Что вы гоните

Тема недели
Москва, 15.10.2007
«Эксперт Урал» №38 (301)
Каждый пятый литр бензина на уральских АЗС не соответствует нормативным требованиям. Суррогат все чаще появляется в крупных городах. Усиление государственного контроля может дать определенный эффект, но глобально проблему не решит. Возможный выход — развитие малого сбытового бизнеса

В начале октября в Екатеринбурге в течение нескольких дней владельцы сразу 16-ти импортных и отечественных автомобилей подали в Уральский центр стандартизации, метрологии и сертификации («Уралтест») жалобы на некачественный бензин. Все они заправились на четырех АЗС, принадлежащих группе компаний «СКОН». У одних вышла из строя топливная система машин, у других начались перебои в работе двигателя. Владельцы вынуждены были обратиться в автосервисы.

Президент группы компаний «СКОН» Денис Лужецкий пояснил «Э-У»:

— В момент, когда произошел инцидент, на заправках продавался бензин, поставленный с одного из башкирских НПЗ. С этим поставщиком мы работали лишь однажды, и полностью проверенным его назвать нельзя, хотя и поводов заподозрить в чем-то не было. Но в сентябре на рынке был дефицит 95-го бензина, и мы пошли на эту поставку. По документам бензин отвечал всем нормативам. Сейчас у меня две версии. Либо изначально некачественное топливо было отгружено с завода, либо оно было испорчено при транспортировке (например, качественные нефтепродукты залили в грязные цистерны, произошла химическая реакция). Мы проводим внутреннее расследование, но вероятность злоупотребления собственных сотрудников минимальна. У нас мощная система безопасности, все поставки записываются на камеру. Записи мы уже изучили, никаких эксцессов, например попыток замены нефтепродуктов не было.

Согласно информации, содержащейся на сайте компании, по состоянию на 10 октября результаты лабораторных испытаний показали: бензин соответствует ГОСТу. Никем из клиентов, подавших заявления, результаты испытаний, доказывающих, что бензин, приобретенный на АЗС, принадлежащих «СКОНу», был ненадлежащего качества и не отвечал нормам ГОСТа, не предоставлены. Тем не менее компания приняла решение о выплате компенсаций, и на 10 октября четыре человека ее уже получили.

К слову, соответствие топлива ГОСТу, равно как и лабораторные исследования, его подтверждающие, еще не означают, что топливо не могло навредить машинам. И ГОСТ регулирует не все параметры бензина, и исследование не в состоянии выявить любые возможные примеси и отклонения. Возможно, речь идет о каком-то малораспространенном ингредиенте, тест на который не входит в стандартное лабораторное исследование. 

Самогонщики

Специалисты делят бензин на ГОСТовский (соответствующий его требованиям); ТУшный (изготавливается по техническим условиям, то есть отдельные его параметры до ГОСТа не дотягивают); кустарный (изготавливается на полулегальных нефтеперерабатывающих заводах; кстати, его качество может быть лучше гостовского, но отличается нестабильностью) и заведомый суррогат.

По данным «Уралтеста», в Свердловской области в 2006 году нормативным требованиям не соответствовало 20% бензина. В этом году — 18%. Наиболее часто подделывают 92-й. Крайне неблагоприятная ситуация складывается с дизельным топливом — его подделывают еще чаще: в прошлом году нормам не соответствовало 44%, в этом — 36%.

В Челябинской и Курганской областях цифры несколько меньше: нормам не отвечает около 10% бензина. В Тюменской области — 15%. Всего в России, по словам главы Московской топливной ассоциации Евгения Аркуши, на розничном топливном рынке продается около 30% суррогата.

В последнее время резко возросло количество некачественного бензина в мегаполисах. «Раньше мы обычно находили некачественный бензин на АЗС, расположенных в поселках, деревнях или на трассе, — замечает руководитель Уральского МТУ “Ростехрегулирования” (контролирует территорию УрФО) Светлана Михеева. — Теперь все чаще выявляем подделки в больших городах. Например, только в Екатеринбурге получили много жалоб на АЗС, принадлежащие двум компаниям». Аргументированного ответа на вопрос, почему участились случаи фальсификации, от игроков рынка добиться не удалось. Самая распространенная версия — «в конец обнаглели».  

