Возможно все

8 декабря 2008, 00:00
  Урал

Прогнозировать будущий рост в экономике сейчас невозможно, но если он случится, то только за счет обрабатывающих производств, уверен заместитель генерального директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников

— Владимир Алексеевич, по данным Росстата, спада производства в октябре в стране не наблюдалось, а на Урале он отмечен. Каковы основные причины?

— Здесь все очевидно. В целом по стране наиболее пострадавшие от кризиса отрасли — металлургия, производство минеральных удобрений и цементная промышленность. На Урале доля в экономике этих производств больше, оттого и спад ощутимее.

Причины — ухудшение мировой конъюнктуры, которая выражается не только в падении мировых цен, но и в «схлопывании» основных рынков. В большей степени это характерно для черной металлургии. Здесь есть и еще одна специфическая проблема — невысокая конкурентоспособность по сравнению с переходящим к экспортной экспансии Китаем. Уже в декабре китайское правительство собирается отменить ряд экспортных пошлин на продукцию черной металлургии, в том числе и на полуфабрикаты — то, что мы больше всего экспортируем. Китайские производители не так давно выдавили наши компании со своего внутреннего рынка, теперь начнут серьезно давить на рынках других стран.

У производителей удобрений с фундаментальными факторами все не так плохо: несмотря на падение цен, мировой спрос на их продукцию растет. В ситуации снижения цен наиболее ощутимые проблемы с доходностью могут случиться у азотчиков: будут быстро расти издержки из-за повышения цен на газ в следующем году. С одной стороны, здесь многое будет зависеть от возможностей предприятий в деле повышения эффективности производства, с другой — они наверняка обратятся за помощью к государству. А вот у калийщиков проблем с ростом издержек нет, это вообще одна из сверхдоходных отраслей, свобода для снижения цен значительна. Снижение объемов производства здесь — отчасти рыночная политика компаний, отчасти медленные темпы подготовки новых запасов. Такая реакция на спад цен характерна для многих наших околомонопольных производителей. Эти предприятия имеют огромную свободу действий и, скорее всего, останутся высокодоходными в будущем.

— Как может измениться структура экономики?

— В краткосрочной перспективе может вырасти доля нефте- и газодобывающей промышленности на фоне резкого замедления других производств, но это явление локальное по времени. Существенного роста от углеводородного сектора ожидать не стоит: во-первых, у нефтяников есть объективные ограничения по увеличению добычи (сейчас нет достаточного числа подготовленных скважин, чтоб наращивать объемы, и быстро эту проблему не решить), во-вторых, никто уже не ожидает сверхвысоких цен на нефть. Так что если мы хотим расти, то должны будем это делать только за счет обрабатывающих производств, где, кстати сказать, фундаментальные предпосылки к развитию сохраняются.

Что касается соотношения промышленного и непромышленного секторов, то здесь структура изменится существенно и достаточно быстро: высокие доходы от международной торговли в прошлые периоды серьезно «разгоняли» потребление и стимулировали рост торговли, завышая вклад непромышленного сектора в валовой продукт. Очевидно, что в 2009 году будет сильный спад доходов от экспорта, и это приведет к сильному торможению потребительского сектора: если раньше торговля росла ускоренно по сравнению с ВВП, то сейчас может резко затормозить, вплоть до темпов ниже темпов роста ВВП.

— Что нас ждет?

— Сейчас, к сожалению, «наиболее вероятного» сценария в экономике не существует. Очень многое зависит от цен на мировых рынках и от ситуации в США и Китае. Если начнется глубокий кризис в Штатах, то нефть может какое-то время стоить и 20 — 30 долларов за баррель. В такой ситуации может стать реальностью масштабная девальвация рубля, что вызовет резкий рост долговой нагрузки корпоративного сектора (долг номинирован в валюте). Если последуют margin call (требование внести дополнительное обеспечение кредита вследствие неблагоприятных ценовых изменений. — Ред.) со стороны иностранных компаний, это будет означать масштабную утерю собственности и так далее. Все это потребует каких-то серьезных непопулярных мер от правительства, и ситуация может развиваться по достаточно кризисному сценарию... Фантазировать здесь можно сколько угодно. При благоприятном сценарии, если мировая экономика довольно мягко пройдет фазу замедления, то и мы притормозим несильно. И в дальнейшем продолжим расти, правда, меньшими, чем ранее, темпами: промышленность на 3,5 — 4,5% в год, а ВВП — на 5 — 6%. Хотя в 2010 году восстановительный рост может быть и больше.