Битва за минареты

Сергей Сумленный
13 июля 2007, 17:44

Строительство мечетей все чаще превращается в Германии в повод для уличных столкновений. Прошедшая на неделе в Берлине демонстрация противников возведения в городе крупнейшей в регионе мечети вылилась в столкновения протестующих с защитниками идеи строительства, в основном представителями местных левацких антифашистских организаций. 20 человек задержаны полицией, однако аресты участников уличных драк вряд ли могут потушить огонь религиозно-этнической розни.

Закутанная в черную паранджу по самые глаза демонстрантка несет плакат: «Шариат? Спасибо, не надо!» Рядом с ней шагает другой противник возведения мечети, на его плакате – цитата из суры Корана: «Убивайте неверующих, где бы вы их ни встретили, изгоняйте их из тех мест, откуда они вас изгнали, ибо для них заблуждение хуже, чем смерть от вашей руки». Жители северного берлинского района Панков всерьез обеспокоены планами местной турецкой общины по возведению в столице крупнейшей в регионе мечети. Двухуровневое здание с пятнадцатиметровыми минаретами должно стать религиозным центром для местной мусульманской общины, которая пока что собирается для молитвы в своих квартирах.

«Мы не против ислама, но мечеть – это не религиозный объект, – говорит один из демонстрантов. – Это центр пропаганды, это склад оружия, это место отдыха боевиков». Такой взгляд на мечети – не слишком радикальный для современной Германии, в которой год от года зреет недовольство турецко-исламской экспансией. Хотя немцы действительно предпочитают пока не признаваться публично в своей нелюбви к исламу, подобные взгляды, согласно социологическим опросам, в той или иной мере разделяет около 60% граждан страны. Недоверие к заявлениям мусульманских союзов о том, что в мечетях проповедуют исключительно идеи мира и добра, постоянно растет: лишь на прошлой неделе премьер-министр земли Нижняя Саксония, член правящей в стране консервативной ХДС Кристиан Вульф заявил, что пятничная молитва в немецких мечетях должна по возможности проводиться на немецком языке. Многие эксперты расценили это высказывание не только как требование к имамам способствовать большей интеграции в немецкое общество проживающих в стране мусульман, большинство которых плохо говорит по-немецки, но и как требование большей прозрачности исламской проповеди. Не секрет, что в большинство немецких мечетей внедрены осведомители спецслужб, которые, однако, не всегда могут адекватно оценить содержание проповеди, ведущейся на турецком языке. Также проповедь на турецком часто дает исламской общине больший простор маневра в случае судебного процесса о закрытии общины. Обвиняемый в проповеди насилия имам всегда может сослаться на «языковые особенности турецкого языка» и сказать, что немецкий перевод проповеди выглядит более агрессивным, чем турецкий оригинал.

 

Собор с видом на мечеть

Между тем сегодняшний конфликт вокруг строительства берлинской мечети – далеко не единственный в своем роде. Первые звоночки общественного противостояния вокруг строительства мечетей в Германии прозвенели еще полтора года назад. Тогда Турецко-исламский союз DITIB – крупнейшая действующая в Германии религиозно-этническая организация, имеющая 870 отделений по стране и объединяющая около 70% из 3,1 млн мусульман, проживающих в ФРГ, – выступила с инициативой строительства в Кельне центральной немецкой мечети. Гигантское здание с 55-метровыми минаретами и огромным 35-метровым куполом должно было стать крупнейшей мечетью Европы. В ней предполагалось устроить не только молельные места для двух тысяч мусульман, но и библиотеку, классные комнаты и даже бизнес-центр.

Планы строительства мечети вызвали бурю протестов среди жителей Кельна, увидевших в проекте непосредственный вызов традиционной христианской религии. Немецкие медиа мгновенно окрестили центральную мечеть «великой мечетью» и задались вопросом, насколько согласуется такое строительство с образом Кельна, знаменитого в первую очередь своим великолепным собором. Хотя реакция представителей католической церкви была более чем сдержанной (так, кардинал Йоахим Майснер заявил, что строительство мечети – это положительный факт, способствующий интеграции мусульман, вынужденных до сих пор молиться в не приспособленных для этого помещениях, ютящихся на задворках домов), обычно достаточно секулярные немецкие интеллектуалы с энтузиазмом встали на защиту христианских ценностей. Самым радикальным предложением стала недавняя идея писателя и журналиста Гюнтера Вальраффа, заявившего о своих планах устроить в мечети – когда та будет построена – публичные чтения «Сатанинских стихов» иранского автора Салмана Рушди, приговоренного за их написание к смертной казни. По мнению Вальраффа, такое чтение стало бы началом культурного диалога между исламом и европейской культурой. «Я предлагаю это вполне серьезно – я понимаю, что после этого мне может угрожать смерть, но я не из пугливых», – заявил журналистам Вальрафф.

 

Диалог глухого с глухим

Абсурдное в своей серьезности предложение Вальраффа как нельзя лучше иллюстрирует тот тупик, в котором находится немецко-исламский диалог. Сделанные от чистого сердца предложения немецкой стороны чаще всего просто оскорбительны для проживающих в стране мусульман, поведение же мусульман зачастую идет вразрез со всеми представлениями немцев о допустимых для современного европейского общества нормах поведения.

На этой неделе федеральный канцлер Ангела Меркель собиралась встретиться с представителями организаций, объединяющих проживающих в стране мигрантов. Встреча, громко названная «Саммитом интеграции», должна была продемонстрировать жителям страны прогресс в сфере разработки миграционного законодательства и готовность немецкого государства более разносторонне относиться к программам культурно-социальной интеграции мигрантов. Правительство намеревалось завоевать сердца мигрантов обещаниями в полтора раза – с 600 до 900 часов – увеличить объем преподаваемых иностранцам курсов немецкого языка, а также планами создать дополнительные места для мигрантов, желающих получить новое профессиональное образование. Однако крупнейшие мусульманские союзы страны, включая DITIB, со скандалом отказались от приглашения и заявили о бойкоте саммита. Причиной такой демонстративно резкой реакции стало намерение правительства ужесточить процедуру въезда в страну жен мигрантов. В рамках нового иммиграционного законодательства на въезд в Германию может претендовать лишь супруга, достигшая 18 лет и владеющая немецким языком. Для проживающих в стране мусульман – в первую очередь турок, – предпочитающих «выписывать» себе с родины молодую жену, чаще всего из «хорошей семьи», жившей в крохотной деревне, это равносильно запрету на брак вообще. Исключительно скандальная реакция мусульманских союзов естественным образом вызвала гневную отповедь немецких властей. «Никто не смеет ставить ультиматумы немецкому правительству, особенно когда речь идет о законах, принятых парламентом», – заявила канцлер Меркель и провела саммит без участия представителей организаций, объединяющих большинство проживающих в стране мигрантов. Это вряд ли может укрепить взаимопонимание между немцами и иностранцами-мусульманами, однако ни одна из сторон не намерена идти на компромисс в споре о том, как именно должна выглядеть подлинная интеграция.