Способов махинаций с топливом масса. Перечислим основные. Вариант первый: искусственное повышение октанового числа. Как сообщил сотрудник пресс-службы «Лукойла» Владимир Семаков, сырьем для суррогатного высокооктанового бензина выступают сорта с низким октановым числом — например, 80. С помощью определенных добавок его можно повысить на какое-то время до 92. Как правило, пытаются добавлять присадки на основе свинца. Применение такого бензина законодательно запрещено еще в 2003 году. «Кроме того, иногда могут продавать прямогонный бензин — это сырье для нефтеперерабатывающей промышленности, он не должен поступать в продажу», — говорит Владимир Семаков.

  Иллюстрация: Андрей Колдашев
Иллюстрация: Андрей Колдашев

Вариант второй: разбавление. Как правило, заправщики, если они не совсем отморозки, чистый суррогат в баки не льют. А вот откачать четверть объема качественного бензина (потом реализуется по цене, устраивающей обе стороны, своим людям) и заполнить недостающий объем суррогатом (вариант: бензином с более низким октановым числом или более низкой марки) — практика достаточно распространенная. Обычно в таких случаях до немедленной поломки дело не доходит. Ну уменьшилась мощность двигателя, увеличились его износ и расход топлива. Много ли людей способны определить это на глаз?

В главной группе риска бензин, купленный не на нефтебазе, а привезенный бензовозом с небольшого НПЗ, находящегося в другом регионе. Он может быть изначально плохого качества или его испортит по дороге водитель: продаст часть, недостающий объем дольет чем попало. А подделать любые документы, удостоверяющие качество, происхождение, пути поставок бензина, при желании труда не составит, рассказывает один из игроков рынка нефтепродуктов. Не менее рискованны сделки с ворованным бензином. Ворованный — он и есть ворованный: бумаги липовые, и реально оценить его качество без полноценных лабораторных исследований, которые на АЗС не сделать, невозможно.

Способов фальсификации бензина, равно как и попадания его на приличные с виду АЗС, множество. Но какой бы ни была схема «бодяженья», в центре ее находится человек, который намеренно наносит вред компании-поставщику с целью набить карман

Генеральный директор «Уралтеста» Валентин Сурсяков подтверждает: ухудшение качества бензина происходит в основном на стадии транспортировки и хранения нефтепродуктов. топливо, выпускаемое с заводов (за исключением кустарных НПЗ), чаще всего соответствует нормативным требованиям. Согласна с ним и Светлана Михеева: «Бензин со всех НПЗ свозится в одни цистерны, там могут оказаться продукты и “Сибнефти”, и “Роснефти”, и “Лукойла”, и прочих компаний. Представляете, какая там каша. Потом смешанный бензин развозится на АЗС». Между тем смешивать бензины разных марок и производителей крайне не рекомендуется: в результате непредсказуемых физико-химических реакций из нескольких сортов качественного бензина может получиться смесь, которую бензином назвать можно будет с натяжкой.

Вопреки, мнениям некоторых автолюбителей, газификация автомобиля решением проблемы не станет. По словам Валентина Сурсякова, примерно на половине газозаправочных станций в 2006 году вместо автомобильного газа был бытовой. Какой ущерб это наносит автомобилю, специалисты оценить затрудняются. Одно очевидно: мощность двигателя существенно падает.

К слову, если бензин повредил вашему автомобилю, это не всегда означает, что кто-то на этом наварился. Хватает и обычного раздолбайства. Один из нефтетрейдеров рассказал, что им регулярно отгружают с нефтебазы не тот бензин, что заказывали: просили 92-й, на бочке написано 92-й, а в бочке 80-й. Оператор на базе перепутал вентили. Если не перепроверить и залить в колонку для 92-го, капризной иномарке придется несладко.

Беспризорники

Сегодня над АЗС систематический контроль со стороны государственных структур отсутствует. Проверки проводятся один-три раза в год, обычно летом. В «Ростехрегулировании» нет специального подразделения, которое постоянно в течение года следило бы за состоянием бензина. «Раньше у нас была нефтеинспекция, которая постоянно проверяла АЗС, могла даже отобрать лицензию, но в 2004 году ее ликвидировали», — сетует начальник отдела госнадзора по Челябинской области Уральского МТУ «Ростехрегулирования» Татьяна Митронина. По ее словам, 21 сентября прошло заседание правительства России, на котором решено организовать в этой структуре ведомство из тысячи человек. Возможно, они будут заниматься регулярными проверками. По неофициальной информации, 30 человек будут работать в Уральском региональном отделении. Всего в «Ростехрегулировании» работает 700 инспекторов, в Уральском МТУ — 30. По словам Светланы Михеевой, это крайне мало. Все они постоянно находятся на объектах.

