Банки прошли тест на COVID

Тема недели
Москва, 24.08.2020
«Эксперт Урал» №31-35 (828)
Банковская система России безболезненно прошла первую фазу коронакризиса. Задача момента — определиться с ролью в постковидной реальности

www.acexpert.ru

Бизнес глазами банков: клиент выжил…

Полтора месяца карантина (апрель и первая половина мая) отразили все индикаторы развития экономики. По итогам полугодия промышленный выпуск в стране снизился на 4,4%. Гораздо хуже выглядит динамика платных услуг населению: в субъектах макрорегиона Урал и Западная Сибирь падение объемов — от 13% в Удмуртии до почти 30% в Свердловской области. Что ожидаемо: сервисный сектор практически прекратил работу, реальные располагаемые доходы населения существенно сжались — за второй квартал падение составило 8%.

О масштабах влияния СOVID-19 на сектор предпринимательства говорит и динамика транзакционной активности бизнеса. По словам управляющей филиалом Альфа-Банка в Свердловской области Елены Разумовской, в апреле количество транзакций со стороны малого и среднего бизнеса в ее банке по сравнению с мартом сократилось на 22%, в мае — на 25%.

Частично компенсировать удар коронакризиса удалось за счет государственных программ поддержки бизнеса и населения. 

— Во многом благодаря этому фактору и постепенному снятию ограничений к июню количество транзакций начало выравниваться, начался даже рост некоторых операций, в частности валютных платежей, — говорит Елена Разумовская.  

Одним из основных каналов трансляции помощи на микроуровень стал банковский сектор. По оценкам Минэкономразвития, в рамках льготных программ кредитования предприниматели заключили кредитные соглашения на сумму более 1 трлн рублей, из них более 96 млрд — кредитные соглашения на сохранение занятости под 0% (37,8 тыс. договоров), 148 тыс. договоров на сумму 347 млрд рублей заключено при получении ссуд под 2% годовых.

Кроме того, банки предложили отдельным категориям клиентов отсрочки по обслуживанию кредитов на своих условиях, а также кредитные каникулы в рамках специально разработанной программы («3 по 1/3»). Отсрочки по всей системе предоставлены на сумму 16 млрд рублей.

Данные банков подтверждают востребованность этих форм поддержки.

По словам управляющей банком «Открытие» в Свердловской области Натальи Алемасовой, ее банк провел реструктуризацию обязательств малого и среднего бизнеса по договорам 528 клиентов, общая сумма кредитного портфеля, на который распространились отсрочки, составляет 14 млрд рублей в целом по стране: «При этом потребность в реструктуризации снижается, что говорит о восстановлении активности в сегменте малого и среднего бизнеса».

Высок оказался запрос на кредиты для сохранения занятости:

 — У нас выделенные лимиты на ссуды по 2% годовых закончились через пять дней. В целом по банку таких кредитов было выдано на 1 млрд 160 млн рублей, — говорит Наталья Алемасова.

…Но не весь

Однако избирательный подход к поддержке предпринимательства в разгар пандемии не позволил удержать многие бизнесы на плаву. Правительству и Центробанку не удалось найти универсальные рецепты поддержки для всех предприятий, почувствовавших на себе влияние пандемии, отмечает управляющий филиалом АК Барс Банк в Екатеринбурге Андрей Кремнев:

— У нас есть ряд клиентов, которые по показателям годовой выручки относятся к категории малого и среднего предпринимательства, однако по прочим критериям, прописанным в законе 214-ФЗ, они таковыми не являются, поэтому действие закона о предоставлении отсрочек в рамках госпрограмм на них не распространяется. Но банки разработали собственные программы реструктуризации задолженности предприятий.

