Завышенные притязания

Русский бизнес
Москва, 16.02.2009
«Эксперт Урал» №6 (363)
Нормы российского природоохранного законодательства чрезмерно жестки, они требуют сразу устанавливать оборудование, устраняющее практически 100% загрязнений. Это не соответствует экономическим реалиям, считает генеральный директор НПФ «Эко-проект» Юрий Галкин

Начать внедрение системы очистки стоков ливневой канализации, которые сегодня сливаются в Исеть без всякой обработки, власти Екатеринбурга планировали в этом году. Помешал кризис: реализация проекта отложена на неопределенный срок. Однако проблема не только в деньгах, считает Юрий Галкин, руководитель НПФ «Эко-проект», разработавшей концепцию очистки сточных вод городской ливневой канализации и рабочий проект первого очистного сооружения в центре города.

— Юрий Анатольевич, кто должен платить за сбросы в ливневку?

— В отличие от сбросов в хозяйственно-бытовую канализацию, плату за которые берет Водоканал, платежи за ливневые стоки отсутствуют. Сегодня город ничего не платит за их сброс, следовательно, и стимула вкладывать большие средства в строительство очистных у него нет. Нерешенный вопрос об источниках финансирования не позволяет привлечь средства на строительство, а в будущем — на эксплуатацию сооружений. Думаю, за сброс в ливневую канализацию должны платить те, кто пользуется благоустроенной территорией: предприятия и сами жители. Других источников нет. 

— Как решить проблему ливневых сточных вод в принципе?

— В ливневую канализацию попадают атмосферные осадки, воды от полива и мойки территории, а также стоки промышленных предприятий. Состав сбрасываемой воды сложен и требует многоступенчатой очистки. В разработанной нами схеме предусмотрено три ступени. Первая — механическая очистка. Это решетка, задерживающая крупный мусор, и песколовка, улавливающая крупные тяжелые примеси, а также часть взвешенных веществ и нефтепродуктов. На них поступает весь объем стоков. Затем — регулирующий резервуар: он необходим для временного накопления жидкости во время интенсивных дождей. Из него наиболее загрязненная вода подается насосами на вторую и третью ступени для глубокой очистки. На второй стоки доводятся до нормативов водоемов культурно-рекреационного использования, на третьей — рыбохозяйственных объектов.

Механическая очистка снимает примерно 60% загрязнений, первый уровень глубокой — еще 30 — 35%, второй — 5 — 10%. Но затраты распределяются иначе: на механическую идет 10% общей стоимости проекта, на ступенях глубокой — 50% и 40% соответственно. Таким образом, эффективность самой глубокой очистки — мнимая, хотя она и соответствует самым жестким нормам ПДК. Получается, что, потратив деньги на последнюю ступень на одном коллекторе, мы не можем построить механические установки на нескольких (в Исеть выходит порядка десяти крупных коллекторов) и задержать гораздо большую массу грязи. Поэтому самым разумным представляется строить очередями: сначала на всех коллекторах механическую очистку, затем первую ступень глубокой, а потом, когда появятся лишние средства, вторую.

— Что мешает двигаться пошагово?

— Проект с одной механической очисткой не пройдет экспертизу: у нас хотят создать «рай» на отдельно взятой установке. Проблема в том, что установленные нормативы не соответствуют экономическим реалиям. Судите сами: река Исеть по нормам причислена к рыбохозяйственным. Это же абсурд. В пределах города этого просто не может быть. В будущем Исеть может стать рекреационным водным объектом при условии, что сначала мы удалим основную массу грязи.

Нам нужна продуманная государственная природоохранная стратегия. Например, в Европе законодательство в этой сфере ужесточается, когда есть соответствующие технологии и экономические возможности для их внедрения.

У партнеров

    Реклама