Банки прошли тест на COVID

Ирина Перечнева
24 августа 2020, 00:00
  Урал

Банковская система России безболезненно прошла первую фазу коронакризиса. Задача момента — определиться с ролью в постковидной реальности

www.acexpert.ru

Бизнес глазами банков: клиент выжил…

Полтора месяца карантина (апрель и первая половина мая) отразили все индикаторы развития экономики. По итогам полугодия промышленный выпуск в стране снизился на 4,4%. Гораздо хуже выглядит динамика платных услуг населению: в субъектах макрорегиона Урал и Западная Сибирь падение объемов — от 13% в Удмуртии до почти 30% в Свердловской области. Что ожидаемо: сервисный сектор практически прекратил работу, реальные располагаемые доходы населения существенно сжались — за второй квартал падение составило 8%.

О масштабах влияния СOVID-19 на сектор предпринимательства говорит и динамика транзакционной активности бизнеса. По словам управляющей филиалом Альфа-Банка в Свердловской области Елены Разумовской, в апреле количество транзакций со стороны малого и среднего бизнеса в ее банке по сравнению с мартом сократилось на 22%, в мае — на 25%.

Частично компенсировать удар коронакризиса удалось за счет государственных программ поддержки бизнеса и населения. 

— Во многом благодаря этому фактору и постепенному снятию ограничений к июню количество транзакций начало выравниваться, начался даже рост некоторых операций, в частности валютных платежей, — говорит Елена Разумовская.  

Одним из основных каналов трансляции помощи на микроуровень стал банковский сектор. По оценкам Минэкономразвития, в рамках льготных программ кредитования предприниматели заключили кредитные соглашения на сумму более 1 трлн рублей, из них более 96 млрд — кредитные соглашения на сохранение занятости под 0% (37,8 тыс. договоров), 148 тыс. договоров на сумму 347 млрд рублей заключено при получении ссуд под 2% годовых.

Кроме того, банки предложили отдельным категориям клиентов отсрочки по обслуживанию кредитов на своих условиях, а также кредитные каникулы в рамках специально разработанной программы («3 по 1/3»). Отсрочки по всей системе предоставлены на сумму 16 млрд рублей.

Данные банков подтверждают востребованность этих форм поддержки.

По словам управляющей банком «Открытие» в Свердловской области Натальи Алемасовой, ее банк провел реструктуризацию обязательств малого и среднего бизнеса по договорам 528 клиентов, общая сумма кредитного портфеля, на который распространились отсрочки, составляет 14 млрд рублей в целом по стране: «При этом потребность в реструктуризации снижается, что говорит о восстановлении активности в сегменте малого и среднего бизнеса».

Высок оказался запрос на кредиты для сохранения занятости:

 — У нас выделенные лимиты на ссуды по 2% годовых закончились через пять дней. В целом по банку таких кредитов было выдано на 1 млрд 160 млн рублей, — говорит Наталья Алемасова.

…Но не весь

Однако избирательный подход к поддержке предпринимательства в разгар пандемии не позволил удержать многие бизнесы на плаву. Правительству и Центробанку не удалось найти универсальные рецепты поддержки для всех предприятий, почувствовавших на себе влияние пандемии, отмечает управляющий филиалом АК Барс Банк в Екатеринбурге Андрей Кремнев:

— У нас есть ряд клиентов, которые по показателям годовой выручки относятся к категории малого и среднего предпринимательства, однако по прочим критериям, прописанным в законе 214-ФЗ, они таковыми не являются, поэтому действие закона о предоставлении отсрочек в рамках госпрограмм на них не распространяется. Но банки разработали собственные программы реструктуризации задолженности предприятий.

Многие компании из сегмента малого и среднего бизнеса, получившие падение выручки, не попали в список пострадавших областей, соглашается Наталья Алемасова:

— Один из наших клиентов — компания из сферы производства отделочных материалов, чья продукция реализуется конечному потребителю через крупные розничные сети. Когда закрылись торговые цент­ры, где преимущественно расположены такие магазины, предприятие практически остановило отгрузку продукции. Фактически компания пострадала из-за введенных эпидемиологических ограничений, но так как этот код ОКВЭД не включен в список, предприятие получило огромные убытки за время простоя и не смогло воспользоваться мерами поддержки. 