Многие компании из сегмента малого и среднего бизнеса, получившие падение выручки, не попали в список пострадавших областей, соглашается Наталья Алемасова:

— Один из наших клиентов — компания из сферы производства отделочных материалов, чья продукция реализуется конечному потребителю через крупные розничные сети. Когда закрылись торговые цент­ры, где преимущественно расположены такие магазины, предприятие практически остановило отгрузку продукции. Фактически компания пострадала из-за введенных эпидемиологических ограничений, но так как этот код ОКВЭД не включен в список, предприятие получило огромные убытки за время простоя и не смогло воспользоваться мерами поддержки. 

Ограничения продемонстрировали и другую проблему российской экономики — высокий уровень нелегального сектора. Особенно это касается рестораторов: у большинства часть персонала находится в серой зоне, и по этой причине владельцы не смогли воспользоваться кредитами на поддержку занятости, рассказывает председатель правления банка «Кетовский» Евгений Кафеев:

 — Малый и средний бизнес — основная клиентская группа нашего банка, конечно, мы пошли навстречу и в рамках собственных программ дали отсрочку по кредитам ряду клиентов, в общей сложности реструктурировано 8% кредитного портфеля на 170 млн рублей. Работая над этой проблемой, мы увидели, что выиграли предприниматели, которые вели легальный бизнес. Они получили поддержку и продолжают развивать бизнес, в том и числе и с помощью кредитных ресурсов. Кредитный портфель нашего банка с 1 апреля вырос на 10% и составляет сейчас 2 млрд 300 млн рублей.

Возможно, мы не увидим больших дефолтов

Отсрочка по обязательствам позволит не только удержать бизнес и избежать роста безработицы. Этот инструмент снижает риски роста просроченной задолженности в банковском секторе. Но масштаб возможных проблем пока оценить сложно. Эффективность кредитных каникул можно будет просчитать в сентябре, когда закончится срок их действия, полагает Андрей Кремнев: «У некоторых клиентов сейчас выручка превышает динамику прошлого года, это дает надежду, что бизнес будет восстанавливаться быстрее, чем мы ожидали, и, возможно, с учетом эффекта от реструктуризации мы не увидим больших дефолтов».

 Многие предприниматели в сложных условиях сумели быстро адаптироваться, делится наблюдениями директор дивизиона «Екатеринбург» Уральского банка реконструкции и развития Олег Попков:

— Наши клиенты из сферы общественного питания очень быстро перевели каналы продаж на «доставку на дом»: одни подключились к агрегаторам, другие организовали свою курьерскую службу. По моим ощущениям, в ближайшей перспективе мы увидим на рынке взрыв развития курьерской доставки, большие инвестиции в данное направление идут со стороны крупных игроков. Кроме того, многие торговые предприятия включили в линейку товаров новые позиции — средства личной гигиены и товары первой необходимости.

Безусловно, банки в этой ситуации, по словам Олега Попкова, ощутили спад доходов от таких услуг, как инкассация наличных, однако стало больше запросов на интернет-эквайринг:

— В целом многие клиенты стали активнее задействовать цифровые технологии, и это заставляет нас тоже перестраиваться. Digital-клиент и офлайновый клиент — это две разные категории с отличающимися запросами и вызовами. Поэтому мы сейчас в своем банке пересматриваем программы развития транзакционной активности.

Кто станет драйвером

Аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» считают, что по итогам года, несмотря на все сложности, сегмент кредитования малого и среднего бизнеса покажет рост на уровне 12 — 14%. Но в целом совокупный портфель корпоративных кредитов увеличится всего на 5 — 6%. Драйвером рынка останется ипотека, в этом сегменте подъем составит 15%.

По словам Натальи Алемасовой, запросы на ипотеку резко активизировались сразу после существенного снижения ключевой ставки на 1% 19 июня, тогда количество заявок выросло в 2,5 раза:

— Сейчас заявленная ставка по ипотечным продуктам по программе с государственной поддержкой составляет 6,5% годовых, а многие предлагают уже и ниже 6%. Платежи по такой ставке может обслуживать семья даже с небольшим доходом, и приобретение недвижимости для домохозяйств видится вполне оправданным, поскольку арендовать жилье становится дороже, чем взять ипотеку и купить собственную квартиру. Поэтому мы большую ставку делаем на ипотеку, по итогам полугодия мы уже видим темп роста портфеля в нашем банке на треть.

