают завозить черешню из стран СНГ.

— Как вы считаете, могут быть перенесены сроки на введение полного запрета на работу иностранцев?

— Не исключено. Вопросов очень много. Непонятно, кто будет торговать, как торговать и чем.

У меня, кстати, и дворники — иностранцы: россияне на эту работу не идут. Я не знаю, увольнять их или нет.

— Я понял, что дворников трогать не будут.

— Не факт. Есть разночтения между постановлением и новым законом о рынках в том, какие рабочие места не могут занимать иностранцы. Мы сделали официальный запрос в миграционные службы.

— Как вы думаете, куда пойдут работать высвободившиеся мигранты?

— Туда, где не запрещено. В магазины, например.

— Всех иностранцев магазины не примут. А сколько в Екатеринбурге сельхозрынков?

— Четыре: Шарташский, Уралмашевский, Центральный и «Омега». Шарташский работает с 1932 года. Вот посмотрите фотографии: крестьяне подъезжают к рынку на телегах еще по неасфальтированной дороге…

— Прошедшим летом у крестьян была возможность продавать свою продукцию?

— Мы ставили дополнительные прилавки: для местных фермеров и садоводов всегда есть места.

— А если к вам бабушка на рынок придет с ведром ягод, вы ее примете?

— Примем. Их товар бесплатно проходит проверку в лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы. Но заставить их сдать на исследование выращенную на участках продукцию очень нелегко: доходит до скандалов, за требование выполнить закон нас начинают воспринимать как мафию. Между тем проверка товара обязательна. Фразы «Мы это сами едим» недостаточно. По закону у таких продавцов должна быть и карточка с фотографией. Но вы попробуйте ее потребовать у пенсионерки… Она контролерам на голову ведро ягод наденет. Вот и начинаются жалобы, что на рынок не пускают. С иностранцами даже легче, они знают правила.

— С садоводами понятно, а как у вас представлены местные предприятия?

— На рынке торгуют птицефабрики «Свердловская», «Рефтинская», «Среднеуральская», гос-племзавод «Свердловский», фабрика «Жуковские колбасы», «Комбинат мясной КаменскУральский» и другие.

— Вы уже почувствовали на себе реализацию постановления?

— У нас началась комплексная проверка и по постановлению о мигрантах, и по новому закону о рынках. Координирующие функции возложены на Роспотребнадзор, вместе с ними с большим усердием взялись за дело налоговая и миграционная службы, инспекция по охране труда.

Беседовал Артем Коваленко