Ограничения продемонстрировали и другую проблему российской экономики — высокий уровень нелегального сектора. Особенно это касается рестораторов: у большинства часть персонала находится в серой зоне, и по этой причине владельцы не смогли воспользоваться кредитами на поддержку занятости, рассказывает председатель правления банка «Кетовский» Евгений Кафеев:

 — Малый и средний бизнес — основная клиентская группа нашего банка, конечно, мы пошли навстречу и в рамках собственных программ дали отсрочку по кредитам ряду клиентов, в общей сложности реструктурировано 8% кредитного портфеля на 170 млн рублей. Работая над этой проблемой, мы увидели, что выиграли предприниматели, которые вели легальный бизнес. Они получили поддержку и продолжают развивать бизнес, в том и числе и с помощью кредитных ресурсов. Кредитный портфель нашего банка с 1 апреля вырос на 10% и составляет сейчас 2 млрд 300 млн рублей.

Возможно, мы не увидим больших дефолтов

Отсрочка по обязательствам позволит не только удержать бизнес и избежать роста безработицы. Этот инструмент снижает риски роста просроченной задолженности в банковском секторе. Но масштаб возможных проблем пока оценить сложно. Эффективность кредитных каникул можно будет просчитать в сентябре, когда закончится срок их действия, полагает Андрей Кремнев: «У некоторых клиентов сейчас выручка превышает динамику прошлого года, это дает надежду, что бизнес будет восстанавливаться быстрее, чем мы ожидали, и, возможно, с учетом эффекта от реструктуризации мы не увидим больших дефолтов».

 Многие предприниматели в сложных условиях сумели быстро адаптироваться, делится наблюдениями директор дивизиона «Екатеринбург» Уральского банка реконструкции и развития Олег Попков:

— Наши клиенты из сферы общественного питания очень быстро перевели каналы продаж на «доставку на дом»: одни подключились к агрегаторам, другие организовали свою курьерскую службу. По моим ощущениям, в ближайшей перспективе мы увидим на рынке взрыв развития курьерской доставки, большие инвестиции в данное направление идут со стороны крупных игроков. Кроме того, многие торговые предприятия включили в линейку товаров новые позиции — средства личной гигиены и товары первой необходимости.

Безусловно, банки в этой ситуации, по словам Олега Попкова, ощутили спад доходов от таких услуг, как инкассация наличных, однако стало больше запросов на интернет-эквайринг:

— В целом многие клиенты стали активнее задействовать цифровые технологии, и это заставляет нас тоже перестраиваться. Digital-клиент и офлайновый клиент — это две разные категории с отличающимися запросами и вызовами. Поэтому мы сейчас в своем банке пересматриваем программы развития транзакционной активности.

Кто станет драйвером

Аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» считают, что по итогам года, несмотря на все сложности, сегмент кредитования малого и среднего бизнеса покажет рост на уровне 12 — 14%. Но в целом совокупный портфель корпоративных кредитов увеличится всего на 5 — 6%. Драйвером рынка останется ипотека, в этом сегменте подъем составит 15%.

По словам Натальи Алемасовой, запросы на ипотеку резко активизировались сразу после существенного снижения ключевой ставки на 1% 19 июня, тогда количество заявок выросло в 2,5 раза:

— Сейчас заявленная ставка по ипотечным продуктам по программе с государственной поддержкой составляет 6,5% годовых, а многие предлагают уже и ниже 6%. Платежи по такой ставке может обслуживать семья даже с небольшим доходом, и приобретение недвижимости для домохозяйств видится вполне оправданным, поскольку арендовать жилье становится дороже, чем взять ипотеку и купить собственную квартиру. Поэтому мы большую ставку делаем на ипотеку, по итогам полугодия мы уже видим темп роста портфеля в нашем банке на треть.

Необеспеченное кредитование ожидаемо замедлится с 20% в предыдущие годы до 13 — 14%, и в основном это будет связано со снижением объема выдач новых займов.