Необеспеченное кредитование ожидаемо замедлится с 20% в предыдущие годы до 13 — 14%, и в основном это будет связано со снижением объема выдач новых займов.

Вероятнее всего, банки сосредоточатся на продуктах рефинансирования. Чтобы нарастить портфель в новых условиях, им придется менять продуктовую политику и развивать дистанционные каналы, считает Олег Попков: «Потребность в ресурсах у людей есть, в июне объем заявок на кредиты по сравнению с аналогичным периодом 2019 года в нашем банке вырос на 19%. Мы уже ввели оперативно возможность получения кредита без посещения офиса. Кроме того, мы существенно пересмотрели скоринговые модели».

Безофисное будущее

Активное проникновению дистанционных каналов продаж — не единственное новое решение, меняющее банковскую индустрию.

 Ограничения во время режима самоизоляции заставили банки пересмотреть многие подходы к управлению персоналом и, как показала дискуссия, сейчас в банковском бизнесе идет анализ антикризисной практики и поиск возможностей применения решений в посткоронавирусной действительности.

— В нашем банке сейчас идет большая работа над выбором моделей организации труда, мы изучаем, какие функции можно вести в удаленном режиме, какие оставить в офисе, — рассказывает Наталья Алемасова. — Исходя из этого мы и перестраиваем работу подразделений в банке. Все это будет учитываться при планировании развития сети, колл-центра, ИТ-хабов. Но в целом количество рабочих мест в офисах будет сокращаться.

 — Мы разделили сотрудников на две категории, — делится опытом Олег Попков. — Треть сотрудников головного банка работает в офисе, чтобы обеспечивать системность и непрерывность процессов, а 70% поделены на группы, которые работают в режиме 4/10: четыре дня в офисе,

десять дней дома. То есть вся эта схема позволяет нам вести деятельность и офлайн, и онлайн. Это обеспечит режим общения с коллегами, потому что качество бизнес-процессов во многом еще зависит от сформировавшихся практик и привычек.

 Банки немало инвестируют в обучение персонала, и именно в этом направлении удаленные технологии открывают новые возможности повышения эффективности банковской деятельности, считает управляющий филиалом ПСБ в Екатеринбурге Ринат Иржанов:

— Мы получаем возможность оптимизировать затраты за счет снижения расходов на транспорт, гостиницы и экономии времени сотрудников. Над другими процессами мы еще думаем, но организация обучения как минимум основного персонала в ПСБ однозначно перейдет в режим онлайн.

Сценарии будущего

Реализация бизнес-планов отдельных банков, как и сценарии развития банковской отрасли в целом, будут зависеть и от эпидемиологической ситуации, и от макроэкономических факторов. Согласно обновленному прогнозу Банка России, ВВП по итогам года снизится на 4,5 — 5,5%, общее сокращение инвестиций составит 5,7 — 7,7%. Прогноз основан на ожидаемой средней цене нефти на уровне 38 долларов за баррель и инфляции ниже 4%.

Краткосрочные прогнозы аналитических групп не сильно отличаются от ведомственных. Так, по мнению руководителя Центра аналитики и экспертизы

ПСБ Николая Кащеева, динамика цен на нефть во многом будет зависеть от волевых решений ОПЕК+ и маневра ключевых глобальных игроков нефтяного рынка: 

— По моим оценкам, цена нефти в этом году будет держаться несколько выше 40 долларов за баррель, и это дает шанс сланцевым производителям существовать более-менее нормально, в этом случае рынок остается взвешенным. Цены на нефть, несмотря ни на что, продолжают оказывать существенное давление на соотношение доллара и рубля. На мой взгляд, в этом году доллар будет находиться в диапазоне 72 — 77 рублей. В целом по итогам года с учетом COVID-19 российская экономика просядет примерно на 5%.

