Утекай

Разговоры про «пора валить» заканчиваются реальной эмиграцией в 2014 году еще реже, чем раньше. Но это призрачная «оседлость». Нестабильность в экономике и неуверенность в будущем приводят к тому, что вместо собственно отъезда представители регионального среднего класса выводят за рубеж сбережения и источники дохода

История с отъездом из страны самого успешного ИT-предпринимателя «нулевых», основателя «ВКонтакте» Павла Дурова с новой силой подняла вопрос о том, чем может закончиться очередная волна чемоданного настроения среднего класса. Причем сейчас проблема не только в эмиграции, но и в утекании ресурсов успешных людей — как интеллектуальных, так и финансовых.

Опрос, проведенный летом 2013 года в десяти крупнейших городах России аналитическим отделом исследовательской компании IQ Events, свидетельствует: в целом на вопрос о желании уехать отвечают определенно «да» лишь 9% представителей среднего класса, еще около 15% говорят, что скорее готовы к этому. Данные по уральским городам несколько отличаются: жители Екатеринбурга и Челябинска с доходами свыше 120 тыс. рублей в месяц уверенное «да» говорят лишь в 4% случаев, а вот вероятность отъезда отмечают более 27%. Причем большая часть граждан этой категории — так называемые самозанятые (владельцы малого и среднего бизнеса, фрилансеры и т.п.). Среди ключевых факторов, определяющих итоговое решение покинуть страну, называют дороговизну жизни (69%), низкое качество медицинских услуг (51%), коррупцию среди чиновников (45%), высокий уровень преступности (44%), наплыв мигрантов (40%), недовольство системой образования (32%).

— В российском обществе последних двадцати лет всегда существовал немалый процент потенциальных эмигрантов, людей, которые думают, что хорошо бы уехать, говорят, что уедут, рассматривают варианты с жильем и работой и т.д. Ощущение «стоит уехать» периодически преследует до 40% жителей России, — рассказывает заместитель руководителя IQ Events Аркадий Кузнецов. — Ужесточение внешнеполитического курса весной 2014 года создало вполне предсказуемые социальные и экономические риски. Поднялась мощная информационная волна, и если ориентироваться на нее, то нужно полагать, что чемоданное настроение среди граждан России усилилось.

Недовольство ситуацией в стране, которое выливается в желание эмигрировать, — вовсе не уникальное российское явление. Оно не менее популярно и в благополучной Европе. К примеру, ученые Хаддерсфилдского университета в Великобритании в 2012 году провели масштабное исследование, в результате которого выяснили, что около двух третей британских семей со средним достатком не исключают возможности выезда из страны. Причем среди причин, которые побуждают покидать родные края, чаще всего называют уже знакомое по ответам российских рес­пондентов недовольство качеством работы чиновников и дорогое жилье.

— Идея уехать из страны популярна и легко распространяется в информационном пространстве. Но никакой особой волны миграции не поднимается, — говорит эксперт Ассоциации руководителей и специалистов по управлению человеческими ресурсами Ольга Дружинина. — Реально собираются уехать, то есть списываются с будущим работодателем, оформляют визу или выясняют конкретные возможности покупки недвижимости, около 4 — 6% среднего класса крупных уральских городов. Однако отказ от миграции не означает готовность смириться с тем, что экономическое и политическое будущее страны вызывает беспокойство. Успешные представители среднего класса не стали бы таковыми, если бы просто наблюдали за происходящими событиями. Эта социальная категория выработала «симметричный ответ» — все больше людей вместо миграции ищут способы увести свои накопления и варианты заработка за рубеж. И вот эта тенденция не менее опасна, чем физический отъезд.

Пенсионный задел

По-настоящему массовым сигналом к «денежной миграции» стали вовсе не известные события в политической жизни страны, вроде «болотного дела» в 2012 году или конфликта с Украиной в 2014-м. Настоящей отмашкой стала пенсионная реформа.

Новости об изменении принципа формирования накопительной части пенсии отразились на инвестиционной активности среднего класса. Участники рынка инвестиций в городах, где собиралась информация (Екатеринбурге, Челябинске и Тюмени), фиксируют в 2013 году рост входящих запросов на тему использования долгосрочных инвестиционных инструментов, которые могут стать заменой пенсионных накоплений, на 20 — 30% по сравнению с предыдущим.

— Средний класс является основным клиентом пенсионной системы, потому что, как правило, это состоявшиеся профессионалы с хорошим заработком, заинтересованные в том, чтобы их пенсии были соизмеримы с их нынешними доходами, — комментирует независимый финансовый консультант Вадим Шахнарян. — Люди со скромным достатком вынуждены уповать на помощь государства, богатым пенсия не нужна, и лишь у среднего класса новость о том, что они теперь еще больше будут отдавать из своих доходов нынешним пенсионерам, вызвала негодование.

Традиционную альтернативу формирования будущего дохода много лет составляли инвестиции в недвижимость. Однако с 2012 года эта тенденция пошла на спад. Кризис, снижение платежеспособности населения, высокая конкуренция на фоне все большего предложения квартир создают угрозу рынку и снижают доходность. Ставки ренты по самым ходовым (однокомнатным) квартирам растут медленно, а инвестиции в приобретение велики. Чем больше людей рвется именно в квартирные рантье, тем хуже живется всей этой категории в целом. Не говоря уже о высоком пороге входа — для полноценного рентного дохода необходимо получать деньги хотя бы с трех квартир. А это общие инвестиции не менее 8 — 9 млн рублей.