Положение усугубляется заявительным порядком выдачи лицензий. «Предприниматель пишет в Москву бумагу, в которой говорит, что у него все есть для предоставления услуг потребителю. Оттуда ему приходит лицензия, и он работает, — рассказывает Татьяна Митронина. — Через два года его, может, проверят разок, а до этого он находится практически в “свободном полете”». Отобрать же лицензию у предпринимателя очень сложно. Нужно провести большое количество экспертиз, подать иск в суд. Дело может рассматриваться не один год, учитывая возможности разнообразных апелляций. Чаще всего владельцы АЗС отделываются административным штрафом и работают спокойно до следующей проверки.

Представители нефтяных компаний единодушны в ответе на вопрос, как избавиться от некачественного бензина. Проблемы можно решить при согласованных действиях государства и бизнеса.

Со стороны нефтяных компаний должен осуществляться полный контроль за всей производственной цепочкой — от добычи нефти до поставки бензина на АЗС. Таким образом, можно будет избежать «расплывчатой» ответственности. Бизнес уже пошел по этому пути. «В вертикально интегрированных компаниях ситуации, связанные с плохим качеством топлива, сведены к минимуму за счет жесткой многоступенчатой системы контроля качества на всех этапах транспортировки, хранения и отпуска нефтепродуктов, — утверждает сотрудник отдела маркетинга ОАО “Екатеринбургнефтепродукт” (работает под брендом “Сибнефть”). — Мы сами при помощи мобильной лаборатории проверяем все наши АЗС не реже раза в месяц».

Государство со своей стороны должно создать структуру, которая систематически будет проверять нефтяные компании, НПЗ, хранилища, АЗС. При этом проводящие экспертизу лаборатории должны быть независимыми. Например, в 2006 году в «Уралтесте» создана единственная в Свердловской области независимая аккредитованная лаборатория контроля качества нефтепродуктов. До этого существовали только ведомственные лаборатории. После первых испытаний проб, взятых на территории УрФО, выяснилось, что свыше 45% топлива не соответствовало установленным требованиям. Однако уже через три месяца результаты улучшились почти в два раза, поскольку владельцы автозаправочных станций поняли: появилась точка, где можно проверить качество топлива.

В начале года в Госдуме рассматривался законопроект, который предполагал для производителей и продавцов суррогатного бензина в особо крупных размерах наказание в виде лишения свободы сроком до шести лет или штраф в размере 1 млн рублей. По задумке авторов, наказание должно соответствовать нанесенному ущербу. Однако законопроект не был принят. Пока уличенные в бензиновых махинациях проходят по статье «Мошенничество», привлекаются к ответственности как нарушители прав потребителей. Максимальный административный штраф, предусмотренный по таким делам, составляет 200 тыс. рублей. Сравним эту сумму с конкретным ущербом тем самым 16 машинам — от 50 до 100 тыс. рублей по каждой. Очевидно: об адекватности наказания и речи нет.

Возможно, суровые методы, предложенные депутатами Госдумы, и способны уменьшить количество преступлений, связанных с фальсификацией бензина. Однако, как показывает практика, в первую очередь они ударят по добросовестным мелким игрокам. Нам рассказали такой случай: бензин поступает с НПЗ нефтетрейдеру, и по документам полностью соответствует ГОСТу. Трейдер проверяет его в своей лаборатории — есть ГОСТ. Через некоторое время приезжает проверка Ростехнадзора — нет ГОСТа. Просто у проверяющих более дорогое и новое оборудование, определяющее параметры топлива точнее. Вердикт — виноват трейдер.
А как же НПЗ?

Если в качестве панацеи принять увеличение штрафов, это убьет легальный малый бизнес. А с настоящими жуликами ничего не случится. Более суровое наказание может испугать законопослушного, но не вора. Сверхприбыли недобросовестных заправщиков позволяют оплатить штрафы (благо, проверки случаются нечасто). Тем более что есть более простой путь — откупиться от проверки. Дешево и сердито.

В подготовке материала участвовал Аркадий Коновалов

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №38 (301) 15 октября 2007
    Мошенничество на бензиновом рынке
    Содержание:
    Что вы гоните

    Каждый пятый литр бензина на уральских АЗС не соответствует нормативным требованиям. Суррогат все чаще появляется в крупных городах. Усиление государственного контроля может дать определенный эффект, но глобально проблему не решит. Возможный выход — развитие малого сбытового бизнеса

    Реклама