Понятно, что этот сценарий не будет реализован, если завтра окажется, что вторая волна эпидемии — это реальность для всего мира. Слишком много в этом году неэкономических дестабилизирующих факторов.

При прогнозировании развития любой индустрии, в том числе и банковской, придется учитывать новые вызовы, и далеко не все они связаны с COVID-19. По версии многих экономистов, мир находится в конце большого экономического суперцикла. Для России ситуация обостряется структурными диспропорциями экономики. Именно эти факторы в наибольшей степени будут формировать основу долгосрочных стратегий развития банковского сектора.     

Взвешенный подход

И бизнесу, и банкам необходимо более пристальное внимание к оптимизации затрат и расчету рисков, считает председатель правления банка «Нейва» Константин Левушкин

Председатель правления банка «Нейва» Константин Левушкин  014_expert_ural_31-1.jpg
Председатель правления банка «Нейва» Константин Левушкин

— Наш банк всегда отличался консервативным подходом к формированию активов, мы никогда не стремились к агрессивному наращиванию портфелей. Это позволяет нам поддерживать устойчивость и надежность. И такая стратегия показывает эффективность: в 2019 году по результатам плановой проверки Банка России у нас был ноль рублей доначисления резервов по нашему розничному кредитному портфелю. Следуя этой стратегии, мы с 2017 года вообще прекратили кредитование малого и среднего бизнеса, потому что посчитали это направление невыгодным с точки зрения баланса соотношения риск/доходность/издержки. Но с конца 2019 года ЦБ РФ ввел серьезные регуляторные послаб­ления для банков в кредитовании малого бизнеса, и мы увидели для себя возможность вернуться на этот рынок. У нас сформировалась сильная клиентская база из числа частного регионального бизнеса. Эту категорию клиентов привлекает качество расчетно-кассового обслуживания в нашем банке, и мы решили предложить еще и кредитные продукты для поддержки оборотного капитала. Решение совпало с периодом введения жестких ограничений в стране, но, как оказалось, спрос на кредитные продукты со стороны бизнеса есть, и за два месяца мы сформировали кредитный портфель в объеме 350 млн рублей.

Конечно, в целом в экономике деловая активность снизилась. Наши наблюдения за клиентскими потоками показывают, что транзакционная активность клиентов в апреле просела до 60% от уровня марта. Но уже в мае началось восстановление: по итогам мая этот показатель составил 80% относительно марта, в июне — 95%, по данным июля, показатель превышает мартовский уровень. То есть наши клиенты восстанавливаются, начинают работать.

 Огромное влияние на банковский бизнес в этом году будет оказывать снижение ставок. Как мы видим, ключевая ставка снижается ускоренными темпами. Это приводит к компрессии процентной маржи и, соответственно, к снижению доходности банковского бизнеса. К тому же в целом фундаментально риск в банковском секторе увеличивается. Экономика не растет, а процентная маржа банковского сектора снижается. Но наши расчеты показывают, что консервативный подход не приведет к существенному увеличению риска в структуре общего портфеля банка.

Сейчас и бизнесу, и банкам необходима стратегия более пристального внимания к оптимизации затрат. В нынешней ситуации это как никогда важно. Особый акцент стоит делать на развитии дистанционных каналов продаж, что позволяет существенным образом снизить издержки. По итогам второго квартала доля дистанционных продаж банковских продуктов у нас существенно выросла. 

Изменения на рынке депозитов

Светлана Ковалева, руководитель Абсолют Банка в Екатеринбурге

Светлана Ковалева, руководитель Абсолют Банка в Екатеринбурге 025_expert_ural_31-1.jpg
Светлана Ковалева, руководитель Абсолют Банка в Екатеринбурге

— Как изменилась средняя сумма депозита за год?

