Одна пятидесятая потребителя

Тема недели
Москва, 13.08.2012
«Эксперт Урал» №32 (520)
Для развития высоких технологий в России с одной стороны нужна инфраструктура, с другой — принудительно созданный рынок сбыта, уверен председатель комитета по науке и инновационной политике администрации Томской области Алексей Пушкаренко

— Алексей Борисович, Томская область в инновационном плане является одним из лидирующих регионов России. На ваш взгляд, можно ли по вашему лекалу поднять и другие территории?

— Регионы России можно разделить на две большие группы: территории с развитым научно-образовательным комплексом (например, Томская, Новосибирская, Свердловская, Санкт-Петербург, Москва) и с высоким промышленным потенциалом (например, Татарстан, Красноярский край).

Поэтому успешные практики, наработанные в том или ином регионе, могут быть тиражированы только в субъектах той же группы. Смысл заключается в территориях, где развит научно-образовательный комплекс, генерация новых идей (которые потом превращаются в инновационную продукцию) осуществляется в высшей школе и институтах Академий наук.

В промышленных регионах генерация идей, как правило, происходит в специальных конструкторских бюро, отраслевых институтах, тахнопарках, которые созданы при крупных предприятиях.

— Каким образом вам удалось повысить уровень коммерциализации научных разработок?

— В 2001 году мы первыми среди регионов России приняли Стратегию инновационного развития. Основная масса субъектов РФ занялась работой над аналогичными документами только к концу 2000-х: на данный момент стратегии появились, например, у Татарстана, Красноярского края.

В рамках той стратегии (сейчас у нас идет работа над новым документом, потому что срок старого истек) мы учли, что генерация идей у нас происходит в университетах, и начали создавать в них инновационную инфраструктуру, позволяющую довести разработки до мелкосерийного производства.

В 2002 году в нескольких вузах и институтах РАН появились офисы коммерциализации разработок. Их главной задачей была инвентаризация всех разработок и ранжирование их по степени готовности к выходу на рынок. После проведения этой черновой работы в 2004 году у нас появился первый в России студенческий бизнес-инкубатор. Сегодня они есть во всех университетах. Мы их делим на две категории — студенческие и технологические. Первые занимаются доведением разработок до опытного образца или мелкосерийного производства и бизнес-обучением. Во вторые мы помещаем компании с новыми инновационными проектами и решаем уже только задачи масштабирования бизнеса.

На вершине всего процесса стоит особая экономическая зона города Томска. Из 57 ее резидентов 25 в свое время вышли из малых инновационных компаний при вузах или созданных по программе «Старт» Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Последние два года мы активно работаем с Российской венчурной компанией (РВК), сегодня в Томске уже шесть партнеров РВК.

Таким образом, когда мы только начинали реализовывать Стратегию инновационного развития Томской области, у нас было три элемента инновационной инфраструктуры, теперь больше пятидесяти.

— Помимо РВК есть еще несколько сильных федеральных институтов — Роснано, Сколково. С ними сотрудничаете?

— С Роснано мы реализуем два проекта. Но здесь нам тяжело соперничать с регионами с высоким промышленным потенциалом. Этот институт рассматривает проекты с объемом производства от 500 млн рублей. Таких у нас в области практически нет. Что касается Сколково, то у нас больше десятка компаний стали его партнерами. Становиться резидентами мы не торопимся, поскольку не хотим, чтобы интеллектуальная собственность утекала из Томска.

— С какими проблемами вы сталкивались при построении региональной инновационной системы?

— Построение такой системы — процесс очень разносторонний. В первой стратегии у нас было пять направлений — стимулирование инноваций в существующих организациях, создание новых малых инновационных предприятий, создание эффективной инновационной инфраструктуры, привлечение внешних инвестиций, а также повышение в регионе уровня инновационной культуры (куда входит подготовка инновационных менеджеров). Параллельная работа над этими направлениями требует политической воли регионального руководства и наличие команды, способной реализовать заявленные направления. Нам в Томской области в период 2002 — 2011 годов реализовать данные направления удалось

Еще одна проблема — формирование спроса на инновации. В рамках одного региона сделать это крайне сложно. В Томской области живет чуть более миллиона человек. У нас априори нет рынка для выпускаемой нами инновационной продукции.

В России ситуация не лучше. 80% потенциального рынка сбыта высоких технологий держат монополии. Они не горят желанием мучиться с какими-то отечественными инновациями, им проще купить готовый новый продукт за рубежом. Из 20% якобы свободного рынка, по статистике, только десятая часть интересуется инновациями.

Я убежден, что власти должны принудить естественные монополии вкладывать деньги как в создание инноваций, так и в их потребление.

В Германии, например, компания не может купить продукт за границей, если не докажет, что немецкие предприятия не в состоянии подобный продукт произвести. 

Отсюда вытекает очень важная задача государства — формирование рынка на отечественную инновационную продукцию через формирование государственного заказа с обязательным использованием или включением в него инновационной продукции. Пока эта задача решается очень неэффективно. Наглядный пример из статистики: ВВП России составляет 1,8% от мирового объема ВВП, а доля инновационного производства всего 0,34% от этого же объема.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №32 (520) 13 августа 2012
    Инновационная политика
    Содержание:
    Регионовспоможение

    Будущее экономики субъектов РФ связано с возникновением на их территории инновационных центров, способных конкурировать на мировом уровне. Успех зависит от организации благоприятного делового климата и грамотного расходования средств

    Реклама