Вероятнее всего, банки сосредоточатся на продуктах рефинансирования. Чтобы нарастить портфель в новых условиях, им придется менять продуктовую политику и развивать дистанционные каналы, считает Олег Попков: «Потребность в ресурсах у людей есть, в июне объем заявок на кредиты по сравнению с аналогичным периодом 2019 года в нашем банке вырос на 19%. Мы уже ввели оперативно возможность получения кредита без посещения офиса. Кроме того, мы существенно пересмотрели скоринговые модели».

Безофисное будущее

Активное проникновению дистанционных каналов продаж — не единственное новое решение, меняющее банковскую индустрию.

 Ограничения во время режима самоизоляции заставили банки пересмотреть многие подходы к управлению персоналом и, как показала дискуссия, сейчас в банковском бизнесе идет анализ антикризисной практики и поиск возможностей применения решений в посткоронавирусной действительности.

— В нашем банке сейчас идет большая работа над выбором моделей организации труда, мы изучаем, какие функции можно вести в удаленном режиме, какие оставить в офисе, — рассказывает Наталья Алемасова. — Исходя из этого мы и перестраиваем работу подразделений в банке. Все это будет учитываться при планировании развития сети, колл-центра, ИТ-хабов. Но в целом количество рабочих мест в офисах будет сокращаться.

 — Мы разделили сотрудников на две категории, — делится опытом Олег Попков. — Треть сотрудников головного банка работает в офисе, чтобы обеспечивать системность и непрерывность процессов, а 70% поделены на группы, которые работают в режиме 4/10: четыре дня в офисе,

десять дней дома. То есть вся эта схема позволяет нам вести деятельность и офлайн, и онлайн. Это обеспечит режим общения с коллегами, потому что качество бизнес-процессов во многом еще зависит от сформировавшихся практик и привычек.

 Банки немало инвестируют в обучение персонала, и именно в этом направлении удаленные технологии открывают новые возможности повышения эффективности банковской деятельности, считает управляющий филиалом ПСБ в Екатеринбурге Ринат Иржанов:

— Мы получаем возможность оптимизировать затраты за счет снижения расходов на транспорт, гостиницы и экономии времени сотрудников. Над другими процессами мы еще думаем, но организация обучения как минимум основного персонала в ПСБ однозначно перейдет в режим онлайн.

Сценарии будущего

Реализация бизнес-планов отдельных банков, как и сценарии развития банковской отрасли в целом, будут зависеть и от эпидемиологической ситуации, и от макроэкономических факторов. Согласно обновленному прогнозу Банка России, ВВП по итогам года снизится на 4,5 — 5,5%, общее сокращение инвестиций составит 5,7 — 7,7%. Прогноз основан на ожидаемой средней цене нефти на уровне 38 долларов за баррель и инфляции ниже 4%.

Краткосрочные прогнозы аналитических групп не сильно отличаются от ведомственных. Так, по мнению руководителя Центра аналитики и экспертизы

ПСБ Николая Кащеева, динамика цен на нефть во многом будет зависеть от волевых решений ОПЕК+ и маневра ключевых глобальных игроков нефтяного рынка: 

— По моим оценкам, цена нефти в этом году будет держаться несколько выше 40 долларов за баррель, и это дает шанс сланцевым производителям существовать более-менее нормально, в этом случае рынок остается взвешенным. Цены на нефть, несмотря ни на что, продолжают оказывать существенное давление на соотношение доллара и рубля. На мой взгляд, в этом году доллар будет находиться в диапазоне 72 — 77 рублей. В целом по итогам года с учетом COVID-19 российская экономика просядет примерно на 5%.

Понятно, что этот сценарий не будет реализован, если завтра окажется, что вторая волна эпидемии — это реальность для всего мира. Слишком много в этом году неэкономических дестабилизирующих факторов.

При прогнозировании развития любой индустрии, в том числе и банковской, придется учитывать новые вызовы, и далеко не все они связаны с COVID-19. По версии многих экономистов, мир находится в конце большого экономического суперцикла. Для России ситуация обостряется структурными диспропорциями экономики. Именно эти факторы в наибольшей степени будут формировать основу долгосрочных стратегий развития банковского сектора.