— За год средняя сумма вклада в Абсолют Банке в Свердловской области выросла на 8%. При этом премиальные клиенты увеличивали суммы своих депозитов более активно — в среднем на 20%. Это говорит о высоком доверии к банку.

— Как меняется средний срок вклада?

— Сегодня средний срок, на который открывают вклады наши клиенты, — 285 дней. Но есть тенденция к увеличению. В частности, набирают популярность депозиты со сроком размещения 1,5 — 2 года. Они позволяют зафиксировать доходность на более длительный срок.

— Какая часть вкладов открывается дистанционно?

— Среди новых клиентов Абсолют Банка доля вкладов, открытых дистанционно, выросла с 6,2% в 2019 году почти до 50% в июле 2020 года. В интернет-банке «Абсолют Online» и мобильном приложении «Абсолют Mobile» нашим клиентам доступен полный функционал, связанный с депозитами. Их можно открыть и продлить буквально в три клика. Отмечу, что играет роль не только удобство, но и выгода. Абсолют Банк дает клиентам дополнительную надбавку к действующим ставкам — 0,15% годовых за открытие вклада онлайн.

— Насколько уменьшилась доходность рублевых вкладов за год?

— За год в целом по рынку доходность рублевых вкладов уменьшилась на 1,5 — 2% годовых.

— Будут ли банки повышать ставки по вкладам?

— Из-за снижения ключевой ставки Центробанка в ближайшие месяцы все банки будут постепенно уменьшать ставки вслед за главным индикатором. Если у вас есть свободные денежные средства, то есть смысл открыть вклад и зафиксировать доходность на длительный срок.

— Какие типы вкладов наиболее популярны у вкладчиков?

— Почти 70% клиентов Абсолют Банка в Свердловской области выбирают классический депозит «Абсолютный максимум+» сроком на 1 — 2 года. Именно он позволяет «поймать» максимально высокий процент ставки. На втором месте по востребованности — «Растивклад». Это вклад с капитализацией процентов, его можно закрыть досрочно, и при этом ранее накопленные проценты не обнулятся. 

На цифровые рельсы

Пандемия ускорила перевод бизнес-процессов в удаленные каналы коммуникации и в бизнесе, и в банках, отмечает директор сети офисов Райффайзенбанка в Екатеринбурге Ольга Маутер 

Директор сети офисов Райффайзенбанка в Екатеринбурге Ольга Маутер  013_expert_ural_31-1.jpg
Директор сети офисов Райффайзенбанка в Екатеринбурге Ольга Маутер

— В период пандемии мы опросили владельцев малого бизнеса, и опрос показал, что ограничения, связанные с распространением коронавируса, не коснулись только трети представителей сектора. Лишь 2% смогли даже нарастить обороты и увеличить клиентскую базу, 65% столкнулись с убытками или другими негативными событиями.

Главным средством сохранить и поддержать бизнес стал перевод сотрудников и процессов в онлайн, полностью или частично. 16% опрошенных искали новые проекты, актуальные в данный момент, а основной бизнес поставили на паузу. Еще 13% сокращали сотрудников. 29% отметили, что в их бизнесе практически ничего не изменилось, ограничения их либо не коснулись, либо действовали непродолжительное время.

Ограничения вывели цифровые форматы и каналы работы с клиентами на первый план. Отчасти он был вынужденным, отчасти ускорил процессы, которые уже намечались. Активнее всего в цифровые каналы бизнес переводил бухгалтерию и обмен документами с банком и контрагентами, а также взаимодействие с налоговой службой и другими госорганами.

Карантин изменил и наши приоритеты: например, мы в банке долго думали над тем, чтобы сделать колл-центр удаленным, а из-за ограничений за несколько недель перевели его в такой формат. Кроме того, в этот период мы внедрили формирование декларации в онлайн-бухгалтерии и бесплатную доставку справок и выписок, чтобы клиенты реже выходили из дома.