— Недвижимость как сегмент инвестиций на Урале в целом находится в подвешенном состоянии уже года два-три, — комментирует директор риэлторского агентства «Доходный метр» (Тюмень) Ирина Поддубная. — Однако привычка к «квадратным метрам» осталась, и это выражается в росте интереса к зарубежной недвижимости. Например, покупают квартиры в крупных городах и на курортах в Восточной или Южной Европе. Постоянный спрос на мониторинг рынка недвижимости в Чехии, Черногории, Хорватии, Словении, Испании. Причем за два года, с 2012-го, объем сумм, которые готовы вкладывать в это направление, вырос не менее чем на 15%.

Руслом для «денежного потока» становятся валютные инвестиции. «К нам обращается все больше людей с доходами 120 — 180 тыс. рублей в месяц, которые хотят начать формировать свою собственную пенсионную программу, — рассказывает директор группы регионов ГК TeleTrade Полина Кузнецова. — Они не доверяют государству и при этом недовольны доходностью НПФ. Увеличивающийся дефицит государственной пенсионной системы только подливает масла в огонь опасений. Представители среднего класса ищут другие инструменты инвестиций. Важно, что эти люди, как правило, в работе финансовых рынков не разбираются, сами управлять своим накоплениями не готовы, поэтому востребуют различные варианты доверительного управления.

В целом опросы февраля-марта 2014 года, проводившиеся инвестиционными агентами в нескольких крупных городах Урала среди частных вкладчиков и инвесторов с суммой вложений более 2,5 млн рублей, подтверждают тенденцию к сокращению активных инвестиций в недвижимость и осторожный рост спроса на валютные инвестиции. Осторожный, как правило, по причине отсутствия опыта. На этом фоне стоит ожидать обострения конкуренции между инвестиционными компаниями за возможность управлять частными вложениями среднего класса.

Некуда вложить

В целом ощущается дефицит доступных для среднего класса инструментов инвестиций. К примеру, стало заметно меньше тех, кто вкладывает средства в ПИФ: большинство фондов не дали ожидаемого результата. «Пайщики сейчас очень не уверены в фондах и выводят средства. По нашим данным, каждый второй человек, инвестировавший в паевые фонды более 1 млн рублей личных средств в 2013 году, отмечает убытки, еще около 35% зафиксировали небольшой, но недостаточный для них рост капитала. И лишь примерно 13% сообщили о положительном результате от вложений, — отмечает эксперт инвестиционной компании GORDON (Челябинск) Ирина Вяткина. — Началась эта тенденция в первой половине 2013 года, когда только за первые три месяца ПИФы в России потеряли почти 2 млрд рублей».

Опрошенные специалисты уверены, что от более консервативных способов накоплений, например вкладов в банках, представители среднего класса не откажутся. По мнению банковских аналитиков, эти категории инвесторов просто не привыкли заглядывать «за горизонт» и пока ограничиваются среднесрочными инвестиционными инструментами. «К наиболее популярным среднесрочным инвестициям у представителей среднего класса стоит отнести ПИФ, еврооблигации (обеспечивают доходность выше банковских депозитов в валюте), и разнообразные структурные продукты, привязанные к динамике цен тех или иных активов с гарантией возврата инвестированной суммы, — полагает управляющий директор, главный аналитик Инвестиционного департамента ВТБ24 Станислав Клещев. — В сегменте долгосрочных вложений первенство остается за формированием долгосрочных портфелей акций, накопительным страхованием жизни и добровольными пенсионными накоплениями.

При этом все больше частных лиц делают ставку на альтернативные варианты инвестиций.

— События способствуют постепенному росту инвестиционной активности среднего класса. Верхняя прослойка этой категории граждан все больше инвестирует в валюту и золото (чаще через доверительное управление), а те, у кого доходы позволяют, — в зарубежную недвижимость, — отмечает Полина Кузнецова.

— Будущее экономики страны зависит от настроения тех, кто создает новые бизнесы, работает в успешных компаниях и развивает самые ценные компетенции на рынке труда. В случае недовольства эти люди не протестуют на площадях, и лишь немногие из них реально готовы эмигрировать. Но им достаточно поставить пару подписей, чтобы перевести свои накопления в акции какой-нибудь зарубежной компании, вложить их в международные финансовые рынки, — резюмирует Игорь Крылов, частный инвестор и совладелец торговой компании «Виктория» (Тюмень).

Основная проблема нынешнего положения — не в инвестиционной близорукости среднего класса, а в том, какой вектор развития страны представляет этой аудитории правительство. А транслирует оно готовность в интересах государственной политики резко ухудшать инвестиционный климат и разгонять инфляцию. В результате и предлагаемые отечественные инвестиционные инструменты не вызывают особого доверия. Такое поведение не особо заметно, но оно подтачивает экономику и разрушает главное — связь интересов активной части населения с будущим своей страны.