Большинство опрошенных владельцев бизнеса не пользовались кредитами на зарплаты и кредитными каникулами. 57% респондентов не хотят реструктурировать кредит или брать каникулы, опасаясь испортить кредитную историю. Только 8% получили отсрочку по кредитным платежам. Кредиты на зарплаты также нужны были не всем: получили такой заем около 3% опрошенных, 64% заявили, что пока обходятся своими силами, а 33% по разным причинам не получили заем.

После снятия ограничений большинство предпринимателей планируют возобновить активную работу. Самая популярная стратегия — вернуться к временно замороженным контрактам. Многие планируют продолжить работу в текущем режиме, потому что он оказался продуктивным — использовать элементы удаленной работы, цифровые сервисы и внешних подрядчиков для выполнения некоторых задач.

Нужны новые инвестиции

Мир находится в конце большого экономического суперцикла. Но для России стоит вызов — инвестиции, которые модернизируют экономику по-настоящему, убежден руководитель Центра аналитики и экспертизы ПСБ Николай Кащеев

Руководитель Центра аналитики и экспертизы ПСБ Николай Кащеев 012_expert_ural_31-1.jpg
Руководитель Центра аналитики и экспертизы ПСБ Николай Кащеев

— COVID-19 хотя и нечто непревзойденное по масштабам, но эпидемию надо воспринимать как абсолютный форс-мажор, на который мы повлиять не можем. Гораздо важнее то, что мир находится еще и в конце большого экономического суперцикла.

В кризис 2008 года стало ясно, что в частном секторе кредитование уже достигло максимума возможностей для расширения и, следовательно, для роста мировой экономики, по крайней мере, ее важнейших центров. Если раньше каждый очередной доллар кредита давал более одного доллара прироста номинального ВВП, то теперь прирост составляет в хорошем случае только пятьдесят центов. Кредитование растет быстрее, чем растет мировая экономика, в частности просто в силу того, что значительная часть новых кредитов идет на рефинансирование и обслуживание предыдущих. А проблема в том, что другого метода роста мировая экономика пока не знает. Стало понятно, что дальше рост экономик мог идти исключительно за счет удешевления кредитных ресурсов, даже ухода в область отрицательных ставок. В результате мы получили второй индикатор, свидетельствующий о завершении цикла, — падение «в ноль» доходности, иначе говоря, процентных ставок. Сейчас никакого другого кардинального решения, кроме замены экспансии частного кредитного капитала повальным государственным и квазигосударственным субсидированием, в мире нет.

Распределение финансовых ресурсов в мире переходит в руки центральных банков и министерств финансов. Очевидно, мировая экономика должна выходить на другую траекторию, где главную роль должны сыграть новые технологии и различные последствия их применения. Подобные технологии в принципе есть, и в финансах тоже. Но отдельные элементы экономики будущего, такие как блокчейн, новая энергетика, никак не складываются в полную картину. Причина, в частности, в том, что центральные банки мира держатся за старую парадигму всеми возможными способами, правительства даже готовы на частичную отмену некоторых базовых положений капиталистической рыночной экономики во имя сохранения прежней экономической системы. В период пандемии ФРС, Европейский центральный банк, Банк Японии и Китайский народный банк уже напечатали примерно 5 трлн долларов. Это ситуация, когда деньги почти ничего не стоят. При этом реальной инфляции в мире нет, потому что эти деньги в массе своей не попадают в итоге в карман конечного потребителя. Эти деньги предназначены для оживления кредитования, но, как мы знаем, цикл завершен, кредитная экспансия уже малоэффективна. 

В России есть свои особенности. Для нас наибольшую опасность представляют структурные слабости. В чем они?

В США, например, темпы роста ВВП почти полностью совпадают с пиками загрузки производственных мощностей. Это логично, потому что когда экономика «молотит на полных оборотах», то и задействовано максимальное количество ресурсов. У нас, к сожалению, не так.

Для России первый пик максимальной загрузки мощностей пришелся на период до кризиса 2008 года, второй максимум мы видели в 2013 году, когда было полностью задействовано почти 65% мощностей, третий пик был в 2018 году, тогда тоже было задействовано 65% мощностей. На первом пике российская экономика росла темпами около 9% в год, почти как Китай. На втором пике рост ВВП составил всего около 4%. В 2018-м ВВП уже рос мизерными для развивающейся экономики темпами, 2,5%. И это, повторимся, несмотря на максимальную загрузку производственных мощностей.

Это говорит о том, что роста производительности труда почти нет. Нам сейчас необходимы инвестиции, которые действительно перевооружат, модернизируют экономику по-настоящему, а не только продолжат заменять часть выбывших, изношенных основных фондов. И СOVID здесь не является каким-то системно важным фактором.

Акцент на скорость

Доступ малого и среднего бизнеса к инструментам государственной поддержки обеспечивают цифровые банковские технологии, уверен управляющий филиалом ПСБ в Екатеринбурге Ринат Иржанов

Управляющий филиалом ПСБ в Екатеринбурге Ринат Иржанов 011_expert_ural_31-1.jpg
Управляющий филиалом ПСБ в Екатеринбурге Ринат Иржанов

— Для банка, который активно работает в сегменте МСП, одним из важнейших критериев является транзакционная активность клиентов — объем платежных операций и эквайринг. В апреле этого года мы зафиксировали глубочайший спад, особенно со стороны микро- и малого бизнеса, чуть в наименьшей степени — со стороны среднего бизнеса. Корпоративный бизнес из сектора оборонно-промышленного комплекса активность практически не снизил, это говорит о том, что промышленность работала стабильно. Но уже в мае мы увидели тенденцию на восстановление объемов, и в июне она укрепилась. После частичного открытия ресторанного бизнеса наметился и рост эквайринговых операций.

 Естественно, мы в этот сложный период стремились поддержать клиентов через льготное кредитование по государственным программам. Колоссальным спросом пользовались кредиты на поддержку занятности под 2%. В этой программе участвует много банков, и, по нашим наблюдениям, конкурентные преимущества получили банки, имеющие технологии для быстрого принятия решений при рассмотрении заявок клиентов. Без наличия автоматизированных систем в таком объеме удовлетворить запросы бизнеса было практически невозможно. Поскольку ПСБ уже давно инвестировал в развитие цифровых технологий кредитования малого и среднего бизнеса, это позволило нам не только ответить на запрос со стороны наших клиентов, но и привлечь новых.

На уровне региона мы видим возможности роста кредитного портфеля МСП, несмотря на кризисные явления. Кроме участия в госпрограммах, этот рост обеспечит кредитная поддержка ключевых секторов экономики, например, строительной индустрии, мы продолжаем рассматривать заявки и принимать положительное решение о предоставлении финансирования застройщикам, даже в самые пиковые и трудные месяцы мы выделили несколько кредитных линий для реализации проектов строительства жилья в Свердловской области.

Параллельно с финансированием застройщиков мы поддерживаем спрос на жилье за счет ипотеки. Об этом говорит внушительная динамика роста ипотечного портфеля: наш объем выдачи превышает результаты марта, апреля и июня прошлого года. В первую очередь это связано с действием государственной программы и программы поддержки молодых семей. Кроме того, ПСБ со своей стороны разрабатывает дополнительные льготные условия по этим двум программам. В совокупности со специальными предложениями со стороны застройщиков все это делает жилье более доступным, и многие люди именно сейчас принимают решения об улучшении жилищных условий.           

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№31-35 (828) 24 августа 2020
Битва при Куштау
Содержание:
Основа для восстановления

Банковский сектор Уральского региона показал устойчивость к кризисным явлениям, оснований для генерации рисков нет, уверен начальник Уральского ГУ ЦБ Рустэм Марданов

Реклама